Возрождение американского автопрома

Опубликовано: 16 декабря 2013 г.
Рубрики:

flint2 w.jpg

Это фото сделано во Флинте, Мичиган, на месте исторического входа на автосборочные заводы
Это фото сделано во Флинте, Мичиган, на месте исторического входа на автосборочные заводы. В августе 2013 года здесь проходил 9-й ежегодный смотр автомобилей, в котором участвовало около 40 тысяч машин, и который посетило около полумиллиона жителей окрестностей Детройта. Фото сделано Мичиганской муниципальной лигой, которая пытается оживить жизнь Большого Детройта после кризиса 2009 года.
Это фото сделано во Флинте, Мичиган, на месте исторического входа на автосборочные заводы. В августе 2013 года здесь проходил 9-й ежегодный смотр автомобилей, в котором участвовало около 40 тысяч машин, и который посетило около полумиллиона жителей окрестностей Детройта. Фото сделано Мичиганской муниципальной лигой, которая пытается оживить жизнь Большого Детройта после кризиса 2009 года.
Циркулировавшие несколько лет назад слухи о неминуемой смерти гигантов американской автопромышленности General Motors и Chrysler оказались преувеличенными — обе компании по-прежнему живы и радуют своих акционеров хорошими результатами. Согласно мнению многих специалистов автопроизводителей уберегло от гибели своевременное вмешательство официального Вашингтона. Сначала администрации Буша-младшего, а затем и уже в гораздо большей степени — Барака Обамы. Верно ли, что весьма редкое в Америке плотное сотрудничество частного сектора и государства оказалось в данном случае столь благотворным?

До конца 2013 года государство намерено продать все оставшиеся у него акции General Motors, которые оно получило в залог кредита на 27 млрд. долларов, выданного в 2009 году крупнейшему из трех детройтских автопроизводителей. То, что Министерство финансов делает это именно сейчас, на полгода раньше намеченного срока, отражает укрепление акций GM на бирже. Тем не менее, Минфин закрывает сделку с убытком для казны в 10 млрд., а это значит, что он не очень верит в дальнейший рост этих акций в обозримой перспективе. Чтобы государство вышло в нули, котировки должны подняться еще процентов на десять. Правда, как признался журналистам на условиях анонимности представитель администрации Обамы, задача администрации «не заключалась в том, чтобы заработать на General Motors, а в том, чтобы спасти американский автопром».

После продажи государством последнего блока ее акций — GM сможет начать выплачивать дивиденды по тем ценным бумагам, которые реструктурированная компания выпустила три года назад, а также, возможно, снять, наконец, лимит на размер вознаграждений высших управленцев, который был установлен Вашингтоном в качестве условия предоставления ссуды.

General Motors в последние годы работает с прибылью, осуществляет крупные инвестиции, создает в большом количестве рабочие места. Основная часть ее доходов, однако, приходится не на «зеленые» авто, которые энергично продвигает администрация Обамы, а, как и прежде, на внедорожники и пикапы. Пикапы — это самый востребованный транспорт в строительной индустрии, которая сейчас переживает бум благодаря исключительно дешевому ипотечному кредиту.

Chrysler, младший из трех детройтских богатырей, к которым относится и Ford, тоже получил помощь от государства в 2008-2009 гг., спасшую его от банкротства, но в иной форме, нежели General Motors. Списав часть старой задолженности компании и предоставив ей льготный заем на техническое перевооружение, Вашингтон привлек к Chrysler внимание итальянской компании Fiat, которая была крайне заинтересована в расширении своего присутствия на американском авторынке. Условия, предложенные генеральному управляющему Fiat Серджио Маркионне, выглядели так: чем лучше при нем пойдут дела у Chrysler, особенно с выпуском экономичных и экологически чистых двигателей, тем большую долю сможет приобрести Fiat в корпорации Chrysler, в пределе — стопроцентную.

