Неприкасаемые

Опубликовано: 16 августа 2012 г.
Рубрики:

The Intouchables w.jpg

Кадр из фильма «Неприкасаемые»
Дрисс (Омар Сай, слева) и Филипп Поццо ди Борго (Франсуа  Клюзе) в фильме «Неприкасаемые»
Дрисс (Омар Сай, слева) и Филипп Поццо ди Борго (Франсуа Клюзе) в фильме «Неприкасаемые»
Неприкасаемые

The Intouchables

Сценаристы и режиссеры Эрик Толедано и Оливье Накаш

Когда узнаешь, что этот фильм был выдвинут на девять «Сезаров» (французских «Оскаров»), что он пользуется бешеным успехом во Франции и собрал 351 миллион долларов в мировом прокате, трудно описать чувства, вызванные этими сообщениями.

Сюжет его основан на подлинном случае. Французский аристократ и богач Филипп Поццо ди Борго (наживший гигантское состояние на шампанском «Поммери»), упал при полете на дельтаплане и был разбит параличом. Ухаживать за собой он нанял алжирского араба Абделя Селлу, который отсидел в тюрьме за воровство. Хотя друзей Филиппа пугала «дикость» Абделя, у них с Филиппом сложились прекрасные отношения. Больному как раз нравилось в Абделе то, что он называл «приятным безумием». Несколько лет спустя Филипп переехал в Марокко, где пребывает по сию пору, и женился на женщине по имени Хадиджа. Селлу живет неподалеку от них, работает на птицеферме, навещает своего бывшего подопечного и написал мемуары под названием «Ты переменил мою жизнь».

Это необычная история, которая, конечно, так и просится на экран. Весь вопрос в том, что сделали из нее два французских кинематографиста.

Фильм начинается с того, что оба героя едут по Парижу в роскошной спортивной машине Филиппа, которую ведет Абдель. Только никакого Абделя в фильме нет, его заменили интенсивно чернокожим сенегальцем по имени Дрисс. Его играет Омар Сай, которому и достался единственный полученный «Неприкасаемыми» «Сезар». В потоке машин Дрисс мчится на бешеной скорости, всех расталкивает, подрезает и получает от этого большое удовольствие. Его парализованный пассажир тоже в полном восторге. Когда их останавливает полиция, Дрисс врет, что везет пациента в больницу, а Филипп начинает для правдоподобия пускать пену изо рта. Полицейские, проникшись сочувствием, вызываются проводить больного и расчищают им дорогу. Из больницы уже бегут санитары с носилками, но шутники быстро разворачиваются и уезжают.

Считается, что это очень смешная комедийная сцена, и зрители должны восхищаться остроумием, с которым лихие герои провели дураков-полицейских.

Затем нас возвращают на несколько лет назад.

Едва выйдя из тюрьмы, Дрисс является на комиссию по трудовому найму, швыряет на стол свое «направление» и требует подписать его, да побыстрее, потому что работать он не собирается, а подписи ему нужны для получения пособия. Идиотские законы Франции, позволяющей здоровенным дармоедам сидеть на шее общества, усвоены им прекрасно. Но Филипп нанимает его в услужение. Отрезанному от жизни инвалиду, вероятно, надоел его сплошь женский вышколенный персонал, захотелось чего-нибудь позабористее, блатное «обаяние» сенегальца показалось любопытным. И ему, очевидно, действительно понравилось, что Дрисс не питал к нему никакой жалости — вероятно, он считал жалость унизительной. Возможно, что все это так и было в жизни. Но авторы фильма хотят, чтобы не один Филипп, а и зритель обязательно проникся теплыми чувствами к Дриссу.

Однако, в увенчанном «Сезаром» исполнении Омара Сая сенегалец предстает перед нами законченным «грядущим хамом» — наглым, развязным и похотливым. Именно этими его качествами нам предложено любоваться.

