Трость президента и другие американские истории

Опубликовано: 16 ноября 2012 г.
Рубрики:

William Andrew Johnson, a former slave of President Andrew Johnson w.jpg

Уильям Эндрю Джонсон, бывший раб президента Эндрю Джонсона, на фоне Белого Дома в Вашингтоне в феврале 1937 года
Уильям Эндрю Джонсон, бывший раб президента Эндрю Джонсона, на фоне Белого Дома в Вашингтоне в феврале 1937 года. Правая рука опирается на палочку, которую ему подарил президент Франклин Рузвельт. Джонсона и 10 других рабов освободили из рабства в 1863 году. (Архив Knoxville Sentinel).
Уильям Эндрю Джонсон, бывший раб президента Эндрю Джонсона, на фоне Белого Дома в Вашингтоне в феврале 1937 года. Правая рука опирается на палочку, которую ему подарил президент Франклин Рузвельт. Джонсона и 10 других рабов освободили из рабства в 1863 году. (Архив Knoxville Sentinel).
В старом доме Неда Артера — отставного офицера луисвиллской полиции, штат Кентукки — нет особых богатств. Более-менее ценная вещь — трость с серебряным набалдашником, и та бесполезная. Кажется, осталась еще от прадеда. Выбросить жалко, продать трудно. Кому сейчас нужна трость для форса? Но чего не знал отставной полицейский — эту трость давно разыскивает краевед Билл Мюррей, специализирующийся на истории негритянской общины штата Теннесси. В частности, несколько лет назад Мюррей заинтересовался истоками Дня эмансипации — локального праздника афроамериканцев юга Кентукки и севера Теннесси. Он отмечается 8 августа.

Как выяснил историк, эта дата возникла неспроста. 8 августа 1863 года тогдашний военный губернатор Теннесси, впоследствии президент США Эндрю Джонсон, отпустил на волю десять своих рабов. По этому случаю, он обратился с речью к белым жителям штата последовать его примеру. В свою очередь, один из освобожденных рабов губернатора Сэм, тоже Джонсон, призвал своих собратьев ежегодно отмечать 8 августа как День эмансипации. Сэм Джонсон после освобождения уехал в Ноксвилл, и до конца жизни работал там поваром.

Билл Мюррей решил проследить генеалогию Сэма Джонсона и судьбу его потомков. Что весьма не просто со столь распространенной в стране фамилией. Однако упорство исследователя было вознаграждено. В архивах он наткнулся на весьма любопытный факт. В 1930 годах в ноксвиллской городской газете был напечатан репортаж о вступлении в строй важной для штата дамбы Норрис. На ее открытие прибыл сам президент страны Франклин Делано Рузвельт. Одним из собеседников репортера был местный афроамериканец Уильям Эндрю Джонсон. Он рассказал журналисту, что он правнук бывшего раба бывшего президента США Джонсона, и был бы счастлив встретиться с нынешним президентом. Но это нереальная мечта, посетовал собеседник репортера. «Кто Рузвельт, и кто я?»

Но случилось чудо. Статья попалась на глаза супруге президента Элеоноре. За утренним кофе она дала прочитать ее мужу. Чутье политика подсказало президенту: этот пропагандистский подарок нельзя упускать из рук. Дальше пошел почти детектив. Вскоре ошеломленного Джонсона доставили на машине Секретной службы из Ноксвилла прямо в Белый дом. Глава государства отвел встрече с простым чернокожим американцем целый час, и даже пригласил Джонсона на ланч. После обеда президент вручил гостю подарок — трость с серебряным набалдашником и с именной гравировкой. С одной стороны имя президента, с другой — имя владельца. Естественно, столичная пресса не обошла вниманием столь выигрышный ход президента. Уильям Джонсон вернулся в родной город героем. Он раздавал интервью газетам, выступал на радио и до конца жизни не выходил из дома без трости президента.

Со смертью владельца трость осталась в доме, но ее поместили в чулан. Гулять с тростью стало уже немодно. Со временем эпопея Уильяма Джонсона выветрилась из семейной памяти, и трость стала просто старой ненужной вещью. Благо, не занимала много места. Вспомнить о своей родословной их заставил звонок из Теннесси. В конце генеалогического древа раба из средины позапрошлого века стоял его потомок Нед Артер, полицейский из Луисвилла. Когда Билл Мюррей стал по телефону рассказывать Неду Артеру историю его семьи, у бывшего полицейского отпала челюсть. Какая к черту у бывших рабов может быть генеалогия, да еще братание с президентами страны! В свою очередь у Билла Мюррея тоже был шок — он никак не ожидал, что следы легендарной трости когда-нибудь найдутся.

По версии Неда, трость прадеда перешла от Джонсонов к Артерам в связи с замужеством его бабушки. Вместе с личными вещами она взяла в дом мужа и трость отца. Недавно, по приглашению Билла Мюррея, Нед Артер побывал в Теннесси. С рассказом об истории трости выступал перед профессорами и студентами ноксвиллского колледжа. Посетил могилу своего прадеда Уильяма Джонсона. И, по договоренности с домом президента Эндрю Джонсона в Гринвилле (штат Теннесси), отдал трость на временную музейную экспозицию.

Похоже, Неду Артеру, как и его прадеду, с этой тростью будет чем заняться до конца жизни.

 

Свадебное безумие современных американок

Женщина, без сомнения, существо идеальное, но пик ее совершенства должен приходиться на день свадьбы. Неважно, какой по счету. Чтобы женщина, глядя в зеркало, могла скромно и непредвзято сказать о себе словами Мэри Поппинс: «Ах, какое блаженство знать, что я совершенство! Знать, что я идеал!» Но это только в сказках и фильмах идеалы рождаются сами по себе. В жизни они результат кропотливого труда и больших денег. И чем дальше, тем больше.

 

Читайте полностью материал в печатной версии журнала. Информация о подписке и приобретении отдельных номеров в разделе «Подписка»