Фильм «На заднем сиденье» и воспитание у детей «самоуважения»

Опубликовано: 16 августа 2013 г.
Рубрики:

the-way-way-back-3 w.jpg

Лиам Джеймс в роли Дункана в фильме «На заднем сиденье»
Лиам Джеймс в роли Дункана в фильме «На заднем сиденье». Photo © 2013 - Fox Searchlight
Лиам Джеймс в роли Дункана в фильме «На заднем сиденье». Photo © 2013 - Fox Searchlight
На заднем сиденье

The Way, Way Back

Сценаристы и режиссеры Нэт Фэксон и Джим Рэш

Поскольку это фильм на излюбленную здешним кино и ТВ тему — становление подростка, — кажется не лишним начать с того, чему в этом отношении учит «прогрессивная» американская психология. А учит она, начиная с 70-х годов, почти исключительно тому, как воспитать в возрастающем ребенке self-esteem или самоуважение. Принципы этого гуманистического учения такие. «Каждое человеческое существо без исключения достойно безусловного уважения всех остальных людей». Обратим внимание на слова «без исключения» и «безусловно». То есть, речь идет не о том, чтобы развить ум юнцов, научив их разбираться, кто (включая их самих) достоин уважения, а кто, может быть, и не очень — и почему. А о том, чтобы вдолбить им в голову аксиому, не подлежащую обсуждению.

Родители обязаны ребенка любить и уважать. Принимая какие-то решения, обязательно справляться о мнении ребенка. Надо слушать детей. Принимать как их достижения, так и ошибки или неудачи. Нельзя критиковать ребенка, подсмеиваться над ним, ожидать от него совершенства.

В школе детям внушают, что они особенные. Постоянно хвалят, заставляют много говорить о себе и своих достоинствах. Часто ограждают от соревнования, награждают не за победу, а за участие, то есть, просто так, ни за что. (Это выплескивается и во взрослое общество. Заметили ли вы, например, что раньше на вручении «Оскаров» объявляли: «Победитель — такой-то!» Этого уже давно делать нельзя. Раз есть победители, значит, есть и побежденные, а это не полагается — неуважение. Теперь просто говорят: «Оскара получает такой-то»).

И цель всего этого состоит в том, чтобы ребенок «чувствовал себя хорошо». Тогда как, по словам профессора психологии Мартина Зелигмана, «надо учить детей не чувствовать себя хорошо, а поступать хорошо». В своей речи 2005 года профессор прибег к такому сравнению: «Самоуважение можно уподобить спидометру в машине. Он показывает тебе, с какой скоростью ты едешь. Но если хочешь ехать быстрее, надо не спидометр накручивать, а сосредоточить внимание на работе мотора».

Учение о самоуважении исключает воспитание в человеке самоконтроля, настойчивости, работы над собой, чувств стыда и вины. На этом учении выросло целое поколение, которое доктор психологии Джин Туэндж в своей книге 2006 года назвала «Поколение «Я». У него нет уважения к другим людям. Зато самооценка очень высокая. В школах все чаще процветает лень и жульничество. Ученики считают, что равны и родителям, и учителям. Любят подробно разглагольствовать о себе и навязывать эти рассказы кому попало (на этом так пышно расцвело пустое интернетное общение). Неуважение к окружающим выражается и в грязном языке, которым изъясняется молодежь.

Между прочим, очень высокое самоуважение свойственно уголовникам. Ведь один из самых жутких американских преступников Чарльз Мэнсон считал, что он вполне может стать звездой поп-музыки, не хуже Битлзов, и это сыграло большую роль в кошмарных убийствах, совершенных его «Семьей». На суде Мэнсон заявил, обращаясь к окружающим: «Я такой, каким вы меня сделали!» Где пребывал и чем был занят сам мистер Мэнсон в то время, как его делали, он не стал уточнять. Но известно, что воровать он начал очень рано.

