Американский диктатор для Ирака

Опубликовано: 7 мая 2004 г.
Рубрики:

Несколько более года назад всего за три недели в Ираке блистательно завершилась военная кампания. Без особого сопротивления войска США и Англии, как нож в масло, вошли в Ирак. Регулярные войска Ирака, федаины и республиканская гвардия никак не обнаружили своего боевого пыла и готовности отдать жизнь за любимого вождя.

Войск вообще не было видно. Потому и пленных иракцев почти не было. В Ираке осталось только мирное население. Которое сразу же стало тащить все, что попало под руку. Грабили казенные учреждения, музеи, частные дома. Загадка разрешилась очень скоро: победили не столько американские самолеты и танки, сколько всеобщий зеленый друг — доллар. Иракские генералы, знатно получив на лапу, распустили своих вояк по домам. А те уж стали отовариваться народным промыслом под всеобщее ликование победы демократии над жутким диктатором Саддамом.

Был создан временный совет под руководством... Кстати, кто в Ираке начальник? Это так, для будущего развития темы. Вот кто был там главным до войны — все знают. Спроси любого, тут же ответит. То был ужасный Саддам. Такой кошмарный, как (ныне шутят) Саддам и Гоморра. Итак, а кто же ныне там возглавляет строительство демократии? Имя? Как-то не на слуху. Черт его знает, кто там строит демократию. Почти никому неведомо, как зовут нынешнего лидера Ирака. Это сатрапа все знают. А тот, как видно, демократ. Демократа же никто не помнит. Ну, напомним: председателя Временного управляющего совета Ирака зовут Масуд Барзани. Коренной иракец. Малознакомо звучит? Увы. Не только для нас. В Ираке это имя знают еще меньше, чем даже в Америке. Или там в Европе. Усаму все знают. Саддама все помнят. Даже Каддафи. А вот Масуда Барзани почти никто не знает. Досадно нам, обидно нам. Ну ладно.И вот после года пользительных демократических преобразований ради счастья народа под руководством председателя Временного управляющего совета Ирака Масуда Барзани и представителя и даже главы Временной администрация оккупационных сил... Кстати, второй тест: кто там еще в больших начальниках? Кто там этот самый глава Временной американской администрация? Наверняка, большой демократ. Без сомнения, то либерал и носитель добротных конституционных принципов. Ну, этот самый... Как его... И, скорее всего, снова нас постигнет фиаско: мы не помним, кто же в Ираке еще один ведущий демократ, от которого зависит светлое будущее страны. Придется глянуть в справочник. Давайте узнаем, что вторым, а, скорее всего, не вторым, а первым демократом в Ираке является глава Временной администрации американец Пол Бремер.

Да, так вот, пока эти два демократа — Масуд Барзани и Пол Бремер — в течение года строили обновленное общество и готовились к введению в Ираке свободомыслия, народовластия, конституции и торжества прав человека, вдруг, как раз через год, там возникло нечто вроде народного восстания. Поднялись шииты. Взбунтовались сунниты. И даже недовольно зашевелились курды. И все они восстали на американцев, принесших в Ирак свободу. И на их союзников. И на тех своих, кто помогает во Временном совете. Стали в них безо всякого почтения стрелять, взрывать, убивать и унижать. Да-с, те самые шииты (большинство в Ираке — 60%), которые страдали под владычеством суннита Саддама и его приспешников и которые ровно год назад приветствовали военное вторжение под эгидой США, в начале апреля перешли к военным действиям против американцев.

Имена вождей восставших очень быстро стали в Ираке известны. Теперь всякий вам назовет вождя шиитов Муктада ас-Садра и их аятоллу Али Систани.

Само собой, восстали сунниты, которые традиционно поддерживали Саддама и составляли костяк правящей партии Баас. Пока трудно сказать, какое имя следует запоминать: лидера суннитов Ирака Ахмеда Аль-Кубейси или их духовного наставника шейха Аднана Аль-Дулейми. Важно то, что и шииты, и сунниты, позабыв прошлые распри, дружно объединились против коалиции. В Куфе, Неджефе и Багдаде правительственные полицейские без сопротивления сдали ополченцам машины и полицейские участки. В некоторых случаях полицейские присоединялись к боевикам ас-Садра.