Chrysler досрочно вернул государственный заем в более чем 7,5 млрд. долларов, показатели ее деятельности в части прибыльности и объема продаж — положительные, и Маркионне готов был выкупить последний блок акций, остающийся у профсоюза Chrysler, чтобы итальянский автогигант смог полностью поглотить американскую корпорацию. Не в последнюю очередь с целью улучшения собственного финансового положения, пошатнувшегося кризисом в Европе. Профсоюз, однако, заупрямился, посчитав предложение итальянца не достаточно щедрым. Теперь вопрос решит рынок: через несколько месяцев в продажу поступят акции обновленной Chrysler, после чего станет понятно, прав ли был профсоюз, отклонив оферту Маркионне.

Как ощущаются последствия заключения государством и частным сектором своего исторического альянса в Мичигане? Он этом говорит Кристофер Дуглас, профессор школы бизнеса университета штата Мичиган в городе Флинт, где располагаются многочисленные предприятия General Motors и Chrysler.

— С точки зрения города Флинта и штата Мичиган спасение федеральным правительством General Motors и Chrysler — явление, несом­ненно, положительное. Без этого заметно возросла бы безработица в Мичигане, а налоговые поступления в штатную казну — сильно уменьшились. Уберечь эти компании от ликвидации на пике разразившегося 6 лет назад финансового кризиса только за счет частных средств было, видимо, невозможно.

По сделке с GM Вашингтон останется в минусе на 10 млрд. Большая ли эта цена за предотвращение негативных социально-экономических последствий свертывания General Motors в общенациональном масштабе? На этот вопрос, боюсь, мы окончательного ответа никогда не получим. Как экономист я, естественно, вижу моральный риск в спасении государством частных предприятий: это стимулирует их к безответственным поступкам, создавая уверенность в том, что власти побоятся дать им умереть, поскольку они такие большие и важные. Именно это произошло с Chrysler после того, как в начале 80-х государство выступило гарантом займов, позволивших фирме удержаться на плаву. Придет ли Вашингтон снова на подмогу General Motors и Chrysler, если их опять залихорадит? Мне кажется, что нет: с этими конкретными компаниями Вашингтон, похоже, исчерпал свой политический капитал.

 

Не все специалисты разделяют прогноз мичиганского профессора, что, если отечественный автопром вновь попадет в полосу трудностей, Вашингтон не придет ему на помощь. Ведь недаром же когда-то говорили: «Что хорошо для General Motors, хорошо для Америки». Впрочем, верно ли это утверждение сегодня? Отвечает ведущий сотрудник Института мировой экономики имени Питерсона Гари Хафбауэр.

— Пока еще рано делать вывод, работает этот тезис в настоящее время или нет. Авторынок в США переживает настоящий бум, и что произойдет с General Motors и Chrysler, когда этот бум закончится, мы не знаем. Сомнений в том, что он когда-то завершится, нет: это бизнес циклический. Реструктуризация, которую провела Chrysler, была более глубокой, чем у GM, среди прочего, в отношениях с профсоюзом, и поэтому ее будущее мне представляется более радужным. Но обе компании, на мой взгляд, переживут и следующий поворот винта.

Если говорить о спонсированной государством реструктуризации, то она оставила после себя много вопросов. Среди необеспеченных кредиторов владельцы акций потеряли куда больше, чем профсоюзы, что было очень необычно, а в случае GM огромные убытки понесли и обеспеченные кредиторы, держатели облигаций, чьи претензии в теории обязаны удовлетворяться в первоочередном порядке.

Я не согласен с большинством своих коллег, когда они говорят о безальтернативности «государственного» сценария спасения General Motors и Chrysler. Мой анализ показывает, что обе компании выжили бы и в результате стандартной процедуры несостоятельности (банкротства — Ред.), хотя необязательно и под старым логотипом, что видно на примере Chrysler. Но это потребовало бы более радикальной перестройки, включая более серьезные уступки со стороны профсоюзов, чего государство не желало допускать. Если Вашингтон хотел сохранить неприкосновенным пенсионный фонд GM и фонд медицинского страхования бывших и нынешних работников, то он мог бы просто национализировать оба эти фонда вместо того, чтобы, по сути, на несколько лет частично национализировать саму компанию, став собственником большого пакета ее акций. Пойдя на этот шаг, государство создало прецедент для более широкого вмешательства в дела бизнеса в экономически трудные времена.