Развод в голубых тонах

Опубликовано: 1 декабря 2013 г.
Рубрики:

lesbosbig.gif

Воспитательницы приюта Алиса Педрейра (на переднем плане)
Воспитательницы приюта Алиса Педрейра (на переднем плане)
Воспитательницы приюта Алиса Педрейра (на переднем плане)
За годы жизни в Америке я писал о проблемах геев не раз. Сначала был творческий соблазн, запретная в Союзе тема вдруг стала доступной. Потом, выигрышность информационных поводов. «Голубые» — нестандартные ребята, с ними не соскучишься. Не одно, так другое отчебучат. То закажут детей от нескольких женщин, потом, при разделе, правовой тупик. Кто папа, кто мама, и как делить ребятишек? То гей-адвокат, как слесарь-сантехник, по пьяни регулярно колотит дома своего сердечного друга. То лесбиянка отказывается давать в суде показания против своей партнерши, обвиняемой в убийстве, считая ее своей законной половиной. Кстати, повод убийства был тоже нестандартным — месть за поруганную честь. Улучив момент, сосед хотел осчастливить женщину, вместо этого осквернил. Пять минут удовольствия стоили ему жизни. То в гейской «шведской семье» сожители убивают третьего лишнего, тело закапывают в подвале своего дома. То... Список славных деяний лучшей части человечества упирается в их особость.

Если быть объективным, кроме эпатажных «парадов гордости» и заскоков отдельных личностей, в основном, геи ведут себя адекватно. Но с одним «пунктиком», с которым они уже полвека не дают покоя обществу, — стремлением быть полностью равноправными с остальной Америкой. Политические бастионы давно пали. Открытые геи-политики, военные, судьи — уже не чудо-юдо, а серая обыденность американской жизни. Экономические вершины тоже покорены. О геях-миллиардерах не слышал, но многие «голубые» — состоятельные люди.

А вот по части семейных прав — непаханое поле для политических и юридических битв. Но геи упёртый народ, не мытьем, так катаньем, движутся к своей цели — в области семейных отношений иметь такие же права, как и гетеросексуальные граждане страны. Заключать и расторгать браки, иметь собственных детей (любым приемлемым для них способом), или усыновлять чужих, владеть совместной собственностью, общими страховыми полисами, наследовать имущество супруга. Перечень прав длинный — свыше ста.

И консервативная Америка шаг за шагом уступает тотальному давлению геев. Пятьдесят лет назад объявить себя «голубым» мог только герой или сумасшедший. Сегодня 14 штатов и округ Колумбия официально признают однополые браки, еще столько же штатов близки к «капитуляции». Пока еще держатся последние двадцать штатов. Среди них мой Кентукки. Но и его постоянно долбят гейскими исками.

Последний из них от Ребекки и Алиши Ромеро, но первый иск такого рода в Кентукки. 25 октября пара подала в семейный суд округа Джефферсон заявление о разводе. В принципе, рутинная юридическая формальность — ни общих детей, ни общей собственности, плюс обоюдное согласие на развод. Но суд не принял заявление, поскольку оно от лесбийской пары.

У Алиши и Ребекки другое мнение — они законные супруги. В какой-то мере, у них есть своя сермяжная правда. Отставная военнослужащая Ребекка (в девичестве Фритч) и сотрудница Луисвиллского университета Алиша Ромеро — обе из Кентукки — официально поженились четыре года назад в Бостоне. Увы, любовь прошла, и распад семьи надо подтвердить юридически.

И нашли где... Кентукки признает только брак между мужчиной и женщиной. Без всяких оговорок и двусмысленностей. В условиях Кентукки иск Ромеро выглядит абсурдным. Какой развод, когда в штате нет другого брака, как между мужчиной и женщиной? Точка. В суде партнершам дали ясно понять — извините, леди, или как вас еще называть, езжайте разводиться туда, где женились. Мы тут не причем.

