Шпионские игры и пещерный антиамериканизм

Опубликовано: 1 июня 2013 г.
Рубрики:

Из России выслали подвижника

firestone-w.jpg

Томас Файерстоун (впереди, в черном плаще) со следователями ФБР во время слушаний по делу Бородина
Томас Файерстоун (впереди, в черном плаще) со следователями ФБР во время слушаний по делу Бородина. Нью-Йорк, 2000-й год, фото В.Козловского.
Томас Файерстоун (впереди, в черном плаще) со следователями ФБР во время слушаний по делу Бородина. Нью-Йорк, 2000-й год, фото В.Козловского.
Из России выслан мой старый знакомый, американский адвокат Томас Файерстоун, проработавший два срока юридическим советником посольства США в Москве. В сентябре прошлого года он ушел из минюста и поступил в московский офис международной адвокатской конторы Baker & McKenzie.

До командировки в Москву Файерстоун работал федеральным прокурором в Восточном округе США в Бруклине, где специализировался на «русских» делах, в частности, на нашумевшей в те годы бригаде Гуфельда-Куценко.

Одна из наших первых встреч произошла в конце 1990-х гг. на давно забытом «бензиновом» процессе на Лонг-Айленде, где я заметил в руках у Файерстоуна книгу «Москва бандитская» на русском языке. Он изучал русский в Гарварде и знает его превосходно.

В 2000 году Файерстоун занимался нашумевшим делом госсекретаря Союзного государства России и Белоруссии Павла Бородина, арестованного ФБР по прибытии в Нью-Йорк и боровшегося против экстрадиции в Швейцарию.

Перед отъездом в Москву молодой прокурор успел начать уголовное дело крупного одесского гангстера Георгия Стоянова, который впоследствии был депортирован на Украину, арестован там за очередное убийство и умер в тюрьме от рака.

В 2002 году Файерстоун на короткое время вернулся из Москвы в Нью-Йорк, чтобы довести до конца дело лавочника Даниэля Кандхорова, обвинявшегося в поджоге конкурирующего универсама.

Прокурору противостоял знаменитый адвокат Бенджамин Брафман, впоследствии защищавший французского вельможу Доминика Стросс-Кана, а сейчас представляющий арт-дилера Хиллеля Нахмада, который проходит в Нью-Йорке по одному делу с Тайваньчиком.

Кандхорова оправдали, и Файерстоун вернулся в Москву, где он, в числе прочего, распространял юридические знания: консультировал Госдуму и президентскую администрацию, преподавал право и возил в Америку российские делегации, например, группу присяжных, которым я рассказывал по его просьбе о том, как действует институт присяжных в США.

«Том знал российские законы лучше, чем 99,9 процентов российских юристов, — говорит его однофамилец Джеймисон Файерстоун, на чью аудиторскую фирму Firestone Duncan работал покойный Сергей Магнитский. — Он много сделал по линии борьбы с коррупцией в России, он был одним из самых видных экспертов по корпоративному рейдерству и по тому, как российские суды и юриспруденция используются в преступных целях».

В 2009 году Томас Файерстоун и тогдашний американский посол в Москве Джон Байерли встретились с главой Следственного комитета Александром Бастрыкиным с тем, чтобы посетовать на условия содержания Магнитского в тюрьме, но их претензии были отвергнуты.

«Через несколько недель Сергей умер, — говорит Джеймисон Файерстоун, — и вот тут до меня дошло, что правоохранительные органы на самом высшем уровне с самого начала знали о том, что происходит, и сообща старались прикрыть винов­ных».

По данным «Нью-Йорк таймс», которая первой сообщила о том, что Файерстона объявили в России персоной нон грата, его остановили 5 мая в Шереметьеве по возвращении из заграничной поездки, продержали 16 часов и посадили в самолет, отправляющийся в Америку.

Как сообщил газете непоименованный источник, знакомый с обстоятельствами дела, в марте с Файерстоуном встретились сотрудники российской разведки, которые сделали попытку его завербовать. Американец ответил отказом.