У арабов есть пословица “У погонщика верблюдов свои планы, а у верблюда свои”. Американцы хотели насадить там какую-то свободу, а получили народное восстание против этой самой свободы. У иракцев оказались свои “верблюжьи планы”.

А ведь еще недавно, уже под управлением Ирака американцами, сунниты и шииты дико враждовали. В Ирак просочились боевики Аль-Каиды и беспощадные ваххабиты, именно они под руководством известного террориста иорданца аз-Заркау организовали страшные взрывы в Багдаде и Кербеле, а потом — в Басре, унесшие сотни жизней шиитов.

Но теперь эти распри забыты. Теперь и те, и другие видят главных врагов в американцах. Американцы, которые год назад легко входили в города, теперь вынуждены были либо оставить многие из них, либо потом снова штурмовать эти города. Тяжелые бои шли в Эль Наджефе, Басре, пригородах Багдада, Кербеле, в Эль-Куфе.

Со священным для суннитов городе Эль-Фаллуджа вообще происходило непонятное. То его американцы атаковали, то блокировали, то снова атаковали с помощью самолетов и вертолетов, то уходили, то снова оставались. Так продолжалось до последнего дня апреля.

“В Эль-Фаллудже противоречивая ситуация, однако, я думаю, что мы добились определенного успеха”, — 29 апреля вдруг заявил замминистра обороны Пол Вулфовиц.

Если и так, то только потому, что замирение суннитов Эль-Фаллуджи поручено генералу Аль-Мухаммади. Уж он-то знает, как обращаться со своими арабами, будь то шииты или сунниты, или даже ужасные ваххабиты.

В самом начале восстания пресса (The New York Times и The Washington Times) писала, что “если 1 июля США передадут власть иракским политикам, то Ирак захлестнет гражданская война”. Эта опасность навряд ли остановит Джорджа Буша, которому “перед президентскими выборами очень хочется продемонстрировать прогресс в Ираке” (Немецкая “Frankfurter Rundschau” от 6 апреля). Газета отмечала, что “фактически гражданская война уже идет. Радикальные силы уже совершили попытку захватить власть в отдельных частях Багдада и Басры. Сражения, часто в форме беспорядочных и жестоких терактов, больше не ограничены “суннитским треугольником”.

По мнению газеты “La Stampa” (8 апреля), чтобы избежать возможного объединения всех иракцев против войск коалиции, необходимо “разделить Ирак на территории для курдов, суннитов и шиитов. Это лишит отдельные группировки мотива для объединения против сил коалиции”.

29 апреля, когда Буш с Чейни давали показания в комиссии Конгресса по делу об 11 сентября 2001 года, твердя, что они ничего не знали, да и впредь гарантии против терактов дать не могут, в Ираке погибли 10 американских солдат — самые большие разовые потери за день за все время войны. За апрель США потеряли в Ираке больше солдат, чем за всю военную операцию — а именно число жертв достигло 134 человек. Общие же потери — с начала войны погиб 731 военнослужащий США, из них 530 — в боевых действиях.Цифра, может быть, и не такая большая. Она даже маленькая для боевых потерь. Да и по сравнению с автокатастрофами тоже маленькая. В США каждый день на дорогах гибнет столько же, сколько за весь апрель в Ираке от рук восставших. Большая цифра — это когда за месяц теряется 5-10 процентов от наличного состава. А когда десятые доли процента, то статистика маленькая. Но вот психологически эти жертвы велики. Когда на телевидении показывают длинные ряды гробов, а потом лица молодых парней с краткими данными о них, о их близких, показывают рыдающую мать и плачущую невесту, то все это оказывает очень негативное воздействие на национальную психологию.

