О выборах и новом мэре Нью-Йорка

Опубликовано: 16 ноября 2013 г.
Рубрики:

5-го ноября в Нью-Йорке, Нью-Джерси, Виргинии, Алабаме демократы и республиканцы оспаривали мандаты в местные и федеральные органы власти.

В Колорадо избирателям было предложено решить, будет ли облагаться налогом марихуана, поступающая в открытую продажу в их штате, по ставке 25 процентов; 11 сельских районов Колорадо, возмущенные легализацией наркотика, поставили у себя на референдум вопрос об отделении.

В штате Вашингтон прошел плебисцит по введению обязательной маркировки генетически модифицированных продуктов питания.

Жители Хьюстона определяли будущее легендарной спортивной арены Astrodome: сохранить ее в качестве стадиона или переоборудовать в гигантский выставочный конференц-центр.

В Виргинии, которая еще недавно была оплотом республиканцев, демократам представился шанс овладеть всеми ключевыми органами власти и управления за исключением нижней палаты легислатуры. За их кандидата на должность губернатора Терри Маколиффа энергично агитировали президент Обама и бывшая первая чета Билл и Хиллари Клинтон. Костяк электората Маколиффа составляют прогрессистски настроенные жители ближайших пригородов столицы. Его противник Кен Куччинели привлек на свою сторону тяжеловесов Республиканской партии. Куччинели симпатизируют члены «Движения чаепития», оружейное лобби, фермеры. Повышенный интерес политического истеблишмента к Виргинии не был случаен, там действительно произошло яростное идеологическое сражение обеих ведущих партий. Завершилось оно в пользу демократов.

В городе Нью-Йорке тоже произошла смена режима, череду триумфов мэров центристов и правоцентристов, начавшуюся в 1993 году, нарушил политик левых взглядов Билл де Блазио, до последнего времени — городской омбудсмен. Он легко одолел республиканца Джо Лоту, бывшего начальника Транспортного управления, который позиционировал себя как «крепкий хозяйственник». В успехе де Блазио комментаторы не видят, однако, ничего сенсационного, никакого тектонического сдвига. А только желание подавляющего большинства электората «Большого Яблока», где демократов в шесть раз больше, чем республиканцев, вернуть в кресло мэра идейно близкого человека. Победы идейно чуждых Рудольфа Джулиани и Майкла Блумберга нью-йоркские демократы объясняют аномалиями: сначала — беспрецедентно высоким уровнем преступности в городе, затем — реакцией на теракты 11 сентября.

Билл де Блазио — коренной ньюйоркец. Женат на афроамериканке, от которой у него двое детей-подростков. Один из них — экзотичного вида юноша с прической в стиле «афро». С одной стороны, де Блазио производит впечатление радикала — в свое время он открыто выражал симпатии никарагуанским сандинистам; с другой — он известен как прагматичный комбинатор, умеющий договариваться с политическими соперниками.

То, что республиканец Крис Кристи легко добьется переизбрания на пост губернатора Нью-Джерси, предсказывали все обозреватели. Тут нет ничего неожиданного. В случае Кристи удивляет другое: каким образом деятелю GOP удается сохранять свой стабильно высокий рейтинг в стопроцентно демократическом штате? Традиционно демократическом. Если Джулиани и Блумберг побеждали в Нью-Йорке в силу нештатных обстоятельств, то в Нью-Джерси, если не считать вялый экономический рост и относительно высокую безработицу, ситуация не критическая. И, тем не менее, республиканец легко переизбирается.

Дело, видимо, в личных качествах губернатора: «голубым воротничкам» трудового Нью-Джерси импонирует его грубоватая лексика и крутой нрав. Как импонирует им его несентиментальность и прагматизм: после урагана «Сэнди» Кристи без колебаний встретился с Обамой и даже обнялся с ним, когда тот пообещал ему большую помощь на ликвидацию последствий стихийного бедствия. Партийное начальство республиканцев было этой встречей очень недовольно, зато местные избиратели, включая многих демократов, оценили стойкость своего губернатора и поверили в то, что он — президентский материал.

