Геи, горы и толерантная провинция

Опубликовано: 16 февраля 2013 г.
Рубрики:

vicco-w.jpg

Викко, Кентукки
Викко, Кентукки
Викко, Кентукки
С севера на юг США пересекают два огромных горных массива. Скалистые горы — царство каньонов, индейцев и Дикого Запада. На востоке — Аппалачи, американский Донбасс, угольная «кочегарка» страны. Это регион со своеобразной самобытной субкультурой, не похожей на остальную Америку — отрезанные горами и ущельями от «цивилизации» маленькие тауны, жизнь по канонам дедов и прадедов, суровые правила общежития, зачастую на грани фола. Большая Америка идет своим путем, со всякими выкрутасами, Аппалачи своим. Простым, но проверенным временем.

Но и сами Аппалачи тоже неоднородны. Самые «кондовые», ультраконсервативные «хиллбиллис» (американское прозвище аппалачцев) живут в Западной Вирджинии, Теннеси и Кентукки. Важная особенность ментальности аппалачцев — почти поголовный «охват» населения религией. Что неудивительно. Все три штата входят в Библейский пояс страны с процентом верующих намного выше, чем в остальных регионах США. И вот, в одном из типичных городков кентуккийских Аппалачей — Викко — произошло из ряда вон выходящее событие, прогремевшее на всю страну. И даже за ее пределами.

Представьте себе картину абсурда. Казачий сход выбирает атаманом кубанской станицы открытого гея. Шапки оземь и крики — «Люб! Тебя хотим!» Примерно та же ситуация год назад сложилась в городке Викко. Ультраконсервативные жители тауна избрали мэром 50-летнего гея, местного брадобрея Джонни Каммингса. Последствия выборов не заставили себя ждать. В конце января горсовет Викко (три против одного) принял исторический документ о защите прав сексуальных меньшинств города. Отныне и вовеки в Викко законодательно запрещена дискриминация по признакам сексуальной ориентации на работе, при покупке и сдаче в наем жилья, занятия выборных должностей. Далее — на все случаи жизни. А по пути, чтобы никому не было обидно, действие закона распространяется на случаи дискриминации по расовому, гендерному и религиозным признакам.

Замечательный, прогрессивный закон! Не беда, что из 334 жителей Викко всего два сексменьшинства — мэр и его партнер по жизни и тупейному бизнесу. Афроамериканцев и азиатов пока вообще нет. Чернокожие в Аппалачах встречаются не чаще, чем в Костромской области. Женщины пока есть, иначе на ком бы держался бизнес мэра? И три церкви — вот здесь и сгодится закон, чтобы один приход не хулил другой. И все верующие жили в мире и согласии.

Нельзя сказать, что в Кентукки сплошь и рядом имеет место угнетение сексменьшинств. Большинство населения штата относится к «голубым», не то, что с любовью, скорее безразлично, как к неизбежному злу. И лишь в трех крупных городах Кентукки — Луисвилле, Лексингтоне и Ковингтоне — приняты специальные ордонансы о защите прав сексуальных меньшинств. Аналогичный закон был принят в Хендерсоне, но, опомнившись, избиратели тут же дали задний ход. Неординарность Викко — город не только присоединился к «Большой гей-тройке» штата Кентукки, но и вообще стал первым «гей-любивым» тауном в провинциальной Америке. Хороший пример не только для всей страны, но и для своей кентуккской глубинки. На последних президентских выборах она дружно проголосовала против Барака Обамы, главным образом, из-за его позиции по «голубому вопросу».

Резонно спросить — на кой ляд жителям Викко сдались эти геи? И что они будут иметь от «голубого закона»? Ответ, как всегда, не в надстройке, а в базисе. Пятьдесят лет город насчитывал вдвое больше жителей, большинство были обеспечены работой. Но с упадком монопольной угольной отрасли экономическая жизнь городка зачахла. Впрочем, как и в остальных Аппалачах. В Викко сейчас всего шесть крохотных бизнесов. Включая, парикмахерский салон мэра. Большинство трудоспособного населения работает за пределами тауна.

Энергичный Джонни Каммингс за год сумел убедить большинство жителей — надо сломать негативный стереотип Викко как города неотесанных и недружелюбных «реднеков» и «хиллбиллис». Именно поэтому сюда неохотно идут бизнесы. Исключение — сам мэр. Он житель Викко в пятом поколении. Долгое время жил в Калифорнии и Вирджинии, но вернулся в родные места. И не один, а с партнером и бизнесом. Неизвестно, как шли дебаты на горсовете при обсуждении исторического закона, но можно предположить аргументацию мэра. Сделаем Викко желанным для состоятельных геев, результаты не заставят себя ждать. Жаль, наивные жители Викко не читали «Двенадцать стульев». Нью-Викко, международный аэропорт и центр Галактики. А вдруг мэр Каммингс окажется прав? Поживем-увидим.

Меня это локальное событие настроило на некоторые обобщения. Оно забавным образом совпало с принятием российской Госдумой в первом чтении закона о запрете пропаганды гомосексуализма среди несовершеннолетних. Сейчас, что ни случается в одной стране, тут же находит «симметричный ответ» в другой. В России кипят нешуточные страсти по поводу очередного неоднозначного законопроекта. Должен признать, в ряду последних действий «Госдуры», наконец-то внятная и понятная большинству россиян инициатива. Как она воплотится в реальный закон, другой разговор. Российские депутаты непредсказуемы.

Однажды у сатирика Шендеровича спросили, как он относится к геям? Ответ писателя — «не отношусь». Я тоже не отношусь, но не могу быть равнодушным к «голубому вопросу». Как мужчина, отец и дед. Сейчас модно быть толерантным к геям. Смотрите, как я широко и непредвзято мыслю! Но вся беда, что наша толерантность — улица с односторонним движением. Да, мы понимаем, гомосексуализм, в своей основе, биологическое явление. Три-четыре процента людей рождаются с влечением к своему полу, и ничего с этим не сделать. Ну и любите друг друга на здоровье. Даже женитесь. Но, пожалуйста, не афишируйте и не навязывайте ваш образ жизни остальной части общества. В первую очередь, молодежи. Через литературу, музыку, кино, телевидение, интернет. Через гей-парады. И самое страшное, через усыновление детей.

Аргумент геев. Мы можем дать ребенку гораздо больше, чем традиционные родители. Да, большинство геев успешные, обеспеченные люди. В отличие от своих «нормальных» сверстников, обремененных семьями, у них остается больше времени на учебу и карьеру. Они могут отдать усыновленного ребенка в престижную школу, осыпать материальными благами. На что они неспособны — дать полноценную любовь из двух половинок — отца и матери. Гомосексуализм — биологический тупик. На 99 процентов этим же путем в никуда пойдет и усыновленный ребенок. Он вырастет в условиях, когда два папы или две мамы в его глазах — норма. Папа и мама — ненормально.

По законам природы и выживания любое меньшинство стремится к мимикрии...

Полностью статьи Виктора Родионова читайте в бумажной версии журнала «Чайка». Заказ отдельных номеров и подписка в разделе «Подписка».