Индейское лето в Индиане

Опубликовано: 1 ноября 2013 г.
Рубрики:
Есть в осени первоначальной
Короткая, но дивная пора —
Весь день стоит как бы хрустальный,
И лучезарны вечера.

 

falls w.jpg

Гостиница Story Inn
Гостиница Story Inn. Фото Алекса Орлова.
Гостиница Story Inn. Фото Алекса Орлова.
Подозреваю, эти строки Федор Иванович Тютчев писал об американском «индейском лете». На русский лад, «бабьем». Ну, а где встречать настоящее «индейское лето», как ни в самом индейском штате Америки — Индиане? Правда, насчет краснокожих в Индиане напряженка — всего 0,3 процента от населения штата. Но, главное, все-таки они есть. Впрочем, в преддверии Хэллоуина, мы с моим приятелем и коллегой Алексом Орловым едем в индианскую глубинку не за скальпами, а провинциальной экзотикой. В обход, насколько возможно, больших дорог и больших городов.

Я питаю давнюю слабость к старым амбарам, мостам, мельницам. Сейчас к ним прибавились провинциальные гостиницы и частные пансионы Bed & Breakfast (B&B). По пути, что Бог пошлет. Вся эта лепота, главным образом, сосредоточена в государственных парках штатов. А их в США — ни много, ни мало — свыше шести с половиной тысяч. Вдобавок к 58 национальным паркам. Путешествуя по стране, иногда кажется, что вся ее территория состоит из заповедных мест. В одной Калифорнии около трехсот парков. В нашем с Алексом Кентукки два национальных парка и пятьдесят в ранге штатовских.

Официальный статус парка не всегда соответствует его действительной популярности. Например, парк Кастер в Южной Дакоте — бизонья столица Америки. Или, американская часть всемирно известного Ниагарского водопада считается парком штата Нью-Йорк. Еще один парадокс. Средняя ежегодная посещаемость национальных парков — 275 миллионов человек, парков штатов — на полмиллиарда больше.

Нам с Алексом повезло не только с погодой, но и с политикой. Мы въехали в Индиану в разгар «шатдауна» — правительственного финансового кризиса — все национальные парки страны «на клюшке». Но в Индиане ни одного национального парка, только 25 парков штата, на них голодный паек не распространяется, и работают они в обычном режиме. В нашем маршруте четыре парка Индианы — Spring Mill, Turkey Run, Lincoln и Harmony.

Первый блин комом. По пути в Spring Mill Park заезжаем на Beck’s Mill (мельницу Бека). Вокруг осенняя идиллия. Погожий денек, на полях рулоны прессованного сена, у домов крошечного тауна оранжевые тыквы и веселые страшилки — верная примета скорого Хэллоуина. В центре деревни колоритное «сельпо» вековой давности, одновременно — местная таверна. Но все закрыто. В том числе — примостившаяся у ручья симпатичная водяная мельница. На полу сельского общественного «М» и «Жо» под целлофаном забавное объявление с просьбой не приватизировать туалетную бумагу. Помню, одним из моих первых курьезных впечатлений об Америке был рулон бумаги на цепи с замком в школьном туалете. Такого я не видел даже в Союзе. Правда, там и бумаги не было.

Справа по борту остается Сеймур — родина первого американского ограбления поезда. Я о нем недавно писал в «Чайке». Но нам туда не надо. Нам нужен Spring Mill State Park, там первый ночлег и заказана гостиница. На въезде в парк берут семь долларов, на поддержание природного заповедника в надлежащем виде. На хорошее дело не жалко. Деньги идут по назначению, видно невооруженным глазом. Ухоженная территория, аккуратные дорожки, цветники, указатели на каждом шагу, двухэтажный паркинг, обязательные для всех парков trails — обустроенные туристические тропы по горам и долам.

