Чечня: Что будет дальше?

Опубликовано: 21 мая 2004 г.
Рубрики:

Последнюю проверку перед началом торжеств на стадионе “Динамо” утром 9 мая закончили за пару минут до входа на правительственную трибуну руководителей Чечни Ахмада Кадырова, председателя Госсовета Чечни Хусейна Исаева, командующего Объединенной группой войск Валерия Баранова, начальства из МВД — главы МВД Чечни Алу Алханова, коменданта республики Григория Фоменко и др. И вот — сразу после завершения торжественных речей — взрыв фугаса. Кадыров с Исаевым убиты, Валерий Баранов уже без ноги, пока жив.

Все начальные сообщения на Ленте новостей шли только от имени Reuters. Неужто из Лондона видно лучше? Да нет, просто это свидетельство полной сумятицы. Признать прямо во время празднования Дня Победы, сразу после инаугурации Путина, после сообщений, что Масхадов и Басаев окружены и вот-вот буду взяты в плен либо убиты, — признать такое фиаско сразу было невозможно. Вдруг — и такая кошмарная плюха. Взрывом ликвидировано (второй раз) правительство Чечни.

Посему сначала смерть Кадырова не подтверждали, потом признали, сначала сообщали о двух погибших, потом — четверых, потом — шести.

Кто мог совершить теракт, сразу задались вопросом не только МВД и органы дознания, но и все средства массовой информации? Только тот, кто был в ближайшем окружении Кадырова. Среди его охраны или среди тех, кто проверял отсутствие мин на трибунах. Или тех, кто занимался ремонтом трибун накануне открытия стадиона. Самодельная мина, небольшая, 1 кг тротила. Принести легко. Так, своими же телохранителями, в свое время, был взорван Раджив Ганди, а несколько ранее убита его мать Индира Ганди.

Это, что называется, “хорошая мина при плохой игре охраны”.

Замгенпрокурора Сергей Фридинский, срочно вылетивший в Грозный, без всякого согласования с Алхановым сказал: “Там же, на месте происшествия, было обнаружено третье взрывное устройство в виде бутылки с пластитом. Если бы взорвались все три взрывных устройства (с первой миной была еще одна, которая не взорвалась), последствия были бы гораздо более тяжкие”.

Телеканал НТВ показал, как сотрудник какого-то из силовых ведомств докладывал замгенпрокурора об этой находке. Он говорил, что на этой полуторалитровой бутылке не было пыли, которая после взрыва покрыла все вокруг, а это значит, что третью бомбу оставил кто-то из присутствующих. “Те меры безопасности, — продолжал Фридинский, — которые принимались на стадионе, на наш взгляд, безусловно, свидетельствуют о том, что посторонний человек не мог туда прийти и привести в действие взрывное устройство. Поэтому, безусловно, самая большая первоначальная работа, которая будет вестись, будет связана с теми людьми, которые обеспечивали безопасность”.

Чуть позже замгенпрокурора Сергей Фридинский усилил свое заявление, сказав о прямой или, хотя бы, косвенной причастности охраны Кадырова к его убийству: “Причинами и условиями, способствовавшими совершению террористического акта, были ненадлежащие методы организации и подготовки охраны”, — сказал он.

Тем не менее, задержанные пять человек охраны Кадырова через три дня были отпущены. Взамен, по подозрению в причастности к подготовке взрыва арестовали строителя Ломали Чупалаева, входившего в бригаду, занимавшейся ремонтом стадиона “Динамо”. 17 мая он был объявлен главным устроителем взрыва. Месяц назад Чупалаев принимал участие в ремонте служебных помещений, расположенных под трибунами стадиона. Он заложил фугас направленного взрыва прямо на то место, где всегда сидел Кадыров и другие руководители. Замкнул провода в подсобке под трибуной и пошел себе.

У этого строителя-подрывника оба брата — ярые террористы. Один уже посажен на 16 лет (из банды Басаева), второго убили при ликвидации банды Гелаева. И вот башибузука из такой семьи допускают на строительство режимного объекта! Не делают ни досмотров строителей, ни проверки стройки. Потом не замечают металлической оболочки заряда (гильза от снаряда с динамитом), не видят проводов. Очевидно, что виновата служба охраны, хотя свалить попытаются на строителей.

Это и понятно: охраной президента ведал его сын 27-летний Рамзан Кадыров. На самом же деле, кто бы не взорвал, он — первый виновник. Среди бойцов охраны под командованием сына Кадырова половина — бывшие боевики, сепаратисты-террористы, которые раскаялись и перешли на сторону федералов. Получается, среди них и есть “те самые”.

Более того, такую же версию выдвинул Масхадов, который, в отличие от Шамиля Басаева, обычно не берет ответственность за теракты на себя, а в случае гибели мирных жителей, осуждает их. По мнению Масхадова, против Кадырова был устроен настоящий заговор. Как было сказано в специальном заявлении на сайте “Чечен-пресс”, взрыв был “организован спецслужбами оккупантов, чтобы ликвидировать марионеточное правительство, исчерпавшее ресурсы псевдополитического процесса, декларируемого российским руководством мировому сообществу, как реальный политический диалог с чеченским народом”.

