Гражданство в России, СССР и Российской империи. Интервью с профессором Эриком Лором

Опубликовано: 16 октября 2012 г.
Рубрики:

eric lohr book w.jpg

Фрагмент обложки книги Эрика Лора «Российское гражданство: от Империи до Советского Союза»
Фрагмент обложки книги Эрика Лора «Российское гражданство: от Империи до Советского Союза»
Фрагмент обложки книги Эрика Лора «Российское гражданство: от Империи до Советского Союза»
В издательстве Гарвардского университета (Harvard University Press) вышла книга «Российское гражданство: от Империи до Советского Союза» (Russian Citizenship: Empire to Soviet Union). Автор книги — Эрик Лор (Eric Lohr), эксперт по истории России и Восточной Европы, профессор Американского университета в Вашингтоне, руководитель ежемесячного семинара по истории России в Джорджтаунском университете. Он согласился ответить на мои вопросы.

— Профессор, как, по-вашему, положительно или отрицательно сказалось на истории России включение в состав Империи покорённых народов и населения захваченных территорий?

— Я недавно закончил книгу об истории российского гражданства, и одной из главных тем этой книги стал общий вопрос о государственной политике страны в отношении своего населения. В российской истории народ рассматривался как ключевой источник богатства и экономической жизнеспособности империи в целом. Правители Российской империи делали всё возможное, чтобы привлечь новых поселенцев, новую рабочую силу и новый капитал в Россию, а затем удержать их в стране. Для этого им сначала предлагали различные льготные условия, а затем вводили законы, затрудняющие эмиграцию из страны. Отвечая на ваш вопрос, скажу, что для России как приглашение иностранцев, так и захват соседних территорий с их населением играли положительную роль. Каждый раз, когда в состав империи включались новые народы, их немедленно делали подданными Российской империи, то есть гражданами страны. Такой подход был типичен для царской России, а затем и для Советского Союза. Но отношение властей к тем или иным народам и народностям были различными.

Например, к прибалтийским немцам и народам так называемого немецкого влияния в Балтии было отношение более уважительное, поскольку они считались более образованными и экономически более состоятельными, чем основное население России. Власти предоставляли им большую автономию и больше прав, чем остальной части населения Российской империи. Поэтому аннексия балтийских государств была относительно успешной благодаря особой форме гражданства, особым правам и обязанностям, предоставленным жителям этих земель. Наиболее ярким примером умелого использования иностранцев в развитии экономики России является политика императрицы Екатерины Великой. Она предоставляла новым поселенцам земли и освобождала их от военной службы, освобождала от налогов на 10 или 20 лет. Так появились немцы в Поволжье, на юге Украины. Агитация по переселению в Россию велась не только среди немцев, но и среди балканских народов, и других. Такая политика, в общем, принесла немало пользы России.

— В разных странах существует такая форма наказания как лишение гражданства. В США лишают гражданства натурализованных граждан за некоторые уголовные преступления. В Советском Союзе лишали гражданства за инакомыслие. Была ли подобная практика в Российской империи?

— Нет, я не знаю ни одного такого случая. Бывали случаи массовой эмиграции из России так называемых натурализованных граждан с захваченных территорий. Так было после захвата Россией Крымского ханства. От пожелавших эмигрировать из аннексированного Россией Крыма власти потребовали в ответ на разрешение на эмиграцию поклясться, никогда не возвращаться в Российскую империю и не требовать возвращения себе земли, собственности и прав российских подданных. Этот случай положил начало практике, применявшейся позднее в отношении других эмигрантов из Российской империи — немцев, евреев... Но ничего похожего на лишение гражданства диссидентов, как это было в СССР, не было в Российской империи. Параллели есть лишь в том, что и в Российской империи, и в Советском Союзе власти были против эмиграции из страны. Но и в этом вопросе были разные варианты, особенно в отношении евреев. Еврейское население России резко увеличилось после раздела Польши. Евреев российские власти считали гражданами второго сорта. Но в конце XIX века (при том, что Россия, в отличие от стран Запада, относилась враждебно к самой идее эмиграции из страны, поскольку считала, что население — главный источник дохода, главная ценность для России) в отношении евреев было сделано исключение. В 1891 году еврейской организации под названием «Общество еврейской колонизации» было разрешено информировать еврейское население о том, как легально эмигрировать из России. Это стало стимулом для первой волны массовой эмиграции евреев из страны. Это пример эмиграционной политики властей, когда одним группам позволяли эмигрировать, а другим нет.