До ужина остается часа три. Едем на главную достопримечательность парка — Pioneer Village, этнографическую деревню европейских первопроходцев Индианы. Удивительно красивое место на берегу порожистой речки. По-своему уникальной. В ней водится сразу несколько видов водных змей, в том числе, ядовитых. В деревне — домики первых поселенцев, мастерские, магазины, амбары, кузница, конюшня, аптека, церковь и даже таверна, ее изюминка — одна из красивейших мельниц Индианы. Мельница работающая. Огромное колесо приводит в действие вода, поступающая по желобу длинного каменного акведука. Почти римского. В отличие от других работающих мельниц штата, Spring Mill полностью трудится по технологии XIX века, без применения электричества.

Декоративных, туристических мельниц в США в достатке, но работающих, раз-два, обчелся. По всей стране — 56. В Индиане — шесть, больше, чем в любом другом штате. В отличие от голландских ветряных, большинство американских мельниц водяные. Какие смотрятся лучше — сказать трудно. Мне нравятся и ветряки, и водяные мельницы. У каждого своя эстетика и прелесть. Что особенно впечатляет — огромный размер мельниц. Как правило, это целая фабрика на три-четыре этажа с сотнями приспособлений и механизмов. Во времена, когда они строились, на фоне хижин наверняка смотрелись гигантами.

Едва не попадаю под холодный душ. Позирую перед камерой Алекса у мельничного колеса, как оно вдруг начинает вращаться. Еле успеваю выскочить из-под водопада. Зато всласть наплавались в гостиничном бассейне. Фактически, их два — внут­ри и снаружи. Класс, средина октября, а мы купаемся в открытом бассейне, вода с подогревом. Над нами подозрительно кружат два орла. Но на ужин мы им не достались.

Гостиницы в парках обычно в моем любимом стиле шале. Spring Inn не исключение. Бревенчатый интерьер с каминами и мебелью кантри. В номере кровати из лакированных оглобель, постели под лоскутными одеялами-квилт. Из мебели — кресла-качалки и колченогий стол. Допотопный телевизор... ни холодильника, ни кофе. В ванной — обмылок на двоих. В принципе ничего страшного — одна ночь, если бы только стоимость гостиницы соответствовала набору удобств. С нас взяли 120 долларов, да еще без завтрака, красная цена номера вполовину меньше. Лишний аргумент в пользу — не следует покупать «лошадь», не глядя в зубы. Но раз на раз не приходится. Иногда получаешь больше, чем ожидаешь.

Завтрак оказался под стать гостинице. За десять долларов стакан разбавленного сока, резиновый бекон, порошковый омлет и жидкий кофе. Решаем позавтракать где-нибудь по дороге. На выезде из парка делаем короткую экскурсию по мини-музею одного из первых американских астронавтов Гаса Гриссома, уроженца этих мест. Гриссом дважды летал в космос, каждый раз возвращался на волосок от смерти. Ему крупно не везло с приводнениями. Должен был лететь в третий — Гас был в основном составе команды для полета на Луну. Но все три «лунных» астронавта погибли при испытаниях космической техники. Гриссом мог быть первым человеком на Луне, вместо него им стал Армстронг.

Гостиничка Story Inn мне запала в душу несколько лет назад, когда я прочитал о ней в нашей местной газете. На всякий случай я оставил себе вырезку, и вот она пригодилась. Сначала я планировал остановиться в Story Inn, но что там делать? Вокруг отеля крохотная деревушка, и всё. Решили просто заехать, если повезет, сделать фотографии внутри. О­тель снаружи более, чем колоритен. Ничего похожего я не видел.

А так как Story Inn не только отель, магазин, но и еще сельская таверна, повод для «вторжения» найдется. Завтрак обошелся на пятерку дороже, чем в покинутом шале, но того стоил. Вкусно, все продукты от местных фермеров, и в замечательном интерьере. На стенах и полках утварь, посуда, рабочие инструменты вековой и двухвековой давности, посреди ресторана старинная печь, витражи — настоящий Тиффани! Сок в банках из-под муншайна — американского самогона. Story Inn больше века, и в годы Великого запрета отель был надежной крышей для местных муншайнеров и бутлегеров.