Автор этих строк, проработавший 5 ноября весь день на своем избирательном участке в Нью-Джерси, может засвидетельствовать, что находившиеся с ним там наблюдатели от Демпартии в середине дня воздержались от звонков отлынивавшим однопартийцам, чтобы те пошли голосовать — из-за опасения, что большинство из них отдадут свои голоса Крису Кристи...

Но вернемся к де Блазио, который набрал 73 процента голосов. Он еще не решил, будет ли его семья жить в официальной резиденции Gracie Mansion, расположенной в живописном месте у набережной The East River, поскольку его сыну Данте далеко ехать оттуда в школу в Бруклин.

Де Блазио объявил, что его жена, афроамериканка Шерлейн МакКрей, поэтесса и спичрайтер, примет самое деятельное участие в отборе и утверждении кандидатов на все важнейшие должности в его администрации.

Средства информации неизменно называют Билла де Блазио «прогрессистом», а программу действий, которую он намерен осуществлять, «прогрессистской». Что значит этот термин в контексте нью-йоркской политики?

За разъяснением я обратился к ведущему сотруднику Манхэттенского института Николь Гелинас:

— Если под словом «прогрессистская» понимать увеличение социальных программ, то прогрессистом является и уходящий мэр Майкл Блумберг. Де Блазио, например, ратует за расширение ассигнований на образование, в том числе, на учреждения для детей ясельного возраста, как будто при Блумберге образовательный бюджет Нью-Йорка не вырос вдвое. То же касается крупномасштабных городских проектов в области транспорта или строительства жилья для малоимущих; администрация Блумберга субсидировала сто пятьдесят тысяч квартир ньюйоркцев, и де Блазио обещает это сохранить. Говоря о налогообложении, де Блазио намерен финансировать свои начинания за счет повышения налогов на обеспеченных нью-йоркцев, и то же самое дважды сделал Блумберг. Новоизбранный мэр и его предшественник употребляют разную политическую риторику, но это не значит, что они сильно отличаются по существу. Поэтому неверно думать, будто обитатели «Большого Яблока» вдруг все дружно радикализировались. Впрочем, Блумберг реально доказал, что в области борьбы с преступностью он был эффективным менеджером. Является ли таковым его преемник, нам еще предстоит узнать.

— Особенно учитывая, что де Блазио считает тактику обеспечения правопорядка, укоренившуюся при Блумберге, реакционной и будет пытаться ее изменить. Но в принципе, из ваших слов следует, что прогрессистская повестка — это не пустые обещания, а вещь абсолютная реальная, кто бы ее ни проводил, — открытый прогрессист или закамуфлированный?

— Абсолютно реальная! Вопрос только в том, насколько меры, предлагаемые прогрессистами, действенны. Для примера: Нью-Йорк тратит сто миллионов долларов ежегодно, чтобы возить малышей на автобусах в ясли за пределами микрорайонов их проживания. Если оценивать эффективность дошкольного образования не по затратам, а по фактически приобретенным знаниям, то не лучше ли за меньшие деньги арендовать пустующую коммерческую недвижимость по месту жительства детей и переоборудовать ее в малые по размеру ясли? Мне кажется, это лучше, чем иметь, как ныне, укрупненные ясли, привязанные к таким же крупным и географически рассредоточенным школьным учреждениям...

— Де Блазио намерен доказать, что он настоящий прогрессист — упразднить тактику нью-йоркской полиции, получившую название «остановить и обыскать», stop and frisk. Хотя зачастую речь идет не об обысках, а лишь о профилактических беседах полицейских с подозрительными личностями, в первую очередь, на улицах криминогенных районов, населенных преимущественно этническим меньшинствами?

— Число «остановок» индивидов, которых полицейские подозревают в незаконном обладании оружием, при Блумберге действительно резко возросло. Однако в то же время резко уменьшилось число убийств — с 2200 в конце 80-х—начале 90-х до 417 в прошлом году. Де Блазио обещает отменить практику «остановить и обыскать» и при этом сохранить положительную тенденцию к уменьшению преступности? Такое по плечу лишь гениальному мэру! Посмотрим, является ли де Блазио таким...

— Гениальность де Блазио совсем не очевидна, и, тем не менее, ньюйоркцы доверили ему управление городом. Что побудило их пойти на столь большой риск?

