Отава

Опубликовано: 16 декабря 2013 г.
Рубрики:

poklosie-w.jpg

Кадр из польского фильма «Отава» (Poklosie)
Кадр из польского фильма «Отава» (Poklosie)
Кадр из польского фильма «Отава» (Poklosie)
Отава

 The Aftermath / Poklosie

Сценарист и режиссер Владислав Пасиковский

Эта смелая и благородная польская картина касается одной из самых черных страниц в истории Польши. Говоря библейским языком, она вкладывает персты в не зажившие раны. Слово «отава» означает траву, которая вновь вырастает после покоса на том же месте. Фильм говорит о том, что темное прошлое не изжито и прорастает в настоящее.

Действие происходит в 2001 году, в захолустной польской деревеньке Гуровка. Сюда приезжает из Америки Франтишек Калина (Иренеуш Шоп), который эмигрировал двадцать лет назад. Он вернулся, потому что беспокоится за младшего брата Юзека (Мачей Штур), живущего в Гуровке. Жена Юзека с детьми внезапно и без всяких объяснений бросила мужа и объявилась в Чикаго. Ясно, что дома творится что-то неладное.

Действительно, Франтишек видит, что его брат окружен молчаливой ненавистью. После того, как Юзека избивают парни с лесопилки, он, наконец, объясняет Франтишеку, в чем дело. У себя на поле он собрал надгробья с еврейскими надписями. Во время войны еврейское кладбище было разорено, могильными плитами вымостили улицы. Юзек не смог примириться с тем, что по ним ходят ногами. Он стал выкупать надгробья и свозить их на поле. Простой крестьянин, он не умеет объяснить, почему он это делал. Он только говорит брату: «Нельзя так, неправильно это. За них некому заступиться».

Юзеку нужны деньги на хозяйство, но местный банк не дает ему ссуды даже под залог земли — якобы потому, что у него нет доказательств на право владения этой землей. В поисках документов Франтишек едет в архив. И там выясняется, что покойный отец братьев Калина действительно владел до войны совсем другим участком на заболоченных землях. А хозяином нынешнего участка, на земле получше, был человек с еврейской фамилией. И это не единичный случай. Многие участки, принадлежавшие евреям, перешли к польским крестьянам.

Братья знают, что еврейское население Гуровки погибло от рук нацистов. Но настоящая правда им неизвестна. Они узнают о ней постепенно, и она оказывается настолько чудовищной, что вызывает яростную ссору между ними. Франтишек в гневе и ужасе решает уехать обратно, но в пути узнает о страшной судьбе, постигшей брата...

Владислав Пасиковский принял верное решение — он искусно построил сценарий как детективное расследование, чтобы поддерживать зрительский интерес. Актеры прекрасно играют, точно передана атмосфера действия.

Сюжет «Отавы» вымышленный, но он основан на действительных событиях.

В местечке Едвабне («Шелковое»), по переписи 1921 года, евреи — 757 человек — составляли 62 процента населения. После того, как Гитлер и Сталин в августе 1939 года заключили договор о дружбе, Гитлер немедленно напал на Польшу, чем начал Вторую мировую войну.

Едвабне было захвачено немцами, но уже 17 сентября они передали его Советам. Из этого района было сразу депортировано 22 тысячи человек — как поляков, так и евреев. Евреи попали между Сциллой нацизма и Харибдой сталинизма. Некоторые из них обрадовались Красной армии как защите от фашизма, стали даже сотрудничать с Советами, пошли служить в милицию, участвовали в высылке своих земляков в Сибирь. Это им потом припомнят.

Советский террор и конфискация всего, что можно было отнять, продолжались до 22 июня 1941 года. Тут в Едвабне снова вторглись немцы. Они стали не только убивать евреев, но разжигать ненависть к ним среди местного населения и подстрекать поляков к погромам.

10 июля 1941 года по приказу старосты Кароляка и немецкой жандармерии было схвачено сорок евреев во главе с раввином. Сперва их привели на площадь, избили и приказали расколоть на куски памятник Ленину. Потом убили их в пустом амбаре, и там же зарыли трупы. Затем согнали в этот амбар еще 250 человек, среди которых было много женщин и детей, и сожгли их там живьем. Немецкие фотографы это снимали. Восемь немецких жандармов расстреливали тех, кто пытался выбежать из амбара.