Кадыровские охранники хорошо были видны на кадрах, снятых на только что взорванной трибуне стадиона. Это люди в камуфляже, которые несли безжизненное тело Кадырова к его “Гелендвагену”.

В любом случае, если охрана замешана во взрыве (а это почти несомненно), то положение Рамзана Кадырова в высшей степени двусмысленное.

В основном, охраной президента Кадырова занималась его собственная служба безопасности во главе с его сыном. После смерти отца Рамзан был сразу же назначен первым вице-премьером Чечни. Кроме джигитов Рамзана, охраной Кадырова занималось и подразделение личной охраны президента, которой руководил Али Тагиров (он получил тяжелые ранения во время взрыва). На слова Фридинского моментально отреагировал начальник штаба службы безопасности президента Чечни Артур Ахмадов, который заявил, что измышления о возможном предательстве в рядах СБ рассчитаны на обывателя, не знающего структуру и функции службы.

— У нас вообще не было и нет саперного подразделения. Нет ни одного специалиста по поиску взрывных устройств, нет кинолога. Поэтому обследованием зданий, мест, где должен был присутствовать президент Чечни, занимались саперные подразделения правоохранительных органов, — так отразил наскоки Фридинского Артур Ахмадов.

Еще за безопасность Кадырова отвечало чеченское МВД, а также Главное Управление Охраны президента России (к президенту Чечни были приставлены около 10 сотрудников этой силовой структуры).

Невероятно, но факт: ни один (!) из представителей СБ не контролировал работу бригады рабочих, которая перед праздником занималась ремонтом трибун стадиона “Динамо”, в том числе и ложи для VIP-гостей (в прошлом году за аналогичным ремонтом неусыпно наблюдал почти взвод охранников)!

Но и охотились за Кадровым давно. Он ведь считается у боевиков страшным предателем. Когда-то был с ними, Масхадов назначил его духовным главой Чечни (муфтием), в качестве какового он в 1996 году объявил России джихад. А с 1999 года перешел на сторону федералов, так как был против якшаний Масхадова с ваххабитами. 10 октября 1999 года Аслан Масхадов из-за политических разногласий и отказа объявить священную войну против России публично назвал Ахмата Кадырова “предателем” и сместил с должности муфтия. А 28 ноября 1999 года он объявил бывшего муфтия врагом номер один и приговорил к смертной казни за переговоры с премьер-министром России Владимиром Путиным. Тогда же шариатский суд Чечни вынес Ахмату Кадырову “официальный” смертный приговор. Шамиль Басаев и Хаттаб объявили о вознаграждении в $100 тыс. за голову Ахмата Кадырова и приказали уничтожить его без суда и следствия.

Вот самые опасные покушения на Кадырова:

31 октября 2000 года в Гудермесе рядом с резиденцией Ахмата Кадырова подорвал себя террорист-смертник. По счастливой случайности пострадавших не было.

29 января 2001 года на восточной окраине Гудермеса на пути следования кортежа Ахмата Кадырова сработало взрывное устройство. Семь сотрудников охраны получили ранения.

3 сентября 2001 года в Грозном в туалете Дома правительства Чечни взорвано около 400 г. тротила. В это время Ахмат Кадыров проводил в здании совещание с главами районных администраций. Единственной жертвой взрыва стала уборщица.

В ночь на 7 ноября 2001 года в Аргуне из засады был обстрелян проезжавший кортеж Ахмата Кадырова. Ранены трое сотрудников службы безопасности.

9 мая 2002 года в Грозном трибуна стадиона “Динамо”, на которой находился Ахмат Кадыров, обстреляна из гранатомета. Ранен сотрудник милиции.

14 мая 2003 года в селении Илисхан-Юрт смертница взорвала себя в толпе на праздновании дня рождения пророка Мухаммеда, где присутствовал Ахмат Кадыров. Погибли 18 человек, в том числе 4 охранника Ахмата Кадырова, 145 человек ранены. Сам Ахмат Кадыров не пострадал.

В ночь на 1 мая 2004 года отряд сепаратистов атаковал родовое село Кадыровых Центорой. Вылазка боевиков была отбита.

Сам Кадыров не раз говорил, что на него идет охота и он готов к смерти каждый день. Само собой, его охрана нещадно расправлялась со всеми заподозренными и их родней. Жертвы множились с обеих сторон.

На днях на московском канале ТВЦ вышла программа “Наша версия. Под грифом “секретно””. В ней — обстоятельный рассказ о древнем чеченском обычае кровной мести. Один из участников программы говорит, что в Чечне уже давно идут две войны: одна — между федералами и боевиками, другая — между “кровниками”. И если первая рано или поздно закончится, то вторую остановить практически невозможно. Тейпы и кланы уничтожают друг друга до последнего мужчины. В Чечне отныне все — “кровники”.

Но пока в Чечне кровники сводят счеты, остальным-то нужно жить.

Путин на следующий же день принял в Кремле сына убитого Рамзана. Он всех поразил своим спортивными тренировочными шальварами и курткой (это на официальном-то приеме у Президента!). Стоял, косо переминаясь с ноги на ногу, смотрел в пол, как двоечник в кабинете завуча.

