О чем американцы пишут в газеты

Опубликовано: 1 февраля 2013 г.
Рубрики:

Пишут мужчины:

 Мой коллега Рик — холостяк. Однажды у него капитально сломалась машина. Он стал ездить на работу на такси. Понятно, это недешевое удовольствие. Хотя мне было не совсем по пути, я предложил Рику подвозить его на работу и домой. Рик с благодарностью согласился. По мере ремонта в его автомобиле находили новые и новые проблемы. В конце концов, мой товарищ плюнул и продал драндулет дилеру. Поиски новой машины затянулись на полгода. Все это время Рик катался на моей машине, забывая хотя бы частично платить за бензин. Каково было мое изумление, когда я однажды на выходные у молла увидел Рика в «проданной машине». Я с интересом ждал, что он мне скажет в понедельник на работе, но вместо объяснений или извинений мой коллега отделался шуткой о «чудесном воскрешении машины».

 Моему мужу Барту за семьдесят, мне на десять лет меньше. У нас обоих второй, поздний, но счастливый брак, мы очень любим друг друга. Все было бы прекрасно, если бы у Барта не был один пунктик. Каждый вечер он идет в свою спальню, чтобы не мешать мне, и часами просиживает у компьютера. Я не современна и компьютером не интересуюсь, у Барта часто бывают сильные боли, и, по его словам, компьютер отвлекает от болячек. Но однажды я застала муженька «на месте преступления» — он торчал в порносайте. Барт объяснил, что попал туда вместе со спамом. Я попросила моего взрослого сына, когда Барта не было дома, пройтись по его компьютерной истории. Оказалось, Барт каждый вечер проводит на чатах сомнительного свойства. В переписке с женщинами он выдает себя на 10-20 лет моложе, обменивается фотографиями в голом виде, понятно, снятыми не сегодня и не вчера. Я устроила Барту скандал, в свою очередь он обвинил меня в отсталости, мол, все мужчины ходят в чаты и на порносайты. Мол, это не больше, чем игра, а любит он только меня одну. Как он выразился, целлюлит в руках лучше силиконовой груди на экране. 

 Сью и я женаты сорок лет. Вырастили трех детей, прошли через семейные кризисы, финансовые трудности, болезни и операции. В чем же проблема? В том, что моя жена патологическая лгунья. Еще не прошел год со дня нашей свадьбы, как я стал находить у Сью телефоны незнакомых мужчин, записки и любовные письма. После рождения первого ребенка она стала крутить роман со своим коллегой. Ходила без меня на парти, возвращалась под утро. Несколько раз я ловил ее почти за руку, но она умело вывертывалась, каждый раз сочиняя фантастическую историю, никогда не признаваясь в измене. Перед третьей беременностью у Сью был очередной бурный роман, и у меня нет никакой уверенности, что я биологический отец нашего последнего ребенка.

Во время увлечений жена всячески избегала секса со мной, ссылаясь на усталость, отсутствие либидо, настроения, инфекцию мочевого пузыря. Подозреваю, точно так же она лгала надоевшим любовникам. На десятом году брака мое терпение лопнуло, и я подал на развод, Сью рыдала, клялась детьми, что начнет новую жизнь. Я смалодушничал. Жена держалась недолго, все началось сначала...

Наши дети выросли, разлетелись из дома. Сейчас нам со Сью за шестьдесят, мы на пороге пенсии, совершенно чужие друг другу, но продолжаем быть узниками инерции. Несмотря ни на что, я любил эту стерву. Я отдал ей свою единственную и, увы, неповторимую жизнь, она ее растоптала. Временами мне хочется пустить ей и себе пули в лоб, но не хватает решимости.

 Я 30-летняя женщина, живу в часе езды от моих родителей. Их брак нельзя назвать счастливым, но они продолжают быть вместе. Я обожаю мать, мы с ней очень близки. С отцом — на отдалении, он резок на слово и часто обижает маму и меня, но надо отдать ему должное. Несмотря на внешнюю грубость, он любит меня, я его тоже. Он всегда был внимателен к моей жизни и помогал всем, чем мог. Вроде бы в жизни родителей все устоялось, пока рядом с ними не поселилась новая соседка, незамужняя женщина. Дотти стала как бы третьим членом их семьи. Все свободное время мой отец и она проводят вместе. Дотти ходит в дом родителей на ужины, высаживает цветы на их участке, дарит папе подарки. Папа утверждает, это всего лишь дружба, но когда я наехала на эту шлюху, отец перестал со мной разговаривать. Мне жаль отца, жаль маму, но не знаю, что делать. 

 Я вступил в тот возраст, когда не встречают, а провожают друзей, притом навсегда. Увы, похороны стали чаще дней рождения. Но что меня коробит. По традиции, члены семьи покойного встречают пришедших на входе у дома. Те и другие обнимаются, обмениваются приветствиями “Nice to see you”, “Good to see you”, не вдумываясь в смысл произносимых фраз. На мой взгляд, это выглядит кощунственно. Смерть не повод для показного оптимизма, это совершенно иной случай, когда нужны другие слова. Неужели английский настолько обеднел, что в нем нет слов для скорби? Конечно, есть. Яобычноиспользую “He (or she) was a great friend. I share your sadness”. «Он (она) был(а) мне настоящим другом. Я разделяю с вами эту скорбь». Просто, и в соответствии с событием.

