Игры без правил

Опубликовано: 7 января 2005 г.
Рубрики:

[Продолжение. Начало в № 21 (32) от 05 ноября 2004 - № 24 (35) от 17 декабря 2004].

Уже через час, несмотря на ливень, оказавшиеся на Фриештрассе жители Базеля с любопытством толпились перед плакатом:

“Спешим довести до Вашего сведения, что с сегодняшнего дня открывается Фонд помощи пострадавшим от молний. Все желающие могут принять посильное участие”.

Дождь разыгрался как нельзя кстати, грохотала гроза. Влад, уже изрядно промокший, держал плакат на вытянутых руках. Неподалёку, прячась под зонтиками ближайшей кофейни, маячил белый призрак, агитируя всех, кто не заметил плаката, обратить на него пристальное внимание.

Швейцарцы не любят ни молний, ни снегопадов, ни лавин. Они боятся сквозняков и тёплого ветра “фён”. Природные катаклизмы — это единственное, с чем они не в состоянии справиться без участия высших сил. В роли “высших сил” в данном случае выступал Харитон. Он гудел на весь город о том, что оказав посильную помощь Фонду, уже через месяц каждый швейцарец получит по персональному громоотводу.

Харитон демонстрировал личный кипятильник и уже здорово завёлся, объясняя принцип его работы.

— Мини-громоотвод держите всегда при себе, он весит не более ста граммов. И при приближении грозовой тучи просто сжимаете его в руке. При этом даже не обязательно доставать его из кармана.

— И всегда будете уверены в завтрашнем дне! — подключил Влад своё красноречие. — Вспомните ту несчастную, которую ударило молнией позапрошлым летом. А если бы у неё в кармане была вот эта маленькая вещица, она сейчас гуляла бы вместе с вами по улице! А вы не вздрагивали бы от каждого удара грома — уже совершенно для вас безопасного!

Люди начали понемногу платить, хотя в какой-то момент Влад почти отчаялся и стоял под проливным дождём, проклиная Швейцарию и мечтая о глотке водки. В ботинках хлюпало, он подавал знаки Харитону, что пора закругляться, но тот, похоже, вошёл в раж и сам поверил в то, что нёс.

— Скажите, а в этой штучке нет радиации?

Влад обернулся на голос.

— Ведь она — из России? — перед Владом стояла молодая дама в шляпе, украшенной цветами, та самая, которую он видел на яхте.

— Как вы догадались, что из России? — Влад расплылся в улыбке.

Дама была очень хороша собой.

— По вашему акценту, — объяснила она, улыбаясь.

— Здесь не только нет радиации, — заверил Влад. — Эта штучка, как вы выразились, от неё ещё и защищает.

— А кто её изобретатель? Я бы хотела знать фамилию.

— Циолковский, — встрял Харитон, потеряв всякое терпение. — Мадам, помогите Фонду, и вы не пожалеете!

Дама посмотрела на него скептически.

— А причём тут галлюцинация? — поинтересовалась она, оглядывая Харитона с головы до пят.

— Мадам, я не галлюцинация, — обиделся тот. — Я — смертный час.

Дама на пару секунд задумалась.

— Циолковский, — медленно сказала она, — что-то знакомое… Хорошо, пожалуй, я внесу деньги. Большие деньги. Но мне нужно эксклюзивное право на реализацию этих штучек.

Харитон сверкнул глазами и замер.

— Сколько? — коротко спросил Влад.

Дама ещё немного подумала.

— Триста евро.

Похоже, дама бросила “пробный шар”. У Харитона сдали нервы, он закатил глаза и, подвывая, завертелся на месте, распугивая прохожих.

— Этого недостаточно, — рискнул Влад.

— Тогда я должна обсудить с мужем… Где я могу вас найти?

Харитон почесал в затылке и потускнел.

— Отель “Дрей Кониге ам Райн”, — спокойно сообщил Влад.

— Ах, вот оно что, — потеплела дама.

— Шестой этаж, — уточнил Влад.

— Могу я показать это мужу? — она ткнула пальцем в кипятильник.

Влад замешкался, но отдал.

— До встречи, — любезно бросила дама и исчезла.

