Обратный эффект

Опубликовано: 1 сентября 2012 г.
Рубрики:

breirikw.jpg

Андерс Брейвик ухмыляется
Андерс Брейвик ухмыляется в момент, когда судья объявляет, что его признали вменяемым и приговорили к максимальному сроку заключения — 21 году. Осло, Норвегия, 24 августа 2012 г. Кадр канала «Россия 24». Photo Courtesy: канал «Россия 24» / Seagull Publications
Андерс Брейвик ухмыляется в момент, когда судья объявляет, что его признали вменяемым и приговорили к максимальному сроку заключения — 21 году. Осло, Норвегия, 24 августа 2012 г. Кадр канала «Россия 24». Photo Courtesy: канал «Россия 24» / Seagull Publications
24 августа норвежского серийного убийцу и террориста Андерса Беринга Брейвика признали вменяемым достаточно, чтобы отвечать за свои действия, и приговорили к максимальному для Норвегии сроку заключения — 21 году. Брейвик приговором в высшей степени доволен, более всего он боялся, что его признают невменяемым, и, следовательно, все его идеи, которые он много лет проповедовал, признают бредом умалишенного. Встретил приговор 33-летний Брейвик с характерной ухмылкой, которая явно выражает его комплекс превосходства над окружающими.

Самого знаменитого террориста Норвегии судили за убийство 77 людей, взрыв правительственных зданий и другие преступления, совершенные им 22 июля 2011 года. Когда 33-летний полысевший блондин в черном костюме, белой рубашке и в черном галстуке вошел в здание суда в Осло, он приветствовал окружающих характерным выбросом руки, кисть которой сжата в кулак. Хотя приговор покажется многим мягким, скорее всего, на свободу он никогда уже не вый­дет. Во время слушаний он неоднократно заявлял, что окажись он на свободе, он продолжит начатое 22 июля 2011 года дело. Освобождение после отсидки срока или условно-досрочное — возможно только в том случае, если суд определит, что заключенный не представляет угрозу обществу, что маловероятно. В суде он оправдывал свой террористический акт той угрозой, которую представляет для нации иммиграция.

Прокуратура требовала признать Брейвика невменяемым, но судья Венке Элизабет Арнтцен и коллегия из пяти судей единогласно признали его достаточно вменяемым, чтобы ответить за совершенное. Решение удовлетворило значительную часть жертв расстрела, учиненного Брейвиком в молодежном лагере Рабочей партии на острове Утойя, а также значительную часть жителей страны. Если бы его признали невменяемым, то дело не было бы закрыто, и подсудимый подал бы апелляцию. Приговор же к 21 году его устроил, и он апелляцию подавать не будет.

Брейвика будут содержать в комфортабельной камере в тюрьме особого содержания Ила, где он уже провел более года с момента задержания. К его услугам спортзал, телевизор и, главное, компьютер, где он будет продолжать, как марксисты в царской России, писать свои революционные труды. Что он будет писать — хорошо известно. За время суда все его идеи стали достоянием общественности. Это нападки против левых и центристов в правительстве страны, против их либеральной иммиграционной политики. В последние годы исламская иммиграция в страну возросла, это связано с тем, что богатая нефтедобывающая страна, каковой является Норвегия, может себе позволить широкие льготы для иммигрантов.

Его взгляды встретили поддержку среди очень незначительного числа воинствующих радикалов в Европе, но и самые правые явно дистанцировались от Андерса Брейвика. Более того, антииммиграционная Прогрессивная партия Норвегии, к которой когда-то на незначительное время присоединился Брейвик, после прошлогодних терактов ощутила потерю значительного числа своих сторонников во время прошедших недавно муниципальных выборов, а опросы общественного мнения показывают, что всё больше населения Норвегии поддерживает либеральную иммиграционную политику.

Таков обратный результат действия несгибаемого борца с исламской угрозой Андерса Брейвика.

Брейвик испытывал психологические проблемы с самого детства. Он не окончил среднюю школу, целый год посвятил себя компьютерным играм. Психиатрическая экспертиза, проведенная в детстве, рекомендовала изолировать его от семьи, но социологическая служба не поддержала эту рекомендацию. После неудач в деловой активности (одно время он продавал поддельные дипломы и участвовал в мошеннической продаже алмазов в Либерии) в 2006 году он вернулся в дом своей матери. По ее словам, именно тогда он сильно увлекся политикой и из «мягкого и заботливого» превратился в «полного сумасшедшего».

Через год после страшнейшего теракта Норвегия медленно приходит в себя... Первоначальные призывы к введению более жесткого контроля над оружием и других ограничений, слышны все тише, скорее всего либеральная политика не претерпит никаких изменений.