 Я женат 23 года, у нас с Джейн двое детей. Девять месяцев назад я нашел в нашем домашнем компьютере е-мейл моей жены какому-то Дэйву. На фото Джейн совершенно голая. Когда я стал выяснять отношения с женой, она призналась, пять лет назад у нее был роман с военным летчиком. Но два года назад Дэйва перевели на другое место службы, и отношения прекратились. Джейн была честна, я постарался забыть и простить. Тем более, когда она сказала, что секс был для нее не главным, сработала женская слабость на военную форму.

Мы с Джейн помирились, но я стал более внимательно следить за ее компьютерной перепиской. Увы, слова и дела расходились. Моя жена и Дэйв продолжали интернетный роман. Я не хочу развода с Джейн, но не хочу быть стороной треугольника. Слава Богу, мы живем в правовом государстве. По американским законам адюльтер в нашей армии считается противоправным деянием. Мой адвокат подал на него иск. Дэйва не посадят в тюрьму, но могут уволить из ВВС. Что ж, это будет платой за его прелюбодеяние.

 

Пишут женщины:

 Я состою в унылом браке около тридцати лет и твердо для себя решила — как только младший сын закончит школу, немедленно развожусь. У моего мужа два лица: одно на выход, второе для дома. Маска ему хорошо помогает, в нашей комьюнити им восхищаются, ценят и уважают. Но как только приходит домой, он надевает настоящее лицо, и для семьи наступает зловещая тишина. На самом деле он ненавидит свою работу, у него нет никаких интересов, хобби и друзей, контактов с братом, сестрой и престарелыми родителями, которым уже под девяносто. Дома муж не разговаривает ни с детьми, ни со мной, не реагирует на вопросы, только сидит на диване, ест и смотрит телевизор. Мое сердце холодеет, когда я слышу поворот ключа во входной двери. Если бы мои знакомые и соседи знали, какая у нас настоящая жизнь, они перестали бы завидовать мне!

 У меня проблема с мужем. Он готов работать в нашем гараже до бесконечности и пропадать в нем все свободное время. Только закончит одну реконструкцию, как у него в голове рождается новый проект. Так продолжается несколько лет, не было ни одного дня, чтобы он не работал в этой проклятой пристройке. Дома или в гостях, о чем бы ни заходил разговор, в итоге переходит на гараж. Временами мне кажется, мой муж чокнулся, и ему надо идти к психиатру. Посоветуйте, как мне отвадить его от «гаражной болезни».

 Ирма моя долголетняя подруга, у нее золотое сердце, если бы не одно «но». Время от времени она устраивает дома барбекю-парти. Ребрышки, как всегда, ОК, но видели бы вы ее кухонную раковину, холодильник и посуду — сплошной позор! Все в грязи, копоти, старом жире. Я не зациклена на чистоте, но никогда не видела общественного туалета грязнее, чем ее ванная и особенно унитаз. Я хочу послать к ней мою домработницу, но боюсь обидеть Ирму, не знаю, что делать.

 Последние десять лет моей жизни я отдала престарелым больным родителям. В то время, как мои братья и сестры делали карьеру, покупали шикарные дома, путешествовали по всему свету, я была для родителей сиделкой, няней, поварихой и домработницей. Убирала, готовила, стригла газон, ездила за продуктами и лекарствами, возила по врачам и больницам, сидела по ночам у постели. В прошлом году мать и отец ушли один за другим. Мои состоятельные сестры-братья, которых до этого не было и в помине, оказались тут как тут — делить скромный родительский дом и небольшое наследство. Первое, что мне приказали их адвокаты, покинуть жилище до момента продажи. Когда я отказалась, мои родственники стали кричать на меня, заколотили дверь в дом и самовольно переставили замки, не дав мне ключ. И подали в суд на принудительное выселение. Я не стала дожидаться позора и уехала в свой город, за 500 миль отсюда. Дом без меня продали, я получила по суду свою долю, несколько тысяч за десять лет каторжной работы. Но самое поразительное, мои сестры и братья, как ни в чем не бывало, шлют мне е-мейлы, письма и напрашиваются в гости. Я становлюсь больной от писем и не отвечаю на них. У меня больше нет близких родственников.

 У нас с мужем есть хорошие друзья — Херб и Нэнси. Все мы отрицательно относимся к никотину, но у друзей особый взгляд на табачную проблему. Херб сигары за табак не считает и дымит ими во время игры в гольф, после рюмки вина или ликера, обдавая всех клубами дыма. Некурильщица Нэнси смотрит с обожанием на мужа, когда он перекатывает сигару в зубах и пускает сизые кольца в лицо соседям. Их сын не курит, зато постоянно жует табак — в глазах Нэнси это тоже милый пустячок. Все они с образованием, успешные бизнесмены, но интеллигентность испаряется, когда надо думать о других людях. Херб и Нэнси хотят поехать с нами в круиз, но мы боимся, что сигара отравит не только отпуск, но и нашу дружбу.