— Не вижу повода не выпить, — пробасил Харитон. — Три сотни налом — за два часа работы. Об этом и Билл Гейтс не мечтает… Только напрасно ты ей мой кипятильник отдал, чем теперь чай заваривать?

— Эта баба, — заверил его Влад, — подкинет нам скоро тысяч двадцать! Не меньше! Помяни мое слово!

Влад мчался в отель, перепрыгивая через лужи и подставляя лицо струям дождя. Он был на высоте блаженства — всё сыграло на руку, даже дорогой отель. А ведь он так проклинал его последнее время!

— Купите вишню!

Влад остановился. Перед ним стояла маленькая девочка в бесформенном плаще.

— Эта вишня — из садов долины Фрик, — объяснила девочка, протягивая ему пакетик с ягодами. — Двенадцать франков.

“Всё это уже было, — подумал Влад, расплачиваясь, — и эта девочка, и этот запах — вишни и дождя. И Лиза…”

Он стоял на набережной перед отелем. Дождь стихал и теперь хлестал по реке, словно палил из охотничьего ружья мелкой дробью, а по обеим сторонам Рейна тянулись ряды великолепных вилл.

“Всё будет — просто супер!” — сообщил Влад сам себе.

И тут что-то заставило его посмотреть наверх.

Женский силуэт передвигался по перилам балкона на шестом этаже. Капли дождя мешали Владу присмотреться внимательнее, но этаж был совершенно определённо — шестой. Влад почувствовал что-то странное — словно щелчок фотоаппарата.

“Повтор!” — мелькнула мысль.

Девушка наверху покачнулась…

“Лиза!” — Влад бросился к дверям, взлетел по лестнице, ворвался в номер…

Лиза лежала на диване, листая рекламный журнал туристической фирмы.

— Потрясающе, что предлагают! Тибет! Хочешь туда?

Влад, похоже, онемел.

— Я, вообще-то, в душе — буддист, — сообщила она. — И прекрасно понимаю Ричарда Гира, который положил на всё с лихвой и теперь медитирует себе на здоровье, во спасение души.

— У тебя в голове — каша, — Влад понемногу начинал приходить в себя.

И тут он огляделся по сторонам: номер как-то по-своему преобразился — кое-какой мебели явно не доставало.

Владу показалось, что он теряет сознание.

— Ты чего побледнел? — спросила Лиза.

— Зачем же ты выбросила кресла? — в ужасе воскликнул Влад. — А ковёр… Где ковёр? Лиза, Бог мой! За что?

На потолке, вместо изысканной люстры из цветного хрусталя, свисала на сером электрическом шнуре обыкновенная лампочка.

— Захотелось сменить обстановку, — Лиза пожала плечами и снова уткнулась в журнал. — Всего две тысячи евро — поездка. Хочешь — в Тибет, хочешь — в Гималаи.

Влад медленно сполз по стене, опустился на корточки и обхватил голову руками.

— Что я тебе сделал? — промычал он.

Лиза наконец-то отложила журнал.

— Успокойся! — засмеялась она. — Я ничего не выбрасывала! Попросила вынести. Вот и вынесли!

Влад посмотрел на неё с благодарностью. Лиза вскочила с дивана и бросилась его обнимать.

— Ну что же я зверь какой-нибудь, — она покрывала его лицо поцелуями. — Господи, какой мокрый! Как мышь в аквариуме!

— Я денег заработал, Лиза! — сообщил Влад.

— Да за фиг они нужны, твои деньги! — Лиза срывала с него промокшую одежду.

Влад проснулся оттого, что Лиза яростно трясла его за плечо.

— Ну что ты, оглох! К тебе Лёшик поднимается, снизу звонили!

— Кто? — спросонок не понял Влад.

— Да этот твой, Павлик Морозов. Иди сам с ним разговаривай, я его видеть совершенно не хочу. И давай покороче. Гулять пойдём, ладно? Мне пройтись хочется.

Влад вышел в гостиную.

— Ох, ничего себе! — присвистнул Лёшик, входя в номер. — Ресторан “Метрополь”! Не меньше того!

Он оглядел номер, обратив внимание на лампочку, и усмехнулся.