После войны началось расследование. На процессе 1949-50 годов, в сталинские времена, судили 22 поляка, одного приговорили к смерти. Но в тюрьме их пытали, о чем десять человек рассказали на суде, взяв обратно свои признания, и они были оправданы.

В 1960 году в Германии пытались за зверства в Едвабне наказать эсэсовца Биркнера, но не нашли доказательств. Зато всплыло имя другого эсэсовца, Шапера. В 1976 году суд признал его виновным в убийстве поляков и евреев. Ему дали шесть лет, но вскоре освободили по состоянию здоровья, а документы по его следствию исчезли.

В 2000 году польско-американский историк Ян Гросс опубликовал документальную книгу про Едвабне — «Соседи», вызвавшую страстную полемику. Гросс утверждал, что половина населения тех мест расправилась с другой половиной.

В июле 2000 года польский «Институт Народной Памяти» при поддержке парламента начал новое расследование давних событий. За два года удалось найти сто одиннадцать свидетелей, треть из которых была очевидцами. В амбаре в Едвабне провели частичную эксгумацию останков. Число жертв определили между 300 и 400.

Самый страшный вывод был опубликован Институтом 9 июля 2002 года: нацисты подталкивали поляков к убийствам евреев, но исполнителями были сорок поляков, действовавшие в присутствии вооруженных немцев. Остальное население пассивно наблюдало за происходящим.

Уже за год до этого, в июле 2001 года президент Польши Квасьневский выступил на мемориальной церемонии, посвященной 60-летию трагедии в Едвабне. Он признал, что палачами были поляки. Назвал их «преступниками против евреев и Польши». Просил о прощении «от лица тех, кто верит — нельзя гордиться славной историей Польши и не чувствовать в то же время боль и стыд за зло, причиненное поляками другим людям». Большинство местных жителей на церемонию не пришло.

К этому времени, согласно газетному опросу, половина населения Польши знала про Едвабне. Среди людей с высшим образованием эта цифра достигала 81 процента. Решение Квасьневского просить прощения поддерживали сорок процентов.

Еще в 1960 году в Едвабне поставили памятник. На нем было написано: «Место страданий еврейского населения. 10 июля 1941 года гестапо и нацистские жандармы сожгли здесь живыми 1600 человек». В 2001 году памятник убрали и заменили новым, с надписью: «В память евреев из Едвабне и окрестностей, которых сожгли живыми на этом месте 10 июля 1941 года».

11 июля 2011 года на мемориальной церемонии 70-летия трагедии президент страны Бронислав Коморовский снова просил прощения у жертв. 1 сентября на памятнике в Едвабне обнаружили нарисованную свастику и надписи: «Они хорошо горели». «Я не извиняюсь за Едвабне». Правительство осудило вандализм.

Сценарий Пасиковского был задуман после того, как режиссер прочел «Соседей» Гросса. Семь лет длились попытки получить деньги на постановку из государственного кинофонда. Националистов фильм привел в ярость.

На фестивале в Иерусалиме «Ота­ва» получила награду как лучший фильм. В Польше она была выдвинута на семь национальных премий, но дали их только актеру Мачею Штуру и художнику Аллану Старскому. Высоко оценили фильм министр культуры Польши Здроевский и великий польский кинорежиссер Анджей Вайда.

Согласно сайту «Гнилые помидоры», к этой оценке присоединились 88 процентов американских зрителей. У критиков положительная оценка намного ниже — 76 процентов.

Прокат в США у «Отавы» весьма ограниченный. В Лос-Анджелесе фильм идет в двух кинотеатрах. В нашем «арт-хаусе» его сняли уже через неделю. Однако, ведущий критик «Лос Анджелес таймс» Теран назвал его лучшим фильмом недели, а редакция газеты поместила его в рубрику «недооцененных произведений».

****



***** — замечательный фильм

**** — хороший фильм

*** — так себе

** — плохой фильм

 

*— кошмарный