Несмотря на глухомань и кусачие цены, гостиничка пользуется спросом. Особенно, у байкеров. Номера не пустуют. Спрашиваем, без особой надежды, у заплывшей силиконом хозяйки разрешение посмотреть второй жилой этаж, и неожиданно получаем согласие. Женщина-уборщица показывает нам «нумера» в стиле голливудских салунов с цветастыми диванами, кружевными занавесками и чугунными ванными. Уборщица с гордостью уверяет, в Story Inn живут привидения. Ну как же без них в столь почтенном заведении?

На прощание с силиконовой хозяйкой заполняем анкеты на участие в лотерее. В одноименной деревушке Story много лет разыгрывается конкурс «Идиот года». Победителя определяют по заполненным анкетам не только местными жителями, но и любыми желающими. Главный приз — кроме «диплома идиота», бесплатный ужин в таверне и бесплатная ночь в гостинице. Розыгрыш в конце года. Авось повезет?

Гвоздь нашего путешествия — фестиваль крытых мостов в графстве Парк. Крытые мосты есть во многих восточных штатах страны, но нигде столько, как в индианском округе Парк (Parke). 31 мост в одном графстве! Крытые деревянные мосты — одна из примет провинциальной Америки прошлого. Они служили не только по прямому назначению, но и укрытием в непогоду, а также в военных целях в случае необходимости для переброски солдат и техники. В частности, ими широко пользовались в Гражданскую войну. Сегодня по некоторым из мостов продолжают ездить, но главным образом они используются в качестве туристических приманок. И на 100 процентов оправдывают свое «призвание». В графстве Парк — 17 тысяч душ населения, на ежегодный фестиваль мостов каждый год приезжают свыше миллиона человек со всей Америки.

Мы подгадали к самому началу. Сам фестиваль длится десять (!) дней. Что там делать полторы недели, не представляю? И, конечно же, при таком наплыве туристов отели Роквилла и округи забиты до предела. Ближайшая гостиница, которую мне удалось забронировать по интернету, в 35 милях от Роквилла. Для успокоения души заглядываем в Old Jail Inn в центре Роквилла — я положил на нее глаз еще дома при поисках онлайн. Как и в случае со Story Inn, не поживем, так посмотрим. Что нам и удалось сделать с помощью очаровательной и смешливой Дебры, хозяйки гостиницы.

Тюрьма графства исправно трудилась 120 лет, пока ее не закрыли в 1998 году, а заключенных перевели на новое место жительство на окраину Роквилла. До 2010 года трехэтажное здание пустовало, пока ее не купила Дебра со своим другом Тони. Как смеется Дебра, мы и сами не понимали, зачем нужна была эта покупка. Пока им не пришла в голову идея сделать из нее гостиницу Bed & Breakfast.

Задумано — сделано. Гостинице три года. Тем, кому нужны современные удобства, там делать нечего. Гостиница для фана, озорства. Хотя бы на ночь почувствовать себя в шкуре арестанта. В отеле восемь номеров, каждый в честь знаменитого преступника. Джесси Джеймс, Сандэнс и Батч, Ал Капоне, Бонни и Клайд, Джон Диллинджер. Плюс почему-то, Харлей-Дэвидсон и Элвис. В каждом номере двухъярусные нары, железный стол и скамья, естественно, замки и решетки. Туалеты и ванные в коридорах. По желанию, можно купить или взять напрокат полосатую арестантскую робу. Все стены расписаны восторженными отзывами бывших «сидельцев». Чтобы скрасить суровые тюремные будни, к услугам «арестантов» винный погреб. Основной ассортимент алкоголя — продукция местных виноделов.

Несмотря на возраст, на меня иногда находит мальчишеское желание похулиганить. В Дебре я нашел родственную душу, и мы всласть позировали Алексу в тюремных интерьерах на тему влюбленных Бонни и Клайда. В конце фривольной сессии нарисовался Тони, бойфренд Дебры, на том наша арестантская любовь закончилась. Впору делать татуировку — «Нет в жизни счастья».

 

 

Полностью статью можно прочитать в бумажном варианте «Чайки». Подписывайтесь! Информация о подписке в разделе «Подписка»