— Ну-ну! Вижу, твоя Лиза поработала как следует… Дизайнера приглашали? Странно, что она обои до сих пор не ободрала. Ну, подожди немного, скоро и к ним подберётся...

— Ты давай потише, — предупредил его Влад.

— Плевать я на неё хотел! Я таких баб на дух не перевариваю! — завёлся Лёшик.

— Тебя никто и не просит их переваривать.

— Она тут и костёр разжечь может — с неё станется.

— Не думаю, — обиделся Влад.

— Картошки печёной припрёт пожевать, как в пионерском лагере… Она тебе ещё и песню у костра исполнит: “Взвейтесь кострами синие очи…”

— Ночи, — поправил Влад. — А ты зачем пришёл? Настроение испортить?

— Мне хозяин звонил того дома, где ты жил.

— И что? — заинтересовался Влад.

— Письмо какое-то пришло…

— Когда?

— Около недели назад.

Влад опешил.

— Просил же тебя, сразу сообщить! Чего ты тянул?

Лёшик молчал, уставившись в пол.

— У меня дед пропал, — тихо сообщил он.

— Как это — пропал? — не понял Влад. — Как живой человек может пропасть? Тебе что тут, Москва?

Лёшик не ответил.

— А ты искал?

— Искал, — кивнул Лёшик.

— Полиция? Психушка?

— Да я все обзвонил. Нету деда.

— Вот новости, — Влад был потрясён. — А что ещё можно сделать?

— Боюсь, ничего, — Лёшик шмыгнул носом. — Он последнее время с твоим жуком гулять полюбил. Но гулял-то перед глазами — или под окнами, или по дорожке вдоль дома. А тут вышел — и как в воду канул.

— А в Рейне искали? — осторожно спросил Влад.

— Везде искали, — мрачно ответил Лёшик. — И в Рейне тоже.

Влад не знал, что сказать.

— Дверь открой! — крикнула Лиза из спальни. — Опять кто-то к тебе! Портье звонил. Когда мы гулять-то пойдём?

— Сейчас пойдём, — Влад открыл дверь и выглянул в холл.

Из лифта вышел сияющий Харитон. На этот раз он был в обыкновенных джинсах и майке. Харитон вальяжно направился в номер и, не обращая никакого внимания ни на роскошь, ни на её частичное отсутствие, уселся на диван.

— Живём! — сообщил Харитон. — Я договорился в Ульяновске. Через месяцок фуру подгонят.

— Я чего-то пропустил? — заинтересовался Лёшик. — Чем торговать надумали?

— Кипятильниками, — гордо бросил Харитон. — Двадцать тысяч штук.

— Чем-чем? — чуть не присел от удивления Лёшик.

— Кипятильниками! — солидно повторил Харитон. — Глуховат, что ли?

— Торговать? — не поверил Лёшик. — Чего-то я не въезжаю… Этим дерьмом? А кому они тут понадобились?

Он недоверчиво переводил взгляд то на Влада, то на Харитона.

— Чего-то вы, мужики, пургу гоните…

— Совсем от жизни отстал, — усмехнулся Влад. — В Швейцарии кипятильники больше, чем в России нужны.

Лёшик был настолько потрясён, что, кажется, забыл про деда. Лиза вышла из спальни.

— Ну всё, — резко сказала она, — у меня терпение лопается. Пошли гулять!

— Да, — ответил Влад, — поедем в Лёрах. Мне надо по старому адресу письмо забрать.

Вчетвером они спустились вниз. Лёшик и Харитон вышли из отеля, отчаянно споря. Лёшик отказывался верить в успех будущей торговой операции.

— Тут дураков-то нет! — орал Лёшик, не в силах справиться с собой.

— У меня документ имеется, — загадочным тоном отвечал Харитон.

— Какой ещё документ? — не унимался Лёшик.

— А такой! — в ответ заорал Харитон. — Список всех, кто вперёд заплатил. Тебе хоть один местный, или из бюргеров кто, авансы выдавал?

Лёшик поражённо замолчал.

— Вот то-то и оно, — нравоучительно протянул Харитон, — что тут дураков нет.

Перед Лизой и Владом неожиданно вырос портье, любезно улыбаясь. Они остановились.