Так вот, фильм «На заднем сиденье» берет быка за рога прямо с первого кадра и начинает клеймить тех взрослых, которые грубо попирают детское самоуважение. На заднем сиденье машины, спиной по ходу движения, сидит 14-летний мальчик Дункан. Мальчик, надо сказать, угрюмый и без печати мысли на лице. Его мама спит. А мамин бойфренд Трент ведет машину и допрашивает Дункана: как он сам себя оценивает по шкале от 1 до 10. Дункану это не только не интересно, но явно противно. И актер Стив Кэррел («Сорокалетний девственник»), изменивший здесь своему комедийному амплуа, прямо из кожи вон лезет вместе с режиссерами, чтобы показать, какой этот Трент возмутительный оскорбитель нежной детской души. Дункан, чтобы отвязаться, называет цифру шесть. Трент говорит: «А я бы не оценил тебя больше, чем на три. С тех пор, как мы встречаемся с твоей мамой, я не вижу, чтобы ты старался, дружище! Попробуй за лето повысить свою оценку». Может быть, это заявление могло бы быть поделикатней, но по сути Трент говорит дело. Особенно учитывая, что он все время упоминает о своих серьезных намерениях и называет мальчика с мамой своей семьей. Однако, это явно вызывает в Дункане лютую ненависть, которую авторы фильма предлагают нам разделить.

В курортном массачусетском городке, куда семья приезжает на отдых в доме Трента, Дункана не устраивает все. Это неудивительно, потому что по воле автора его окружают монстры: неприветливая дочка Трента, соседка-алкоголичка с сыном-наркоманом и маленьким сынишкой, кривым на один глаз, которого она все время навязывает в друзья Дункану. Только ровесница Дункана, хорошенькая дочь алкоголички, вызывает в нем симпатию. Спасается Дункан лишь тем, что заводит знакомство с Оуэном, то ли работником, то ли владельцем местного парка водных аттракционов. А знакомство быстро переходит в дружбу. Оуэн взрослый человек, но на самом деле по уму и характеру так и не вошел в зрелый возраст. Это такое веселое, хипповатое, вечно играющее и шутящее дитя. В парке Дункану очень нравится, вода там струится, юные посетители визжат, никто от него ничего особенного не требует, и он начинает там работать целыми днями. В чем, собственно, заключается работа и его, и всех сотрудников, нам не показывают. Это просто такое счастливое, беззаботное место.

Мама Дункана волнуется, куда пропадает ее сын, но замечательный мальчик на вопрос, где он бывает, отвечает «Нигде». На мамино беспокойство ему наплевать. Ведь он хорошо себя чувствует!

У Оуэна есть двое помощников. Один, Льюис, выдает купальники напрокат. Это грустный шут гороховый, который все собирается распроститься с парком, да никак не соберется. Второй, Родди — веселый хам, он учит Дункана, как задерживать девчонок перед началом водного спуска, чтобы вдоволь насмотреться на их задницы. Обоих помощников играют — просто так, для смеха — авторы картины.

Эти люди, Рэш и Фэксон — лауреаты «Оскара». Вместе с режиссером Александром Пейном они в прошлом году были награждены за написание сценария по роману «Потомки» молодой авторши. Это и помогло им получить теперь право на самостоятельную постановку.

Надо сказать, что в обоих фильмах просматривается тема, явно дорогая сердцу авторов. Это право (даже, пожалуй, обязанность) детей вмешиваться в сексуальную жизнь родителей (которые, как известно из новейших учений, им равны). В «Потомках» десятилетняя девочка, не перестающая остроумно материться, участвует наравне с папой и старшей сестрой в расследовании — с кем, кроме папы, спала умирающая ныне в больнице мама. В «На заднем сиденье» гнусный Трент, чтобы повысить свою гнусность, неожиданно предается прелюбодеянию с женой приятеля, и кто, как не Дункан, громогласно разоблачает его перед мамой.

Долг выполнен, связь мамы с Трентом разрушена, и в финале мама демонстративно перебирается к сыну на заднее сиденье. Ясно, что теперь он будет решать, с кем ей вести компанию.

Несмотря на то, что на сайте «Гнилые помидоры» 84 процентам критиков (и 90 процентам зрителей) фильм понравился, в рецензиях высказано немало трезвых суждений. Многие упрекают фильм за вторичность, повторение избитой темы о подростках, взрослеющих за лето. Это кажется мне не важным. Но вот другие оценки. Джош Белл: «Это совершенно поверхностная и надуманная история, где нет ни капли искреннего чувства. Когда Дункан уезжает в конце, не чувствуешь, чтобы он изменился, или повзрослел, или вообще сделал что-либо кроме того, чтобы слоняться из эпизода в эпизод». Энтони Лейн: «Снова очередной угнетенный подросток, волоча ноги, является на авансцену, чтобы показать нам свои горести». Еще один отзыв: «Дункан настолько пуст, что неясно, чем он может быть кому-то интересен, включая зрителей».

Мне на этом фильме было отчаянно скучно.

**

 


***** — замечательный фильм

**** — хороший фильм

*** — так себе

** — плохой фильм

*— кошмарный