Непонятно, почему он все-таки соблаговолил пойти в услужение к Филиппу. Видимо, надоело жить в перенаселенных иммигрантских трущобах, где все устроено по законам третьего мира — шныряют бесчисленные дети, надрываются на работе пожилые женщины, мужчины воруют и торгуют наркотиками. А у богача ему предоставляют роскошную комнату, откуда он мгновенно стыривает яйцо Фаберже. Правда, он морщится, когда узнает, что ему придется выполнять для Филиппа малоприятные гигиенические процедуры, но зарплата, очевидно, немалая.

И вот дитя африканского народа начинает доказывать свое превосходство над прогнившим Западом. Железным кулаком он устанавливает справедливость. Запугивает соседа, который паркует свою машину не там, где надо — и парковка налажена. Запугивает бойфренда нескладной дочки Филиппа, который ее разлюбил — и тот в ужасе возвращается на место. Он также разоблачает ничтожество «высокой» культуры. Опера, куда зачем-то берет его с собой Филипп, вызывает у него хохот. Абстрактная живопись вызывает презрение (тут, правда, с ним хочется согласиться), и он легко сооружает собственную мазню в этом духе. Филипп врет своему торговцу картинами, что это работа знаменитого художника, и тот платит Дриссу 11 тысяч евро. На дне рождения Филиппа, где гости слушают классическую музыку, Дриссу становится скучно от всяких там Вивальди, он велит оркестру заткнуться и начинает откалывать буги-вуги — и почтенные гости в восторге к нему присоединяются. Наконец, именно он обеспечивает Филиппу свидание с женщиной, с которой тот состоял в переписке...

francois-cluzet-and-philippe-pozzo-di-borgo-w.jpg

Филипп Поццо ди Борго (слева) и исполнитель его роли Франсуа Клюзе
Филипп Поццо ди Борго (слева) и исполнитель его роли Франсуа Клюзе на кинофестивале Марракеш в Морроко. 10 декабря 2011 г.Photo Courtesy: pixplanete / PR Photos/exposay.com
Филипп Поццо ди Борго (слева) и исполнитель его роли Франсуа Клюзе на кинофестивале Марракеш в Морроко. 10 декабря 2011 г.Photo Courtesy: pixplanete / PR Photos/exposay.com
Для авторов фильма Дрисс, этот благодетель своего подопечного, такой забавный, такой милый — просто душка.

Этот пугающий образ возник не на пустом месте. Во Франции до сих пор жива просветительская идея трехсотлетней давности — что человек добродетелен от рождения, а все его пороки происходят от цивилизации. В «Эмиле» (1762) Жан-Жака Руссо осуждается образование и восхваляется природная добродетель «благородного дикаря». Миф о благородном дикаре чрезвычайно живуч. Его не удалось поколебать даже авторитету такого гуманиста как Чарльз Диккенс, видевшего в дикарстве лишь грязь, жестокость и постоянное насилие.

В наше время этот миф получил новое преломление в учении мультикультурализма — о том, что все культуры равны и одинаково прекрасны. За этим учением на самом деле стоит ненависть к западной цивилизации и образованию, якобы отжившим свой век. Невежественная шваль, проповедующая мультикультурализм, призывает отказаться от чтения того, что написано «мертвыми белыми мужчинами» — такими, например, как Шекспир.

То, что Франция с энтузиазмом приняла фильм, любующийся современным варваром, говорит о многом. Радостно приняла его и американская публика, запуганная призраком расизма — для нее немыслимо критически и здраво воспринять «симпатичного» чернокожего персонажа. На сайте «Гнилые помидоры» 92 процента зрителей оценили «Неприкасаемых» положительно. Критики, впрочем, несколько подрастерялись — положительных оценок всего 75 процентов. Рецензии «против» не слишком внятные — кому-то нехватает сурового реализма, кто-то считает сюжет слишком стандартным, для кого-то Дрисс все-таки недостаточно симпатичен... Понятен мне был лишь Джон Байфас, написавший: «Успех «Неприкасаемых» ставит под подозрение наши представления о том, что французы обладают развитым, тонким вкусом».

Остается лишь ждать американского римейка (повтора) этого фильма, права на который уже закуплены.

**



***** — замечательный фильм

**** — хороший фильм

*** — так себе

** — плохой фильм

*— кошмарный