— Простите, — мелодично проговорил портье. — Мы очень рады, что вы выбрали наш отель…

— Мы тоже рады, — ответил Влад.

Портье поклонился.

— Но вы живёте здесь достаточно долгое время, и мы сожалеем, что никогда не видели ваших кредитных документов.

— Вы их скоро увидите, — ответил Влад.

Он уже давно ждал этого момента и не понимал, почему с ним до сих пор ни разу не заговорили об оплате номера. Очевидно, что у администрации отеля не вызывало сомнений то, что все клиенты — кредитоспособны. Взять хотя бы того же Дона Джонсона, который не раз там останавливался, а уж о его-то платежеспособности знали все жители — и Швейцарии, и Германии — без исключения.

— Не смею вас торопить, — поклонился портье, — но мы бы хотели видеть их прямо сейчас.

— Мы торопимся, — ответил Влад.

— В таком случае, — улыбка не сходила с лица портье, — мы будем вам очень признательны, если вы не покинете номер одновременно.

— В каком смысле? — не понял Влад.

Портье промолчал.

— Это что же получается? — удивилась Лиза. — Мы теперь по очереди гулять должны?

— Ну что вы, — удивился портье. — Конечно, вы можете делать это вместе! Или как вам будет угодно! Я не могу запретить вам этого! — он искренне рассмеялся. — Но только после того, как вы оплатите номер.

— Но я на улицу хочу! — крикнула Лиза.

— Пожалуйста! — портье отступил, пропуская Лизу к выходу.

— А он? — она кивнула на Влада.

Портье не ответил.

— Вот это да! — крикнула Лиза. — Нет, вы такое слышали! Он что, арестован? Вы его что, в заложники захватили?

Портье поморщился.

— Лиза, — тихо сказал Влад, — не в наших интересах сейчас конфликтовать.

— Но я хочу гулять!

— Я быстро вернусь. А ты пойдёшь потом.

Лиза пожала плечами.

— Очень прошу! Останься!

— Ну хорошо, — хмыкнула Лиза. — А когда ты вернёшься?

— Через час, не позже.

Лиза повернулась и прошла к лифтам. Портье слегка поклонился ей вслед и вернулся за стойку.

Ситуация усложнялась с каждой минутой. Влад вышел из отеля. Он огляделся по сторонам, но Харитон с Лёшиком его не дождались. Влад побрёл к стоянке такси.

Он был бесконечно благодарен водителю, что тот не пытался утомлять его разговорами. Только проезжая мимо пограничной будки, таксист собрался было что-то сказать, но передумал. Он чуть сбавил скорость, минуя разметки на дороге, и Влад заметил в пограничной будке непривычное шевеление.

“Впервые подобное вижу”, — удивился Влад, проверяя — в кармане ли паспорт.

Герр Сильке, как oбычно, жарил свиные колбаски. Он заметил Влада и приветливо кивнул.

— Сейчас, сейчас, — сказал он. — Эва положила ваше письмо на комод. Пойду принесу, — и он прошёл в дом.

Влад присел за столик.

— Я вас сразу раскусил, — раздался голос за его спиной. — Вы думаете, меня так просто обмануть? Ошибаетесь! Но я надеялся, что когда-нибудь в вас проснётся совесть, и вы сами признаетесь...

Влад не слышал, как подкрался Вроблевски, который, оказывается, караулил его здесь чуть ли не сутками.

— Что вы от меня хотите? — спросил Влад.

Вроблевски театрально расхохотался.

— Вы облапошили меня на огромную сумму! А теперь спрашиваете, чего я хочу?

— Денег я у вас не просил, — Влад увидел, что Сильке вышел из дома и направляется к ним.

“Ещё не хватало, чтобы старик понял, о чём идёт речь!” — мелькнуло у Влада.

— Конечно! Не просили! Но вы их с удовольствием скушали — это же очевидный факт! — прошипел Вроблевски. — Где Лиза? Куда вы дели мою дочь?

— Жива и здорова. Привет вам передавала.

— Ой ли? А почему она не появляется дома?

— Спросите у неё, — огрызнулся Влад. — Наверное, не хочет.

