Мать-одиночка — удобная позиция

Опубликовано: 16 января 2013 г.
Рубрики:

title-w.jpg

Среди получателей AFDC — «пособия многодетным семьям» — преобладают одинокие матери с цветной кожей
Среди получателей AFDC  — «пособия многодетным семьям» — преобладают одинокие матери с цветной кожей (single mothers of color)
Среди получателей AFDC — «пособия многодетным семьям» — преобладают одинокие матери с цветной кожей (single mothers of color)
В США растет число матерей, производящих на свет детей вне брака, не признающих или не знающих их отцов, а, следовательно, перекладывающих все заботы о своих чадах на плечи государства. По данным Национального центра статистики здоровья, одну треть всех детей Америки растят матери-одиночки. А лидируют в этой настораживающей тенденции афроамериканки и латинос, являющиеся основными поставщиками уличных банд, тюрем и колоний для несовершеннолетних. Что настораживает вдвойне.

Оговоримся сразу, безотцовщина — бич не только Америки, что остроты проблемы естественно не снижает. В России на ее долю приходится 30 процентов, в Финляндии — 37, в Великобритании — 38, в Швеции — 54, в Исландии — 64 (!). И цифры эти год от года растут.

Подсчитано, что среди детей, отличающихся антисоциальным поведением, 85 процентов растут в семьях без отца. Такие дети в 5 раз чаще совершают суицид, в 35 раз чаще сбегают из дома, в 20 раз — имеют проблемы с поведением, в 14 раз чаще совершают изнасилования, в 9 раз чаще бросают школу, в 10 раз чаще становятся наркоманами, в 20 раз — попадают в тюрьму... И все это вполне объяснимо и закономерно.

У матери-одиночки меньше времени (если она работает), меньше денег, меньше эмоциональных ресурсов на то, чтобы отдавать их своим детям. А в отдельных, далеко не единичных случаях, и нет желания заниматься ими. Дети такой половинчатой семьи растут — не как цветы, а как сорняки в поле, лишенные материнской заботы и отцовского контроля, его материальной, моральной и физической поддержки. Они остро переживают свою «ущербность», особенно в кругу сверстников, вырабатывая в себе не только защитно-оборонительные свойства, но и целый ряд комплексов.

Одни становятся замкнутыми и нелюдимыми, другие компенсируют «ущербность» агрессивностью, озлобленностью и вызывающим поведением. Такие дети, согласно статистике, хуже учатся, гораздо чаще сбиваются с пути, выбирая кривые дорожки, хуже адаптируются к нормальной взрослой жизни. У них меньше шансов получить полноценное образование, найти работу, создать хорошую семью.

Безотцовщина одинаково сказывается и на мальчиках, и на девочках. Бросая вызов своим матерям, не сумевшим или не пожелавшим обеспечить их полноценной семьей, такие дети порой намеренно — в знак протеста, создают для матерей и школы дисциплинарные проблемы. Для девочек, ко всему прочему, еще и добавляется повышенный риск подростковой беременности. По данным Министерства здравоохранения и социальных служб США, девочки, которые живут без отца, беременеют в 2,5 раза чаще.

А если учесть, что, согласно той же статистике, у матерей-одиночек почему-то в основном родятся девочки, более половины которых идут по их стопам, нетрудно предугадать, чем все это чревато для общества в целом. «Если вы росли без отца, то перспектива стать матерью-одиночкой не будет вас пугать или казаться ненормальной, — считает социолог Джефф Денч. — Поэтому традиция воспитывать детей самостоятельно передается по женской линии из поколения в поколение».

Рассказывая о семьях, где бабушка-одиночка растит внучку от дочери-одиночки, которая в свою очередь уже не считает, что жить без отца хуже, чем с отцом, Денч пишет: «Так называемые расширенные женские семьи, состоящие из трех поколений, провоцируют развитие новой семейной субкультуры... Нельзя ожидать стремления к семейной жизни от людей, которых материально поощряют отказываться от брака».

 

Материально поощряют!

