Бразилия глазами делегата Контрасты Бразилии

Опубликовано: 21 мая 2004 г.
Рубрики:

[окончание, начало в № 9 (20) от 07 мая 2004]

После завтрака — тур по городу. Если тумана не будет — повезут к Corcovado, статуе Христа, с распростертыми руками, обнимающего Рио с высоты почти километра над уровнем моря. Если туман — поедем на “Сахарную голову”, скалу, почти отвесно выступающую из океана. На нее поднимет фуникулер.

До прихода экскурсионного автобуса бегу на пляж, благо он через дорогу от отеля. Одно удовольствие погрузить в песок ноги. Некоторые отдыхающие прогуливаются у самой кромки воды, другие — по тротуару вдоль шоссе или едут на велосипедах по специальной дорожке. Пляж называется Cocacabana — один из самых известных в мире. Множество зонтиков-тентов, пластмассовых лежаков и стульев. Медленно бредет продавец шляп, неся свою продукцию на голове, как огромный разноцветный зонтик. Женщина, черная от загара, — продает полотенца. Пляж отделен от города широкими тротуарами вдоль шоссе. По тротуарам, разрисованным черной и белой красками, идет, бежит, едет армия туристов. Потные, красные, тяжело дышащие. Наготы и складок на животах в три этажа — не стесняются. А по тротуарам на другой стороне шоссе — работники офисов спешат к месту службы. Так здорово — видеть людей, пешеходов на тротуарах! Безлюдные улицы Оклахомы, порой действуют мне на нервы. В такие дни кажется, что находишься на планете, которую населяют одни машины.

Вдоль пляжа редкие киоски, увешанные зелеными кокосовыми орехами. Они полны молока — кокосового. Выберешь один, подашь продавцу, он сделает в нем дырочку и вставит соломинку — и “стакан” с освежающей жидкостью готов.

Пора на автобус. Сегодня туман, поэтому сначала нас повезут на “Сахарную Голову”, откуда открывается вид на город.

За окном автобуса — улицы Рио. После американских — узкие, грязноватые, полные снующих пешеходов. Магазинчики, вывески, балконы зданий с торчащими в них оконными кондиционерами. Жалюзи от солнца. Парк, зелень. Кто-то в автобусе вдруг закричал: “Смотрите, крысы!” Действительно, за решетчатым забором парка у озерца прогуливаются коричневые зверьки с длиннющими голыми хвостами. Гид подтверждает: “Это парк крыс”. Такая вот достопримечательность в Рио.

* * *

Вот и “Сахарная голова”, садимся в вагончик. Вид сверху открывается захватывающий — почти весь город на ладони. Бразильцы стали продавать этот вид — “качать деньги из скалы” — еще в 1920 году. Вагончики тогда были, правда, примитивные, маленькие. Сейчас же вагон вмещает 40-50 человек и на вершину поднимается за 10 минут с остановкой на промежуточной станции. Машины внизу — как разноцветные таракашки, люди — меньше муравьев. Вид действительно захватывающий, незабываемый. Белые кирпичики зданий в зеленых долинах меж прибрежных гор. Рио стоит в широком заливе, и часть города расположена на мысах, выступающих далеко в море. Два из них соединяются самым протяженным в мире мостом — восемь километров. По нему мы поедем через неделю обратно в аэропорт.

Серые тучи висят очень низко и наглухо закрыли солнце. Поэтому статую Христа не видно, даже его стоп. Может, завтра нам повезет.

На верхней станции, на площадке у магазина сувениров, стоит деревянная скульптура женщины с очень тонкой талией — символ страны. Ее волосы, длинные косы, символизируют бразильские леса — джунгли. Грудь — окружающие горы, волнистая линия талии — пляжи, юбка — волны моря.

Налюбовавшись видом города и океана, снова садимся в вагончик — и вниз. У многих от перепада высоты закладывает уши. Но вот и земля. Едем дальше по городу и останавливаемся у ювелирного магазина — тут нас ждет коктейль, договоренность о котором была еще в Америке. Наши мужички налегли на разбавленную водку, женщины же прилипли к витринам. Вот они, знаменитые бразильские самоцветы! Голубой топаз, сиреневый аметист, зеленый изумруд. Но модерновые оправы из белого золота не вызвали у меня восхищения — что-то не то, слишком уж “современно”. Только одна делегатка рискнула заказать серьги из прозрачного топаза — голубые слезинки. Больше никто не решился. Цены оказались дороговаты даже для дам VIP.