— Ответ очень прост: предвыборная кампания де Блазио была организована и проведена намного лучше, чем кампания его соперника Джо Лоты. И просто как личность де Блазио внешне более обаятелен, чем Лота. Республиканец, самое главное, не предлагал ничего позитивного, а только пугал избирателей призраком преступности двадцатилетней давности, если они проголосуют за демократа-прогрессиста. Подобная политическая слепота меня изумляет: избиратели в своем выборе не руководствуются тем, что было двадцать лет назад, или что будет через двадцать лет; их волнует день сегодняшний; почему республиканцы об этом забыли? Если в следующем десятилетии преступность в Нью-Йорке снова сильно подскочит, я уверена, что мэр, это допустивший, на своем месте не удержится. Но сегодня преступность не является в нашем городе животрепещущей проблемой. Нельзя исключить, что Лота был бы более компетентен как градоначальник, чем де Блазио, только своей кампанией он доказал прямо противоположное...

— Один из классических прогрессистских доводов, который пустил в ход де Блазио в обоснование своего намерения повысить налоги на состоятельных ньюйоркцев и на корпорации, состоял в том, что 46 процентов других горожан живут у черты бедности. Что вы об этом думаете?

— Это совсем не простой вопрос. Как любой современный мегаполис, Нью-Йорк разнолик, в нем есть всё на любой вкус и на любой кошелек. Даже если ты зарабатываешь совсем немного, скажем, две с половиной тысячи в месяц, то все равно можешь жить абсолютно достойно, поскольку город огромен, и в нем есть дешевая и приличная еда и дешевое и приличное жилье. Больше половины наемной жилой площади в Нью-Йорке по-прежнему стоит меньше тысячи в месяц, а проживание в муниципальных домах — в среднем четыреста тридцать пять долларов. И ввиду контроля над увеличением арендной платы жилец не должен тревожиться, что рост его дохода не поспеет за ростом квартплаты. Новый житель Нью-Йорка может номинально зарабатывать в пять раз больше старожила, но поскольку он платит за свое жилье заоблачно высокую рыночную цену, а не контролируемую как человек, долгие годы живущий в одном месте, то его уровень благосостояния объективно зачастую оказывается не намного выше, чем у аборигена.

Повторю свою мысль: Нью-Йорк — это город, в котором легко существовать достойно, имея даже очень скромный доход. Благодаря развитому общественному транспорту здесь легко передвигаться без машины, платя за транспортные услуги порядка ста тридцати долларов в месяц. В вашем распоряжении множество дешевых или вообще бесплатных городских музеев, библиотек, концертных залов. Мне кажется, что материально комфортнее быть малообеспеченным человеком в Нью-Йорке, чем человеком среднего достатка в глубинке.

— Теперь несколько слов, пожалуйста, о переизбрании республиканца Криса Кристи губернатором такого глубоко демократического штата, как Нью-Джерси?

— Как победа де Блазио не означает, на мой взгляд, внезапную радикализацию ньюйоркцев, так и победа Кристи не знаменует собой сдвига в настроениях традиционного демократического электората Нью-Джерси в сторону консерваторов. Неверно делать из нее вывод, что республиканцы с центристскими взглядами, как у Кристи, это будущее партии, которые гарантированно обеспечат ей успех на президентских выборах. Кристи, как и де Блазио, выиграл в огромной мере благодаря своей личной харизме, благодаря тому, что средний избиратель считает его похожим на себя. А также благодаря недюжинному искусству политика: пойдя наперекор пожеланиям партийного истеблишмента, он в прошлом году тепло принял президента Обаму, обещавшего ему большую помощь на ликвидацию последствий урагана «Сэнди».

 

То, что республиканцы не выиграли в Нью-Йорке, более точно отражает их положение в общенациональном масштабе, чем победа Кристи в Нью-Джерси, считает эксперт Манхэттенского института Николь Гелинас. Избиратели до сорока не отождествляют Республиканскую партию с Рональдом Рейганом и эпохой экономического процветания. Они отождествляют ее с Бушем-младшим, затяжной войной и финансово-экономическим кризисом.