Он теперь вице-премьер. Но его прочат и в наследники. В президенты.

У него в руках реальная сила — боевики охраны (полторы тысячи на все готовых удальцов). И обязательство родовой чести — поквитаться с убийцами отца. Должность президента была бы очень кстати. Да вот незадача: по конституции ее можно занять не ранее, чем в тридцатилетнем возрасте. А отпрыску только 27. Менять Конституцию Чечни? Опять проводить референдум? Невозможно. Да и что скажут аксакалы? Боевики у Рамзана — это хорошо. Силу в Чечне уважают. Но в Чечне традиционным почетом и уважением пользуются убеленные сединами аксакалы, а не мальчишки. Особенно те, что не справились с охраной собственного отца.

Вот место из интервью “Газете.Ru” одного из ведущих экспертов в области проблем Северного Кавказа, бывшего главы Министерства национальностей, а ныне сенатора от Саратовской области Рамазана Абдулатипова:

— Рамазан Гаджимурадович, насколько оправданной, на ваш взгляд, является идея внесения изменений в конституцию Чечни с тем, чтобы сделать преемником Ахмада Кадырова его сына — Рамзана?

— Дань памяти Ахмаду Кадырову и тому, что он делал, должна быть отдана. Это бесспорно. Но не обязательно, чтобы его сын Рамзан был преемником. Менять конституцию не надо. Этим решением мы загоняем Чечню в средневековье. Рамзан вел себя мужественно, крепкий парень, хотя и молодой. Думаю, у него есть большое будущее на той должности, которую ему сегодня определили (Рамзан Кадыров назначен первым вице-премьером Чечни. — “Газета.Ru”). У него сейчас высокая должность, и никаких эксцессов не должно быть.

Я был первым, кто фактически привел Ахмада Кадырова к тогда еще председателю правительства Владимиру Путину и всячески способствовал, чтобы именно он был у власти в Чечне. Я очень хорошо отношусь к его семье, его родственникам, но кадровая политика в Чечне была далека от совершенства все эти годы. В общем, я не стал бы трогать конституцию.

Кто есть еще? Это и генерал Асламбек Аслаханов, бывший мэр Грозного, и одно время заместитель Кадырова Бислан Гантамиров, и крупный московский бизнесмен Умар Джабраилов, а ныне сенатор от Чечни (даже баллотировался в российские президенты).

Есть еще Руслан (Халид) Ямадаев, депутат Госдумы по списку “Единой России” и один из лидеров чеченского отделения “партии власти”. Он может опереться на вооруженный ресурс батальона “Восток”, которым командует его брат Сулим. Однако неизвестно, насколько и Ямадаев приемлем для других соратников погибшего Кадырова, в первую очередь, для того же Рамзана. Напомним, что в 2000 году братья Ямадаевы не слишком охотно подчинились власти бывшего муфтия, а в последующем последовательно отстаивали свою “автономию” в системе чеченской власти. Есть и еще несколько кандидатур — глава МВД генерал Алу Алханов (легко раненый во время теракта), секретарь Совета безопасности Чечни Рудник Дудаев (в прошлом офицер разведки), военный комиссар республики Саид-Селим Цуев, глава московской чеченской общины Малик Сайдуллаев, даже выходец из КГБ, бывший мэр Грозного Олег Жидков и др..

Как писал обозреватель Александр Храмчихин:

“Никого уже давно не волнует “независимая Ичкерия”. Её никогда не будет (этого не понимают только блаженные “правозащитники”, давно утратившие связь с реальностью). Она может быть либо субъектом РФ, пусть даже и очень проблемным, либо “территорией Аллаха”, как в 1996-1999 гг., т.е. оплотом ваххабитского варварства, импортированного из аравийских песков и усиленного местными традициями работорговли. Кстати, это ещё 5 лет назад понял сторонник традиционного ислама Ахмад Кадыров, воевавший против России за независимую Ичкерию, но никак не за филиал Саудовской Аравии в горах Кавказа. Саудовцы Хаттаб и аль-Валид были ярчайшим олицетворением второго варианта. Поняв, что его мечта нереализуема, Кадыров из двух зол выбрал меньшее — Россию”.

Сам молодой Кадыров сначала помялся. Но потом сказал: “На пост президента не получится. Я лучше буду заниматься тем, чем скажет избранный президент Чеченской Республики”. И добавил, что намерен продолжить борьбу с ваххабитами. “Я чеченец, я мусульманин. Это мой долг”. Но это пока его очень не попросят. Как сказал Абдулатипов:

“Он (Рамзан Кадыров) сказал, что не настаивает и не просит, чтобы его избирали президентом. Но если народ, весь актив республики захочет, чтобы он стал им, то он просит оказать ему помощь. И единственная причина его согласия в том, что он может стать наилучшим продолжателем того дела, которое делал его отец”.

Пока обязанности президента Чечни возложены на премьер-министра республики 32-летнего Сергея Абрамова. Досрочные выборы президента Чечни состоятся не позднее 9 сентября. Тогда все и узнаем.