Именно поэтому, как сообщает The Washington Times от 23 апреля: “С 1991 года Пентагон запрещает новостным агентствам публиковать фоторепортажи о возвращении останков солдат в Соединенные Штаты”. Силицио и ее муж Дэвид Лэндри были уволены потому, что “они нарушили правила министерства обороны и компании”, сделав и опубликовав фотографию гробов.А тут еще страницы мировой прессы и телеэкраны залили фотографии пыток, производимых в тюрьме Абу-Грейб под Багдадом. Иракцев особо возмутили рассказы об изнасилованиях арабок в тюрьме (их там около 600) американскими охранниками. Что-то теперь будет!

Для того чтобы сделать войну близкой и понятной для иракцев, администрация Пола Бремера объявила об изменении своей политики в отношении программы “дебаасизации”. Эта программа привела, например, к увольнению десяти тысяч преподавателей, бывших членами партии Баас. Поувольняли офицеров-баасовцев. В общем, производили нечто похожее на денацификацию в Германии. Сейчас не до каких-то демократических свершений. Решено вернуть во вновь набираемую армию и офицеров, и несколько десятков генералов, служивших в армии саддамовского режима.

Президент Буш, поняв, наконец, что США и Великобритания не справятся с ситуацией в Ираке, скрепя сердце обратился к идее ООН-овского патронажа, стал говорить о возможной посылке в Ирак международных сил, призванных обеспечить мир (peacekeeping forces).

Как известно, сотрудники ООН были отозваны из Ирака вскоре после того, как 19 августа прошлого года взрывом была уничтожена багдадская штаб-квартира этой организации; тогда погибло 22 человека, в том числе глава комиссии Сержио Виейра де Меллу. Сейчас Кофи Аннан согласен послать своих людей в Ирак только если им будет гарантирована безопасность. А кто же ее гарантирует? Да и к ООН в Ираке относятся не лучше, чем к американцам, памятуя экономические санкции, наложенное решением ООН в 1991 году, от чего пострадали миллионы простых иракцев.

С посылкой в Ирак международных сил дело обстоит худо. Напротив, идет их отзыв оттуда. Начала Испания (после терактов на железной дороге), за ней потянулись другие. Достаточно вспомнить украинскую воинскую часть, быстренько ретировавшуюся из города Кут, как только загремели выстрелы.

Главный вывод, следующий из опроса, проведенного газетой The New York Times и телекомпанией CBS: популярность иракской войны в Америке заметно упала. И уже, как следствие этого, упал рейтинг президента. Общество разделилось практически поровну на тех, кто считает, что из Ирака надо уходить как можно скорее, и тех, кто верит, что там нужно остаться до тех пор, пока ситуация не стабилизируется. Рейтинг одобрения действий Джорджа Буша как президента тоже упал до самого низкого уровня за все время правления. Кандидат в президенты от демократов Джон Керри обошел его по популярности на 2%. Если бы выборы состоялись в конце апреля, то мог бы победить Керри, объективно не очень сильный кандидат и политик. Влиятельный сенатор Эдвард Кеннеди заявил, что Ирак — это Вьетнам Джорджа Буша.

Интересно, как наступает прозрение. Вот место из статьи Ари Элсхаут (Arie Elshout) в нидерландской газете “de Volkskrant” (от 29 апреля 2004 г.): “Саддама Хусейна надо было оставить у власти. Он не был кротким, но он был единственным человеком, который мог поддерживать порядок в Ираке”.

Это мнение недавно высказал посол одной из европейских стран. Он хорошо знает Ирак и очень беспокоится по поводу того простодушия, с которым американцы вошли в это львиное логово. Его высказывания, как эхо, повторяют слова Грэма Грина, который в пятидесятые годы так же сильно сердился по поводу того, что он называл непроницаемым панцирем добрых намерений и неведения, с которыми американцы делали первые шаги на пути к вьетнамской катастрофе. Положение, пожалуй, исчерпывается русской народной мудростью про свой устав и чужой монастырь.