Едем дальше. За окнами автобуса металлические трибуны и сооружения, где пройдет парад. Он растянется на полтора километра. Но в туманный день арки и тенты выглядят серо. Как надо сконцентрироваться на параде, чтобы не замечать этих уродливых сооружений! Этому помогут костюмы — красочные, карнавальные. Мне же представляется, что на Карнавале должно быть красиво все — и место его проведения тоже. А тут металлические балки и ступени резали глаз своим безобразием.

Собор Святого Бенедикта — уникальный. Уникальный потому, что целиком построен из сборного бетона. Громадный бетонный купол уходит ввысь. Окна — цветные витражи от пола до потолка, образующие на нем прозрачный крест. Но, честно говоря, бетон — не лучший материал для церковного интерьера. Темно, мрачно, неуютно.

Вот многоэтажный жилой дом в Рио, где машина живет вместе с хозяином. Гараж в таком доме находится на том же этаже, что и квартира его владельца. В доме два лифта — пассажирский, для жильцов, и грузовой — для машин. Такой дом — единственный во всем мире. Эта оригинальная идея почему-то не прижилась.

Вечером в гостиницу прибыли костюмы для знаменитого карнавала, заказанные еще в Оклахоме. Несколько членов делегации выложили дополнительно по две с половиной тысячи долларов за удовольствие остаться в Рио на время праздника, еще на четыре дня. Так владельцы отелей поднимают свои цены в феврале. Я быстренько влезла в один из костюмов — высоченную шапку-шлем из синих и желтых страусиных перьев, широченные наплечники, пояс, как у королевского шута, и прозрачные накидки. Судя по наплечникам, костюм предназначался для мужчин, но какая разница!

Сколько же было загублено страусов! На карнавал я не осталась, но говорят, что после парада все улицы были усыпаны страусиными перьями. Синими, розовыми, желтыми! Но без этих перьев карнавальный костюм — не костюм.

На следующий день снова был туман, и вместо статуи Христа нас повезли в известную на весь мир компанию “Stern” по обработке драгоценных камней. Стройные, как на подбор, служащие компании, в строгих темно-синих костюмах, встретили нас у дверей и повели в демонстрационный зал. Это — длиннющее помещение, где в боксах за стеклом сидят ювелиры и занимаются огранкой камней. Бразильские самоцветы славятся своей чистотой на весь мир. Фотоаппаратами и кинокамерами посетителям пользоваться запрещено. В работе у одного из ювелиров мы увидели алмазное кольцо величиной с куриное яйцо. С ним может поспорить только кольцо Элизабет Тейлор, известной любительницы бриллиантов. Сколько же миллионов долларов оно стоит? И как его носить?

Показав процесс огранки камней и некоторые приемы изготовления ювелирных украшений, нас по лабиринтам повели в огромный зал, где сидят консультанты-продавцы. Намерение компании — не выпустить без покупки ни одного потенциального покупателя. Елейными голосками стройные девушки-китаянки, вьетнамки, филлипинки, островитянки — в кольцах, цепочках и прочих изделиях компании, обволакивают посетителей улыбками и усаживают за столик с образцами. Вначале вежливо интересуются, сколько вы рассчитываете потратить денег на украшения. Потом, откуда ни возьмись, вынимают коробки, в которых сверкают образцы — изделия фабрики. Официанты постоянно разносят бесплатные “дринки” и кофе, создавая уютную атмосферу.

Я держалась стойко, и ни девушкам, ни молодым мужчинам-продавцам не удалось меня совратить. Оставив половину делегации в демонстрационном зале, я попросила отвезти меня обратно в гостиницу. На этом предприятии существует специальная служба доставки посетителей домой или в гостиницу — туда, откуда они приехали на фабрику. Несколько лимузинов и небольших автобусов работают полный день. Мне достался новенький Мерседес, который привез меня в гостиницу, откуда я пошла на встречу с другим ювелиром — на этот раз русским. Его адрес и телефон мне дали на приеме в американском консульстве.

К счастью этот магазин оказался в ста метрах от отеля. Хозяин — Валерий Коваль, который живет в Бразилии с 1949 года. Фашисты угнали его семью на работу в Германию, а после освобождения его родители уехали в Бразилию. Несколько лет назад у Валерия был большой магазин, и приходилось платить большие налоги. Сейчас магазинчик — три небольшие комнатки, торговый зал, кабинет владельца и склад готовой продукции. От налогов господин Коваль освобожден.