Выход разумный, но у геев собственная логика и собственная гордость. «Как так? — взвились дамы. — Кентукки наш штат. Мы здесь родились, учились, выросли». За минусом одного года, отданного на алтарь любви. По законам Массачусетса, однополый брак может быть заключен при условии годичного проживания заявителей в штате. Своего рода проверка на прочность чувств и намерений. Ну, а коли мы коренные жительницы Кентукки, хотим разводиться здесь, и только здесь. От слов лесбиянки быстро перешли к делу, подав в Верховный суд Кентукки иск о признании недействительным отказ семейного суда в расторжении их брака. Более того, отказ противоречит Конституции США, гарантирующей равные права всем гражданам страны.

Где два юриста, там, минимум, три мнения. Как и положено в резонансных случаях, иск быстро стал предметом ожесточенных споров среди юридических светил всей страны. Естественно, каждый со своей правдой. Циничные практики сводят этот шум к преднамеренному пропагандистскому вбросу гейского юридического лобби. Лишний повод «поплакаться» на дискриминацию сексуальных меньшинств. Авось, сработает. Сами Ромеро вряд ли бы додумались до исков в Верховный суд, проще съездить в Бостон и развестись. А так эта юридическая бодяга растянется на годы. Но на что не пойдешь ради классовой солидарности? Кстати, аналогичный иск на днях поступил в Верховный суд Техаса, так же, как и Кентукки, не признающим однополые браки.

Несколько слов о прочности гейских союзов. Согласно последней национальной переписи 2010 года в стране в официальном браке насчитывалось 150 тысяч однополых пар. Согласно статистике разводов, однополые браки распадаются вдвое реже традиционных. Я вижу два объяснения этой цифири. Либо мы в два раза легкомысленней геев, либо они больше нас дорожат добытыми в труде и бою браками? Нам, традиционалам, море по колено — хоть каждый год женись. А каково им, бедолагам, через холостяцкие тернии к семейным звездам?

И совсем свежая новость на заявленную тему. Хотя «свежесть» с давней историей. Я о ней писал пятнадцать лет назад. Вкратце сюжет состоит в следующем. В моем штате под патронажем баптистской церкви давно работает волонтерская программа и несколько домов-приютов для детей-сирот и жертв домашнего насилия. РаньшеонаназываласьKentucky Baptist Homes for Children, сейчасSunrise Children’S Services. Проще, Sunrise («Восход»). Впрочем, суть программы осталась прежней.

Пятнадцать лет назад кому-то из персонала попалась на глаза в интернете фривольная фотография воспитательницы приюта Алисы Педрейры. В обнимку с какой-то женщиной и в майке с картой греческого острова Лесбос посреди Эгейского моря, прародины лесбийской любви. В ходе служебного расследования воспитательница призналась в нетрадиционной ориентации, за что была немедленно уволена. Естественно, от пострадавшей тут же последовал суд в иск. Моральная позиция приюта была безупречной — сотрудники религиозного учреждения в работе и быту должны следовать христианским ценностям. Каким добродетелям может научить детей женщина с порочными наклонностями? Следовательно, увольнение законно и справедливо.

Но у администрации и совета попечителей была уязвимая ахиллесова пята — бюджет сиротской программы практически полностью состоял из денег налогоплательщиков. И, если свыше 50 процентов бюджета религиозного учреждения поступает из государственной казны, оно обязано подчиняться светским законам города или штата. Таким образом, увольнение Алисы было незаконным.

Нашла коса на камень. Никто не хотел поступаться принципами. Судебная тяжба лесбиянки с администрацией приюта длилась два года. И закончилась трудным компромиссом. Алису с острова Лесбос все-таки не восстановили на работе, но за двухгодичный вынужденный прогул и моральный ущерб откупились круглой суммой денег...

И вдруг, спустя столько лет, спящий конфликт интересов получает неожиданное продолжение.