— Отношение к чужестранцам, к негражданам в сегодняшней, постсоветской России отвечает или не отвечает традициям Российской империи?

— Интересный вопрос. Я бы сказал, что официальная политика сегодняшней России — это предоставление российского гражданства, особенно в 1990-х годах, когда сотни тысяч эмигрантов стали гражданами страны. В то же время возникла очень серьёзная напряжённость внутри разных групп населения. Тогда как правительство постсоветской России, как и правительство Российской империи понимало, насколько необходим стране приток новой рабочей силы, нового капитала, на бытовом уровне существовала неприязнь к эмигрантам, как в императорской России, так и в сегодняшней. Мы слышим сегодня, что, мол, «Россия для русских», что, мол, «китайские эмигранты захватывают Сибирь и Дальний Восток...». Такие же разговоры и опасения были в конце XIX — начале XX веков. В то же время правительство Российской империи всячески стимулировало иммиграцию в Россию. В конце XIX — начале XX веков была выработана гастарбайтерская система, при которой жителям из стран Азии предлагалось приезжать в Россию на сезонную работу, но по окончании сезона, в ноябре, предписывалось уезжать из России. Им не предоставляли гражданства. Сегодняшняя Россия, начиная, примерно, с 2002 года, выбрала такое же направление в своей иммиграционной политике. Так рабочим из стран Центральной Азии или Закавказья получить гражданство в России стало очень трудно. Главная проблема сегодняшней России та же, что и проблема Российской империи, и других стран: необходимость в дешёвой рабочей силе, без которой невозможно сохранять конкурентоспособность своей экономики в мире, и необходимость в росте населения. Эти вопросы требовали решения раньше, остаются сегодня и останутся в будущем.

— После распада Советского Союза миллионы российских граждан вольно или невольно оказались заграницей. В последние годы правительство России пытается объединить их, создавая общества «соотечественников за рубежом». С какой целью? Хочет ли правительство вернуть этих людей в Россию, или хочет с их помощью создать рычаги своего влияния на правительства других стран?

— Я полагаю, это совершенно естественно. Что было не естественно, так это довольно долгое игнорирование российской диаспоры, которое продолжалось лет сто. Диаспора была полностью отрезана от России с 1917 года, что абсолютно беспрецедентно в мировой истории. Только в 1990-х годах Россия повернулась лицом к диаспоре. В каждой развитой стране есть фонды помощи и программы связей с соотечественниками за рубежом. Германия, например, финансирует сохранение культурных германских традиций в диаспоре. И другие страны делают что-то подобное. России давно пора последовать этому примеру. Создание пророссийского лобби в разных странах могло бы очень помочь России. Но я не уверен, что России удастся это сделать, в частности, в США. Прежде всего потому, что эмиграция из Советского Союза и России многоэтническая: это не только русские, но евреи, украинцы, выходцы с Кавказа и Средней Азии... Во-вторых, что более важно, эмигранты из России, как мне кажется, рассматривают себя не столько представителями небольшой этнической группы, временно находящейся вне своей страны, сколько частью глобального, мирового сообщества. Оказавшись в Америке, они, в общем, не стремятся создать обособленный русский анклав, как это делали, скажем, итальянцы, а, повторяю, видят себя частью глобального мира.

Эрик Лор, профессор Американского университета в Вашингтоне, автор книги «Российское гражданство: от Империи до Советского Союза» пришёл к выводу, что политика царской России в отношении гражданства была ближе к европейской политике, и менее изоляционистской и ксенофобской, чем было принято считать. В своей книге Эрик Лор показывает, как привлечение иностранцев и взаимодействие с внешним миром помогли в модернизации Российской империи, и как подозрительность в отношении иностранцев и инородцев, особенно евреев, начиная с Первой мировой войны и на протяжении всего существования Советского Союза, сыграла отрицательную роль в развитии России. Он считает, что сегодняшней России надо бы поглубже изучить и перенять политику Российской империи в отношении гражданства.