Папа пицца

Опубликовано: 1 июня 2013 г.
Рубрики:

john w.jpg

Джон Шнаттер (второй слева) у входа в одну из новых пиццерий «Папа Джон»
Джон Шнаттер (второй слева) у входа в одну из новых пиццерий «Папа Джон». Photo Courtesy: Twitter
Джон Шнаттер (второй слева) у входа в одну из новых пиццерий «Папа Джон». Photo Courtesy: Twitter
Джону Шнаттеру 52 года, но его имя уже обросло легендами. Якобы, он миллиардер. В одном из его многочисленных домов есть гараж на 22 машины. На телеэкране — рубаха-парень, в реальности — жесткий хищник с мертвой хваткой. И, наконец, Шнаттеру надоел бизнес, его стала интересовать политика. Вроде бы, на следующих выборах он собирается выдвинуть свою кандидатуру на пост президента страны от Республиканской партии. В пользу этой версии говорит один факт. Недавно бывший кандидат в президенты Митт Ромни был гостем Джона Шнаттера и провел в его доме два дня. В большом бизнесе и большой политике ничего случайно не бывает.

На самом деле, все так и не так. Основатель и президент международной корпорации Papa John’s Pizza Джон Шнаттер — богатый человек, но до миллиардера не дотягивает. Он владеет одной третью акций своей компании, оцениваемой в 1,3 миллиарда долларов. Плюс двумя домами. Один, главный, в Луисвилле, штат Кентукки. Другой — «зимний» — на горнолыжном курорте в Юте. И еще у него есть «летний» пентхауз во Флориде. По меркам российских олигархов и ближневосточных нуворишей, его недвижимость весьма скромная. Дом в Луисвилле стоит всего 5,5 миллиона долларов. Из предметов роскоши — самый быстрый в мире частный реактивный самолет Citation 750.

Ни в одном из домов нет личного повара, шофера или постоянной прислуги. Всем хозяйством управляет жена Шнаттера — Аннет. У Джона слабость к спортивным машинам, но у него их всего четыре. Пятая стоит в качестве экспоната в штаб-квартире компании — машина-легенда, с которой и началась блистательная история «Папы Джона». Об этой машине я расскажу чуть позже. Я много раз видел Джона Шнаттера на экране телевизора с рекламой своей пиццы, и всего пару раз «живьем» на каких-то общественных мероприятиях. Невысокий крепыш с густой шевелюрой, располагающей открытой улыбкой, в неизменной красной рубашке и синих джинсах. Если не знать, что это мультимиллионер, его вполне можно принять за развозчика пиццы. Близкие к нему люди утверждают, что нет двух Джонов — на публике и на работе. Он везде одинаков. Другой разговор — у этого с виду простого парня гениальная интуиция в бизнесе. Плюс, удача и везение.

Очередная полу-легенда. Джон — чуть ли не реднек из южной Индианы. И выбился в люди, вопреки всем обстоятельствам. На самом деле, Шнаттер из вполне благополучной и даже респектабельной семьи. Его мать была преуспевающим риэлтором, отец и дед — юристами. Отец однажды даже баллотировался в вице-губернаторы Индианы, но проиграл выборы. Чарльз Шнаттер был по натуре предприимчивым человеком, но невезучим, все его многочисленные затеи заканчивались неудачами. Джон унаследовал неугомонный характер отца, но только в дружбе с фортуной.

Учился в школе с переменным успехом. Блестящие оценки по математике и ужасные по английскому. Закончил колледж по бизнесу, затем поступил на юридический факультет Луисвиллского университета. Но учеба не задалась, с третьего курса Джона отчислили. 22-летний парень оказался не у дел. Но это было нужное время и нужное место...

За несколько лет до этого его отец открыл небольшой бизнес — таверну в южноиндианском городке Джефферсонвилл. Но дела, как всегда, шли плохо, и в конце концов он решил избавиться от таверны. Что оказалось непросто, покупателей не было. На выручку пришел сын. Джон занял у богатого дяди несколько тысяч долларов, оформил заем в банке, но денег все равно не хватало. И Джон пошел на отчаянный для молодого человека шаг — продал за 2,5 тысячи любимый спортивный Шевроле «Камарро», оставшись «без колес». Через 25 лет он найдет свой Шевроле и заплатит за него 250 тысяч долларов. Самая невыгодная и самая романтическая сделка в жизни Шнаттера. Поговаривают, эта машина связана с первой любовью Джона.

Пока же на собранные деньги Джон переоборудовал таверну Mick’s Lounge под пиццерию с тем же старым названием. Как почти все американские подростки, в школьные и студенческие годы Джон подрабатывал на многих работах, но больше всего ему нравилось готовить пиццу. Втайне от хозяина, парень экспериментировал с ингредиентами, и у него неплохо получалось. Кроме того, в душу запала одна важная деталь. Себестоимость пиццы — два доллара, продажная цена — десять. Что-что, а Джон умел считать хорошо. Как ни странно, процесс пошел.

Юному бизнесмену становится тесно в провинциальном городке, и он перебирается через реку Огайо в соседний миллионный Луисвилл, штат Кентукки, ставший его судьбой. Ровно тридцать лет назад он открывает пиццерию в этом городе под названием Papa John’s Pizza. Это имя вскоре стало международным брендом.

Меня одновременно озадачивает и восхищает одна «несправедливость». Почему, при равных стартовых условиях, один человек пашет за пять-десять долларов в час, другой за это же время становится богачом. Я понимаю, когда миллионы-миллиарды делают на высоких технологиях, как Гейтс, Джобс или Цукерберг. Но чтобы на каком-то куске теста — это выше моего понимания! Какое колесо тут можно изобрести? Да еще при такой конкуренции.

Все гениальное просто. Во-первых, итальянская пицца давно полюбилась американцам, стала частью национальной кухни. И в том, что она будет востребована, не было сомнений. Вопрос, насколько? Во-вторых, Джон нашел свою волшебную палочку-выручалочку, девиз Better ingredients, better pizza, и покупатель ему поверил. По оценкам ресторанных критиков, слова Шнаттера не расходились с делом. Бизнес круто пошел в гору. Пиццерии «Папа Джон» стали почковаться со стремительной скоростью. Профессиональные награды сыпались одна за другой. Джона Шнаттера признают самым успешным молодым предпринимателем Америки, а его бизнес самым динамичным в стране.

Что особо не понравилось Pizza Hut — главному конкуренту «Папы Джона». «Пицца Хат» объявила Джону Шнаттеру судебную войну за «некорректный» слоган. Если пицца Шнаттера лучшая, значит, все остальные хуже? «Пицца Хат» тяжбу проиграла. Шнаттер остался при своем девизе.

Черный период для «Папы Джона» настал в начале 2000-х годов...

Полную версию статьи вы можете прочитать в бумажной версии журналу. Информация о подписке в разделе «Подписка»