В углах магазина — видеокамеры, охрана. Дверь закрыта на кодовые замки. Хозяину семьдесят пять лет, физически крепкий, выглядит значительно моложе своего возраста. Говорит на пяти языках, полон энергии и планов на будущее. Благодаря своей профессии, знаком с президентами многих стран, которые приобретали у него подарки для своих жен и подруг. Все стены магазина увешаны портретами хозяина вместе с известными людьми нашего и уже ушедшего времени — космонавтами, президентами, Элвисом Пресли, другими знаменитостями. Валерий Коваль и вас приглашает в свой магазин — для друзей и соотечественников у него 25% скидка. Изделия его мастерской не уступают “штерновским”, а цены — ниже, так как ему не приходится содержать целую армию консультантов и продавцов. На жизнь ему, как говорится, хватает. Ежемесячно русский бразилец приезжает в Америку со своим товаром.

После официальных встреч — свободное время. Разбредаемся, кто куда. Я — на крышу, в бассейн. Ласковый ветерок, вид на город, теплая голубая вода.

В предпоследний день едем на концерт бразильских танцев “Самба”. Вход $50, зал небольшой, тесный. Но костюмы танцующих, как и отсутствие таковых, — завораживают взгляд. Особенно черно-белое платье одной из девушек под девизом “Рояль”. Это же надо такое придумать! Клавиши по подолу и воротнику из черно-белых страусиных перьев. Но вершина всего — белоснежный наряд королевы. Его носительница буквально “вынесла” его на себе. Какое там танцевать: она еле двигалась под тяжестью платья! Ореол перьев, кринолины, оборки, складки, пояса. Похоже, бразильцы — великие мастера уходить от “грязной” действительности.

В конце представления танцующие спустились со сцены в зал и принялись отплясывать самбу вместе с посетителями. В заключение они исполнили известную американскую патриотическую песню в знак уважения к оклахомцам, которые в ответ свистели и ревели.

* * *

Последний день выдался также очень дождливым. Мы понадеялись, что в городе Teresopolis, расположенном в горах в 160 километрах от Рио, куда мы направились на барбекю, будет солнечно. Ничуть не бывало! Мало того, наш автобус на мокрой горной дороге сломался, и его медленно потащило вниз. Наш эскорт из двух мотоциклистов и полицейской машины, переполошился и по рации вызвал подмогу. Но в Бразилии, как и в России, помощь приходит не скоро. Мы “загорали” под дождем два часа. Некоторые из любопытства, было, сунулись в придорожные джунгли, но выскочили из кустов, как ошпаренные. Им почудилось, что с веток на них уставились какие-то чудища с огромными глазами. Я, и не только я, ступили на муравьиную кучу, и ее обитатели тут же на нас набросились... Приехал мэр города, куда мы направлялись и забрал нашего вице-мэра и его жену, Джуди. Но Мэри Фоллин, наша вице-губернаторша, заявила, что останется в автобусе вместе с народом, что вызвало аплодисменты. Так мы загорали еще час, пока не пришла техпомощь и не отволокла наш автобус на ближайшую бензоколонку. Оттуда нас партиями забрали местные “рафики”.

На барбекю нас пригласил владелец огромных складов, мультимиллионер. Его владения резко отличаются от остальных. Огромная территория в горах, железная ограда, вооруженная охрана и полиция, роскошный особняк с бассейном величиной в два олимпийских, отдельный павильон для приемов на открытом воздухе со сценой и местом для оркестра. Слуги, мерседесы, повара. Другой мир.

Обмен речами, подарками, музыка, напитки, что-то незнакомое в тарелке и мясо в разных видах. Помимо нас на приеме оказалось еще человек сорок, не меньше. Но мне кусок в горло не лез — из головы не выходили пригороды Рио — трущобы. По пути с гор в аэропорт мы увидим их снова.

На обратном пути мое место в автобусе оказалось рядом с оклахомским нефтяным королем. Ему семьдесят пять. Два года назад у него умерла жена, и он решил начать семейную жизнь сначала. Поехал на Филиппины и привез новую жену — 25-тилетнюю девушку. Свою компанию он намерен передать ей и своим четырем детям от первого брака. Детей подвергает различным тестам на предмет выявления у них способностей — кто из них будет силен в бухгалтерии, а кто — в инженерии. Я спросила, чем же будет заниматься его жена. На что старикан мне ответил: “Общим руководством”. Вот так! Тут мы подъехали к трущобам, и я обратила на них внимание “короля”. В ответ он отвернулся и стал читать какой-то проспект, хотя автобус трясло и шатало. Что ж! Богатый бедного не поймет никогда. Не хочет понимать...

Не глазами туриста я смотрела на Бразилию, а глазами возможного поселенца. Прожить можно и в Бразилии, и в Колумбии, и в Мексике. Каждая страна хороша по-своему. Но иногда полезно куда-нибудь поехать, чтобы лучше оценить, что имеешь у себя дома. Подумать — стоит ли менять страну проживания еще раз?