Материальный уровень жизни населения Ирака за истекший год не стал лучше. А как бы и не хуже. Можно точно сказать, что хуже по сравнению с 1991 годом. Но после того года последовали экономические санкции и запрет Ираку продавать нефти больше чем 5 млн. тонн в год. То есть, с точки зрения среднего иракца, в том падении уровня жизни был виноват не Саддам, а западные страны.

Что же имеют иракцы взамен? Они имеют американских солдат на улицах городов. Имеют ощущение оккупированной страны. То есть — уязвленное национальное сознание. И, к тому же, временная администрация еще хотела бы, чтобы все эти новации люди подтвердили на выборах. Одно дело, когда тебя заставляют, скажем, рыть канаву. Другое, когда ставят в условия, когда ты сам выбираешь для себя эту деятельность. Это больше чем раздражает. Скорее — слегка бесит. Ну вот, мы и видим эту реакцию.

Перед началом кампании президентом Бушем были сделаны вроде бы точные заявки. Буш тогда очень складно говорил, он учил написанную для него речь несколько дней. Репетировал. Вышло очень натурально. Увы, акцент был сделан на неосуществимые социальные свершения. И на ложное обоснование своей стратегии.

Вот что недавно говорил Буш. 13 апреля он созвал так называемую большую пресс-конференцию — в третий раз за весь срок своего пребывания в должности. Прежде чем ответить на вопросы журналистов, Буш обратился с речью ко всем американцам. В ней, он, например, сказал: “Призывы к насилию исходят от различных групп внутри Ирака, все они преследуют одну цель. Они хотят, чтобы наши войска ушли из страны, хотят лишить иракский народ надежды на демократию... Жители Ирака хотят надежной защиты прав личности, они хотят независимости, а еще они хотят свободы. Твердое намерение Америки принести Ираку свободу согласуется с нашими идеалами и отвечает нашим интересам”.

Все сказанное есть невероятное заблуждение. Иракцы в массе своей вовсе не хотят никакой демократии. Особенно американского образца. Они хотят сильного правителя. Сильный правитель — это не тот, кого выбирает толпа (это как раз слабый, он зависит от каких-то людишек и их глупых желаний). Сильный — это тот, кто раньше успел перестрелять своих соперников. И сам взял власть. Так поступил в свое время Саддам, убрав даже своего дядю Аль-Бакра. И далее сильный правитель все время должен демонстрировать свою силу, периодически отстреливая нелояльных и просто подозрительных. Именно так и поступал Саддам все почти тридцать лет своего правления. Такого в Ираке будут любить и уважать.

Что, Буш этого не знает? Возможно. Если он не знает, что между Мексикой и Канадой нет общей границы, то откуда ему знать такие тонкости.

Как должно было бы поступить Бушу? Свергнув Саддама, передать власть одному из сдавшихся (за деньги и посулы) генералов республиканской гвардии. Хотя бы и генералу Аль-Мухаммади, который ныне усмиряет город Эль-Фаллуджи. Тот ликвидировал бы сколько-то претендентов на пост вождя и занял бы в сердцах народа место Саддама. Он был бы примерно таким же. Подавлял бы жесткой рукой религиозных фанатиков, всех этих шиитов и суннитов. Вместе с курдами. Но он был бы не враждебен США (как Саддам), а дружествен. Как это было и есть со многими другими диктаторами. Стал бы “нашим сукиным сыном”. И его имя быстро бы запомнили. Или назначенного Соединенными Штатами командующим иракскими войсками в Эль-Фаллудже генерала Мухаммеда Латифа. И еще сообщение: миссия обеспечения безопасности в мятежном городе будет поручена отставнику Яссему Мохаммеду Салеху, имеющему, кстати сказать, портретное сходство с Саддамом Хусейном... Тот — Мухаммади, этот Мухаммед, третий Мохаммед. Вот это — важно. Не то что этот... как его... Барзани.

Таковы азы политики. Особенно на Востоке. Это относится и к Афганистану. Какой диктатор может быть из Карзая, этого бывшего американского ресторатора? Такой, что его мирный сон нужно охранять батальоном морских пехотинцев.

Эдак и сам Буш сон потеряет.