Неясно, замечает «Нью-Йорк таймс», послужил ли этот эпизод причиной его выдворения из России. Неясно также, добавляет газета, связано ли выдворение Файерстоуна с делом третьего секретаря посольства США в Москве Райана Фогла, высланного 19 мая из России за шпионаж.

«Но сведения о попытке вербовки Файерстоуна и его высылка, — пишет газета, — дают основание полагать, что в последние месяцы в России, возможно, интенсифицировалась шпионская и контрразведывательная активность в духе холодной войны».

«Таймс» сообщает, что работа, которой занимался в последние месяцы Файерстоун в конторе Baker & McKenzie, касалась борьбы с коррупцией. «Такая деятельность не всегда пользуется энергичной поддержкой в правительственных или деловых кругах России», — отмечает газета.

Контора по каким-то причинам уже сняла со своего сайта биографию Файерстоуна, хотя он продолжает работать в ее вашингтонском офисе.

Ее представитель Уильям Линклейтер говорит, что российские власти никак не объяснили высылку Файерстоуна, и отказывается от спекуляций по этому поводу. «Только российское правительство знает причину», — замечает он.

Сам Файерстоун, который, возможно, еще питает надежду на возвращение в Россию и не желает превращать себя в яблоко раздора между нею и Вашингтоном, категорически отказывается комментировать произошедшее и отсылает журналистов к Линклейтеру.

 

Тайна поимки Райана Фогла

«Вашингтон пост» опубликовала редакционную статью «Шпионские игры», в которой она крайне скептически отзывается об эпизоде с поимкой Фогла.

Газета вспоминает, что в советские времена достоверных отечественных карт Москвы в продаже не было, и иностранные дипломаты, журналисты и шпионы пользовались отменной картой, которую изготовило ЦРУ. У меня была такая карта, погребенная сейчас в груде бумаг.

Сейчас же, продолжает «Вашингтон пост», Россия подсоединена к сети, и «Яндекс» предагает шикарную цифровую карту столицы, которой можно пользоваться на смартфоне. Google Earth выведет вас на любой угол.

ФСБ утверждает, что Фогл был задержан при попытке завербовать ее сотрудника, и что у американцa были при себе наличные, письмо, компас, карта, солнечные очки и два парика.

«В 1970-х сотруднику ЦРУ, возможно, понадобилась бы карта, — пишет газета, — хотя он не взял бы ее с собой на дело. Парики водились, но цэрэушные были куда лучше по качеству, чем лохматый блондинистый экземпляр, который напялил на себя Фогл. Помимо этого, элементарные правила шпионского ремесла требуют, чтобы сотрудник не таскал с собой в рюкзаке запасной парик».

Все это и спектакль, в который превратили арест Фогла, наводят «Вашингтон пост» на мысль, что речь идет о «некоей подставе российской госбезопасности». Затем ФСБ в нарушение давнего протокола назвала по имени резидента ЦРУ в Москве. И тут еще выясняется, что из России выслали Файерстоуна, которого пытались перед этим завербовать.

В свете вышесказанного газета обвиняет Владимира Путина во «враждебности к демократии и пещерном антиамериканизме». «Последние выходки ФСБ вписываются в эту модель, — пишет «Вашингтон пост». — Чтобы увидеть, куда все идет, компас не требуется».

«Но администрация Обамы, похоже, полна решимости ничего не замечать, — продолжает газета. — Белый дом просит помощи по разведывательной части; Кремль отвечает оскорблениями и провокациями. Белый дом изображает Путина одним из главных миротворцев в Сирии; он отвечает поставками современных ракет диктатору Башару Асаду. Чтобы понять Кремль, нужны не столько разведданные, сколько трезвый анализ вещей, которые лежат на поверхности».

«Русские повсеместно дают нам понять, что они нам не друзья», — резюмирует в интервью Си-Эн-Эн бывший американский контрразведчик Джоэл Бреннер.     