Мост через Огайо: цена истории

Опубликовано: 16 июня 2013 г.
Рубрики:

jefferson house moved w.jpg

Первый из пяти исторических домов индианского Джефферсона уже передислоцировали с пути нового моста для хайвэя I-65
Первый из пяти исторических домов индианского Джефферсона уже передислоцировали с пути нового моста для хайвэя I-65. Этот дом был построен в 20-х годах 20 века.  На снимке: перевозка дома по улицам Джефферсона. Video: The Courier-Journal
Первый из пяти исторических домов индианского Джефферсона уже передислоцировали с пути нового моста для хайвэя I-65. Этот дом был построен в 20-х годах 20 века. На снимке: перевозка дома по улицам Джефферсона. Video: The Courier-Journal
Eсли вы будете лететь в Луисвилл, глиссада посадки пройдет над южной Индианой, за рекой Огайо уже Кентукки. Формально по обе стороны реки — два штата, на деле — единая агломерация с населением около двух миллионов человек. Промышленная и культурная «столица» — кентукский Луисвилл, «спальные города» — южная Индиана. Сверху подходы хайвэев к мостам через Огайо-ривер выглядят как клубок вермишели. В народе за ним прилепилось меткое название —Spaghetti Junction («спагетти-узел»).

Луисвилл и южную Индиану соединяют шесть мостов. Три автомобильных, два железнодорожных, еще один — «в никуда». Главная нагрузка ложится на плечи автомобильных мостов, самые чувствительные артерии агломерации. Любой ремонт или обыкновенная авария оборачиваются гигантскими пробками на Spaghetti Junction.

Мосты — вечная головная боль администрации обеих штатов. Строить — долго и дорого, содержать — накладно, стареют — быстро. А главное, сколько ни строй, все равно мало. Самый старый мост округи — Big Four Bridge («мост большой четверки») — тот, который ведет «в никуда». Он построен в 1895 году. Его несколько странное название пошло от первого владельца железнодорожной компании, соединявшей четыре крупных города — Кливленд, Цинциннати, Чикаго и Сент-Луис. Так наш мост стал «большой четверкой».

Big Four честно трудился до 1969 года. Но автомобили и хайвэи задушили железнодорожную компанию. С ее кончиной не нужен стал и мост. Владельцы продали рельсы на металлолом, все остальное досталось в наследство Луисвиллу. Все идеи, куда и как приспособить «подарок», при калькуляциях заканчивались ничем. Бесхозный мост трижды горел. В 1988 году на него нашелся экстравагантный покупатель — президент Коста-Рики Оскар Арайс. Глава банановой республики почему-то решил, что перевезти старый мост для его страны будет дешевле и выгодней, чем строить новый. Но не сошелся в цене с бывшим мэром Луисвилла Джерри Абрамсоном, нынешним вице-губернатором Кентукки.

В конце концов, возобладала идея приспособить многострадальный мост для пешеходов и велосипедистов. Невелик транспортный навар, но хоть какая-то разгрузка между кентуккским Луисвиллом и индианским городом Джефферсонвиллом. И для здоровья полезней пройтись пешком, покрутить педали и подышать речным озоном. Два года назад губернаторы Индианы и Кентукки ударили по рукам. Проект реконструкции и строительства двух съездов по обе стороны оценили в 22 миллиона долларов. 10 — из кармана Индианы, 12 миллионов — от Кентукки.

Мост обещали сдать к июню этого года, но на индианской стороне возникло неучтенное в проекте препятствие — съезд с моста уперся в даунтаун Джефферсонвилла. В 1987 году его внесли в Национальный регистр исторических мест США. Строители уговаривают далекое вашингтонское начальство — вы нам спасибо должны сказать и в ножки кланяться. Можно сказать, избавляем город от рухляди бесплатно, а вы нам палки в колеса. Регистр твердо стоит на своем. Что написано пером... Коли историческое наследие, не тронь ни щепки!

У каждой стороны своя правда. Одно дело, если бы строители решили снести весь исторический центр, но на пути съезда встали всего пять строений. Которые вот-вот сами развалятся, да и смотреть не на что. Тьфу, тоже мне, ценность! Регистр стоит на своем — неважно, какие строения, важно — они в черте Historic District. А это свято, вот и весь сказ.

На самом деле, все эти пять строений конца XIX—начала XX веков архитектурно малозначимые строения, притом в ветхом состоянии. Одно из них вообще трухлявая избушка на курьих ножках с единственным окном. Некоторые бесхозны. О состоянии строений можно судить по рыночной стоимости. От 19 до 111 тысяч долларов. По нынешним временам — не деньги. И при условии, если на этот хлам найдется покупатель, что весьма проблематично.

В результате переговоров Регистр смилостивился и дал строителям шанс на достройку съезда. Передвинуть спорные дома вместе с фундаментами на новое место, но в границах исторического центра Джефферсонвилла. Плюс, произвести капитальный ремонт строений с подведением современных коммуникаций. В итоге «евроремонт» исторических «зданий» оценен в два миллиона долларов, почти в десять раз дороже их оценочной стоимости. С зубовным скрежетом власти города пошли на условия ультиматума.

Редко большое строительство в черте городов обходится без сноса чего-нибудь и ущемления чьих-то интересов. Обычно недовольные или озабоченные граждане борются за сохранение местных реликвий, памятных мест, экологии и т.д. В Джефферсонвилле случилось непредвиденное. Жители исторического района выступили за снос «доисторических» строений. Тридцать рассерженных граждан подали петицию с осуждением бездумного расходования бюджетных средств города на сохранение «крысятников». Но поздно — исторические строения уже «едут» на новое место.

Кому война, кому мать родна. Большие проекты — большие деньги. В России на чемпионатах мира, универсиадах и Олимпиадах воруют в наглую, у нас, в Америке, цивилизованный распил. Чуть не так, сразу в суд. Если твое владение попало под расширение аэропорта, строительство хайвэя, нефтепровода или кладбища, считай, цена твоей земли дома или бизнеса подпрыгнет в разы. Главное, уметь стоять на своем.

Двадцать лет живу в Луисвилле, и все эти годы шло согласование давно решенного вопроса — строительства нового моста через Огайо-ривер — East End Bridge. Большая часть этого времени ушла на судебные волокиты. На удовлетворение судебных исков выплачены сотни миллионов долларов сверх лимита. Начальная проектная стоимость моста 2.6 миллиарда долларов, сегодняшняя — 4,1 миллиарда. Сколько будет завтра, никто не знает. Хотя не все, кто оказался на его пути, зарятся на деньги. Иногда принципы дороже.

 

Подъезд к новому мосту со стороны Кентукки пролегает через состоятельный район Луисвилла с добротными владениями. Одно из них — поместье Друманорд (Drumanard), построенное в 1929 году. С этим поместьем вообще анекдот. По ходатайству городских властей в 1988 году Друманорд был внесен в Национальный регистр исторических мест США. Спустя двадцать лет эти же власти дали задний ход. Мол, погорячились, ничего особенного, таких достопримечательностей у нас пруд пруди, и внесли в Регистр по ошибке. Сейчас хотим ее исправить. 

Полностью статью можно прочитать в бумажном варианте журнала. Информация о подписке в разделе «Подписка».