Вот где собака зарыта. Речь идет о социальных пособиях для защиты и поддержки матерей-одиночек. В США насчитывается более 200 только федеральных программ. Матери-одиночки узнают друг от друга, какие льготы им сулит их ущербный статус, и лихо выколачивают из государства все положенные им «бенефиты». Ассортимент льгот настолько обширен, что они могут жить, не работая. Не богато конечно, но вполне сносно, что, в свою очередь, является заманчивым стимулом для других молодых девиц последовать их примеру.

Среди всех этих программ нет одной, самой главной, позволившей бы матерям спокойно работать и зарабатывать на жизнь — в Америке не практикуются государственные детские сады (только частные — платные). Поэтому здесь так распространено «бэбиситтерство». Чтобы иметь возможность работать, мать должна нанять ребенку няню и платить ей за услуги практически столько же, сколько может заработать сама. Но если она растит ребенка без мужа, то на жизнь ей при таком раскладе практически ничего не останется. И это относится не только к самым низкооплачиваемым категориям, но и к представительницам среднего класса.

Конечно же, говоря о матерях, растящих детей без мужа, не следует смешивать матерей-одиночек, скажем, с разведенными или вдовами. Вторая категория живет по своим законам и, при наличии профессии и стабильной работы, алиментов или наследства от бывшего мужа, имеет гораздо больше шансов дать своему ребенку полноценное воспитание и образование, чем матери по необходимости, «подлетевшие на беременности» в подростковом возрасте.

Большинство скороспелых матерей по распущенности, которые себя самих так и не научились контролировать — явление ужасающее. Невежество, порой граничащее со слабоумием, зависимость от алкоголя или наркотиков... Куда уж им уследить за своим ребенком. Став матерью, такая женщина скорее всего продолжит свою разгульную жизнь, свидетелем и жертвой которой будет ее ребенок.

При заполнении анкеты на получение пособия есть вопрос об отце ребенка. (Вопрос — подводный камень. Если имеется отец, значит, помощь государства отменяется. И заполняющие анкеты это знают.) Читаешь их ответы (заметьте — официальные!) и... Все это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Они невежественны, циничны, бесстыдны, а иногда и омерзительны настолько, что я далеко не все рискну привести здесь в качестве примера.

 

Дырка от моего стилетто

«Касательно личности отца моих близнецов, то отец первого ребенка — Джим Мансон. Я не уверена, кто отец второго ребенка, но думаю, что он был зачат в ту же ночь, что и первый».

«Я не уверена, кто отец моего ребенка, т.к... — (вынуждена пропустить, почему). — Но я могу дать список мужчин, которые были на этой вечеринке».

«Я не знаю имени отца моей маленькой девочки. Она была зачата на вечеринке, состоявшейся по адресу.., где я имела секс без средств предохранения с мужчиной, которого встретила в ту ночь. Если вы найдете отца, не могли бы вы дать мне его номер телефона? Спасибо».

«Я не знаю личности отца моей дочки. Он водит BMW, у которого в одной двери теперь есть дырка от моего стилетто. Может вы сможете проверить авторемонтные мастерские в городе и узнать, не пытался ли кто поменять дверь с такой дыркой?»

«Я никогда не занималась сексом с мужчиной. Я девственница. Я жду письмо от Папы Римского, подтверждающего, что мой сын зачат без греха..».

«Если судить по числам, то моя дочь была зачата в Дисней-Уолде. Может это действительно Волшебное Королевство?»

«Я не уверена в личности отца моего ребенка; посудите сами — если вы съели банку фасоли, то как можно быть уверенным, какая именно фасолина стала причиной вспучивания живота».

И вот эти, с позволения сказать, матери, порочащие самое святое в жизни слово, растят, старомодно выражаясь, в блуде зачатых детей. Какое воспитание они могут им дать, какое будущее? Какие социальные и моральные ценности привить?

Проведенные исследования показали, что 72 процента сексуальных надругательств происходят над детьми, живущими в неполной семье или вообще без родителей. Опасность таких надругательств особенно возрастает в семьях, где место родного отца заменяет отчим или временные сожители матери.

 

Сенатор Мойнихен

Еще выдающийся социолог, политический деятель и сенатор (на протяжении 24 лет) Дэниел Патрик Мойнихен (1927-2003), обобщая частные проблемы детей как жертв матерей-одиночек, указывал на то, что проблемы частные становятся социальными, поскольку речь идет о таких вещах, как преступность, неграмотность, наркомания. И что процветают они в самых бедных районах. Социальная патология, в первую очередь в черных гетто, предупреждал он, неизбежно перерастет в настоящую национальную катастрофу, за что схлопотал обвинение в расизме.