— Вам, конечно, виднее, чего она хочет, — усмехнулся Михал. — Но, между прочим, я заплатил вам за то, чтобы вы за ней следили, а не за то, чтобы вы с ней спали!

— Разве это не одно и то же? — Влад поднялся и пошёл навстречу герру Сильке.

Михал не отступал от него ни на шаг.

— Вот ваше письмо, — старик протянул Владу конверт. — Уже неделю дожидается.

— Спасибо! — Владу не терпелось открыть конверт.

— Так куда вы подевали мою дочь? — рявкнул Вроблевски.

Герр Сильке замер от удивления.

— Представляете, какие нравы! — сам того не ожидая, воскликнул Влад. — Мы с Лизой собираемся пожениться, а он утверждает, что я недостаточно богат для этого. И что вообще неплохо бы выдать деточку за натурального немца, а ещё лучше — швейцарца, преимущественно — банкира! Эмигрант для него — дурная компания.

Вроблевски отступил.

— Зачем вы так? — обращаясь к Михалу, покачал головой герр Сильке. — Он — отличный парень! И работать умеет.

Вроблевски усмехнулся.

— Не сомневаюсь, — процедил он.

— Ему важнее так называемая честь семьи! — распалялся Влад. — Он даже не учитывает, что мы с Лизой ждём ребёнка. Скоро вы станете дедушкой, пан Вроблевски! А ему лучше, чтобы дочь осталась одинокой матерью, но не связывалась с эмигрантом.

— Быстро вы, быстро… — пожевал губами Вроблевски. — Никогда не поверю в бескорыстие вашего намерения…

— Можете не верить сколько угодно, — парировал Влад. — За это время, пока мы вместе, вы не дали на её содержание ни цента! Будьте уверены, она сыта и одета!

— Не сомневаюсь, — усмехнулся Вроблевски. — Она в состоянии себя полностью обеспечить!

— Она?! — воскликнул Влад. — Бедная девочка! При отце-миллионере у неё ни копейки в кармане!

— Это у неё-то? — рассмеялся Вроблевски. — А вы наивнее, чем я предполагал.

Он прошёл к машине, сел за руль, но через секунду опустил стекло и крикнул:

— Не забудьте попросить благословения, прежде чем надумаете венчаться.

Он завёл машину, но снова передумал:

— Я должен её увидеть! Скажите, где она, иначе мне придётся обратиться в полицию!

— Отель “Дрей Кониге”, — поклонился ему Влад. — Шестой этаж.

— Что? — не поверил Вроблевски.

— Старинный замок на Блюменрайн. Неужели никогда там не были? Хотя бы на экскурсии?

Вроблевски замешкался, потом всё-таки завёл машину.

— Голодранец! — бросил он в окно и, наконец-то, убрался.

— Не обращайте внимания, — герр Сильке помешал угли в жаровне. — Люди, которые не понимают чужой радости — это обделённые люди. Ущербные. Живите и будьте счастливы!

“Будьте счастливы”, — подумал Влад. А кто сказал, что он не был счастлив всё это время? Ещё как был, но — главное — что за это безоблачное счастье долги выросли до колоссальных размеров. А это основательно портило идиллическую картину безоблачности. И что он такое наговорил о Лизе? На что намекал этот слизняк, когда крикнул, что Лиза в состоянии себя прокормить? Странная семейка.

Влад наконец-то вскрыл конверт.

Ориентировочная стоимость Вашей души составляет сто сорок пять тысяч триста двадцать евро”.

“Как это они вычислили? — поразился Влад. — Откуда такая точность?”

Он читал дальше.

“Мы ждём Вас на собеседовании в 18 часов, в четверг, 18 июля, по адресу: Цюрих, улица Фолькенштрассе, 18. Убедительно просим Вас не опаздывать”

“Это же — сегодня!” — Влад посмотрел на часы: три часа дня.

— Пиво? — спросил герр Сильке.

— Нет, спасибо, — ответил Влад.

— Что-то серьёзное?

— Серьёзнее не бывает! Мне срочно нужно в Цюрих.

— Только машиной, — задумался старик. — Ближайший самолёт — в семь вечера, а поезд — по утрам. Узнать вам расписание?

— Нет, — ответил Влад. — Спасибо.

окончание следует