 Уже десять лет, как мы с Мэри хорошие подруги. Но время от времени с нею происходят странные метаморфозы. Без причин она внезапно прекращает со мной всякие отношения, не отвечает на звонки и электронные письма. Затем, когда я прекращаю попытки связаться с нею, Мэри начинает говорить нашим общим знакомым, что я избегаю ее. Когда я пытаюсь выяснить причины столь неадекватного поведения, она отрицает все. Последнее «исчезновение» Мэри случилось несколько месяцев назад, на этот раз я решила действовать от противного и, в свою очередь, не отвечала на звонки и письма объявившейся подруги. В конце концов, Мэри нажаловалась нашим общим друзьям, что я распускаю о ней сплетни. Я устала от такой дружбы, но хочется дать Мэри еще один шанс.

 На каждый день рождения мужа и наших двух сыновей родители супруга посылают 100-долларовые чеки. На мой 20-долларовые. Столь «дифференцированный» подход задевает за живое. Дело не в деньгах, а в странной «селекции». Посоветуйте, как поступить: не смот­реть дареному коню в зубы или однажды послать чек обратно? Может тогда до них дойдет оскорбительность таких «знаков внимания»?

 Брат моего мужа Крис все время приглашает нас на дни рождения своих детей. Последний пикник был вегетарианским — легкие закуски, включая свежие овощи. Все ничего, но Рик в общую чашку с соусом макал свою морковь, откусывал, затем снова окунал огрызок морковки в эту посуду. Когда дело дошло до торта, золовка каждый кусок раздавала руками, постоянно облизывая свои пальцы. Как вспомню, что надо будет идти снова к ним в гости, мне становится дурно.

 Мой брат Боб — заботливый отец, но, кажется, сверх меры. Он контролирует каждый шаг детей-подростков, и они обязаны докладывать ему обо всем. Даже на школьные внеклассные мероприятия он ходит сам или посылает туда жену. Боб не разрешает подросткам самостоятельно выходить из дома, кататься на велосипеде без него или играть с соседскими ребятами. Я уверена, он любит и заботится о детях, но его опека чересчур плотная. Дети тоже любят родителей, но порой несколько «необычно». У нас с мужем возникает чувство неловкости, когда Джейн, 17-летняя дочь Боба, садится отцу на колени, обнимает за шею и ласкает его волосы. Или когда Джейн сидит напротив матери, скрестив с нею ноги. Мы не подозреваем Боба и его жену в инцесте, но всякому овощу свое время и подобные отношения детей-родителей выглядят довольно странно.

 Раньше моя мама была нормальным человеком, но за последние годы превратилась в склочную, вздорную женщину с вечно дурным настроением. Маме кажется, что все, включая меня, ее обманывают, крадут личные вещи и деньги, не уделяют достаточного внимания. Любое ее пустяковое заболевание приобретает трагические размеры, если кто-то серьезно болеет из семьи, она считает притворством. Недавно у моей тети обнаружили рак, реакция мамы — Big deal! Мой отец умер два года назад, мама прожила с ним сорок лет, но не дай Бог сказать в его адрес что-то хорошее! Мама испортила отношения со всеми близкими и дальними родственниками, никто не хочет с нею общаться. То же самое с соседями. Ни с того ни с сего она невзлюбила нашу соседку, вполне милую и приличную женщину, звонит в полицию и ФБР, что та торгует наркотиками. Полиция и агенты быстро поняли, в чем дело, и посоветовали мне направить ее к психиатру. Я пыталась это сделать, но мать еще больше взъелась на меня. Не знаю, как быть? С одной стороны, она моя мать, я люблю ее, с другой, жизнь с ней кромешный ад.

 Мне слегка за сорок, выгляжу прекрасно, разведена, дети живут самостоятельно. Недавно записалась в клуб бега и там встретила Его. Дэну под пятьдесят, финансово и карьерно состоявшийся мужчина, в отличной физической форме, обаятелен, с чувством юмора, галантен и очень красив. О таком мужчине я мечтала всю жизнь. Я по уши влюбилась в Дэна. Однажды я отважилась пригласить его на ланч в ресторан, Дэн ответил согласием. Во время обеда я спросила, почему его жена не ходит вместе с ним в клуб? Дэн ушел от ответа, но потом я случайно увидела их в одном магазине. Она огромна! Думаю, не меньше 300 фунтов. Дэн по-прежнему учтив и внимателен ко мне, но, несмотря на все мои старания, не идет на сближение. Не могу понять, как он может жить с этой тушей, когда его любит такая женщина, как я! 

Полностью статью читайте в бумажной версии «Чайки». Подписка, в том числе по кредитной карте в разделе Подписка»