Широко известное исследование, проведенное и опубликованное Мойнихеном под названием «Негритянская семья» (The Negro Family), живописует быт чернокожих детей и подростков, которым улица и банды заменили отсутствие семьи. (До 70 процентов чернокожих детей по сей день появляются на свет вне брака.)

Мойнихен безуспешно выступал за изменение условий программы AFDC — Aid to Families with Dependent Children («Пособие многодетным семьям»), доказывая, что заведомо неверен уже сам подход к проблеме, в результате которого получается, что налогоплательщики платят неимущим женщинам с детьми за то, чтобы они выгоняли отцов своих детей из дома. По условиям AFDC, пособие выплачивается только в том случае, если мать растит ребенка в одиночку, без отца.

За прошедшие годы ничего не изменилось в Америке, по крайней мере в лучшую сторону. Разве что матерей-одиночек развелось еще больше, а федеральные власти стали еще более заботливо опекать и поддерживать их — не только материально, но и морально, запрещая в школах и других общественных местах якобы задевать и унижать их и их отпрысков, изъяв из анкет «шокирующие» их вопросы и упоминания отцов...

Лично у меня всегда вызывает недоумение, почему американское государство вместо того, чтобы всячески стимулировать крепкую, здоровую семью, поддерживает все болезненные отклонения в своем обществе — на полном серьезе, всенародно обсуждает право геев и лесбиянок на создание патологической семьи, на усыновление детей, которых они, конечно же, вырастят по своему образу и подобию; косвенно стимулирует ранние интимные связи. (Согласно школьным канонам, детей не только учат предохраняться чуть ли не с первых классов, но и начали открывать при школах женские консультации.)

Совсем еще зеленые девицы не боятся последствий таких связей, а возможно и намеренно ищут их, поскольку «последствия эти» дают им шанс не работать всю свою жизнь, сидя вместе с внебрачным ребенком на шее у государства. И это бы ладно. Но самое главное зло кроется в тех самых «последствиях». Ведь на свет появляются дети, заведомо обреченные на роль жертв, на искалеченные судьбы.

 

Бюджет матери-одиночки

Относительно же поддержки, оказываемой матерям-одиночкам, в каждом штате существуют свои законы, свои правила. В Калифорнии, например, ребенку полагается отдельная спальня, двум детям, если они разнополые, соответственно — две. Матери — само собой. Получая субсидированную квартиру с двумя или тремя спальнями (не сразу разумеется, а после долгих обиваний порогов и ожиданий, с учетом кризиса), мать-одиночка будет платить за нее порядка 200 долларов в месяц, а остальное покроют социальные программы. За коммунальные услуги она платит тоже раз в 10 меньше. Медицина для нее и детей бесплатная.

На питание мать-одиночка получает не только продовольственные талоны фудстемпы (или дебитную карточку их заменяющую), но и наличные — около 300 долларов в месяц с одним ребенком, и где-то по 150 — на каждого следующего. На дополнительные расходы штат выплачивает ей денежную помощь (cash aid) и еще массу всяких доплат, покрывающие расходы на частные детские сады или няню.

В Калифорнии обычное явление, особенно среди черных и латинос, когда многодетная мать-одиночка в третьем-четвертом поколении и все ее праматери не работали ни единого дня в своей жизни, поскольку финансовые обязанности их несуществующих мужей взяли на себя штат и федеральные службы. Они чувствуют себя вполне комфортно и не собираются ничего менять. У них нет и никогда не было ни профессии, ни трудовых навыков.

Кстати, понятие «мать-одиночка» вовсе не означает, что у нее нет бойфренда, возможно даже родного отца ее детей. Но афишировать это и тем более показывать при заполнении социальных анкет невыгодно. Отец-трутень, как правило, паразитирует за счет своих детей, пользуясь их пособиями, часто втихаря подворовывает или подрабатывает за наличные.

И таких вот матерей-одиночек по всей стране не сотни, не тысячи — миллионы.