Тедди для взрослых. Что можно смотреть детям?

Опубликовано: 16 августа 2012 г.
Рубрики:

ted-2w.jpg

Кадр из фильма «Тед»
Мишка Тед, Джон (Марк Уолберг) и Лори (Мила Кунис) в фильме Сета Макфарлейна «Тед». Photo © 2012 - Universal Pictures
Мишка Тед, Джон (Марк Уолберг) и Лори (Мила Кунис) в фильме Сета Макфарлейна «Тед». Photo © 2012 - Universal Pictures
Тед

Ted

Режиссер и сценарист Сет Макфарлейн

39-летний Макфарлейн — самый высокооплачиваемый сценарист на американском телевидении. Он человек многообразных талантов — и швец, и жнец, и на дуде игрец. Художник-мультипликатор. Режиссер и кинодраматург. Певец. Актер — озвучивает трех персонажей своей мульти-серии «Семейный мужик» (Family Guy). Это комедия про семью толстого идиота Питера Гриффина, ее получасовые выпуски с 1999 года продолжают идти на ТВ каждый день.

Я смотрела ее с удовольствием, которое в последнее время потихоньку испарилось. Больше не смот­рю. Одаренность Макфарлейна несомненна. Но так же несомненно, что ему кое-чего не хватает. А именно, вкуса и чувства меры. А, может быть, и просто душевного здоровья. И раньше было что-то мерзкое в мечте младенца Стю Гриффина убить обожающую его маму, и в желании пса Брайана переспать с этой мамой, своей хозяйкой. Но там был и более умный и тонкий юмор. Однако, теперь «Семейный мужик» с ним распрощался и все больше черпает свой комизм из элементарной похабщины и шуток про наркотики. А источник комизма в другой мульти-серии Макфарлейна «Американский папаша» (American Dad), про кретина, сотрудника ЦРУ — примитивный анти-американизм.

Общественная организация «Родительский совет при телевидении» много раз жаловалась государству на непристойность «Семейного мужика» и его дурное влияние на детей. Но передача пользуется успехом у зрителей — а, значит, и у спонсоров-рекламодателей, так что коммерчески выгодна ее хозяину, каналу «Фокс». Поэтому результат жалоб нетрудно себе представить.

И вот теперь Макфарлейн вышел на большой экран. Его новый, не мультипликационный, а игровой фильм «Тед» (производство которого стоило 50 миллионов долларов), идет в кинотеатрах, где он к 25 июля собрал 185 миллионов в Америке и еще 40 заграницей. Так что Макфарлейн по-прежнему весь в шоколаде.

Фильм, сделанный вполне искусно, имеет категорию R, что указывает на его непредназначенность для юных зрителей. Но при этом детям до 17 лет его позволяется смотреть, если их сопровождают взрослые. Ужас состоит в том, что немалую долю аудитории составляют дети, которых матери приводят в кино как на трогательную сказку.

Герой фильма — игрушечный медведь. В России их зовут Мишками, а в Америке — Тедди. Джон, хозяин Тедди, в детстве страдал от одиночества. Например, соседские дети не брали его с собой, когда шли бить еврейского мальчика. На рождество Джон увидел падающую звезду и загадал желание, чтобы Тед ожил. Это сбылось. Медведь стал живым и говорящим. У Джона появился друг.

Родители Джона верят в Бога, и потому изображены уродливыми идиотами. При виде ожившего Тедди мать Джона кричит: «Ой, батюшки, это ж Иисус!» После этого родители бесследно исчезают из фильма.

Макфарлейн, видимо, знает, что в «Семейном мужике» лучшей выдумкой был Брайан, говорящий пес Гриффинов, который ходит на двух ногах и носит галстук. Тед — новый вариант Брайана. Но в отличие от него, Тед очень современен. Изъясняется он почти исключительно матом. И постоянно сосет «бонг» — кальян для курения марихуаны.

Его хозяин Джон (Марк Уолберг) вырос, ему уже 35 лет.

Но в умственном отношении Джон остался на уровне своего медведя и занят лишь тем, что курит с ним травку и смотрит старые комиксы. Работа его не интересует, он там занимает какую-то ничтожную должность. Напрасно хлопочет его невеста Лори (Мила Кунис), которая уговаривает его хотя бы разъехаться с Тедом по разным квартирам.

Уровень юмора в «Теде» спущен на самое дно. Есть сцены, где нам показывают, как мишка занимается сексом с женщинами. В одном эпизоде он приглашает в гости нескольких проституток. Пришедшая домой Лори с ужасом обнаруживает этих девиц на диване, а на полу кучу дерьма (правда, не показанную, но тщательно обыгранную). Тед спокойно сообщает, что это сделала одна из проституток — «боевая деваха».

Во второй половине фильма, когда под нажимом Лори друзья все-таки разъезжаются, Теда похищают плохие люди — гнусный мальчик с гнусным папой. Теда надо выручать. Пройдя через большие испытания, симпатяга-медведь выживает. Они с Джоном по-прежнему любят друг друга, хотя Джон слегка поумнел.

Это могла бы быть симпатичная сказка про дружбу человека с игрушкой. Но она насквозь пропитана похабщиной, а курение наркотика изображено в ней как приятная и смешная забава. В больных мозгах голливудских кинематографистов укоренились железные представления о том, что именно этим следует завлекать в кинотеатры широчайшие массы. И это, увы, работает! Разрастаются зрительские стада, которые приносят Голливуду сотни миллионов долларов и с радостным мычанием и ржанием хавают из грязного корыта.

Американское общество решительно превратилось в сумасшедший дом. Если кому-то случится произнести слово «ниггер» (из-за которого то и дело пытаются запретить «Гекльберри Финна»), все падают в обморок, масс-медиа воет, как сирена воздушной тревоги, а жизнь виновника разрушают с большой сноровкой. Так случилось два года назад со знаменитой радио-ведущей доктором Лорой Шлессинджер. Доктор Лора была безапелляционна, категорична и не скрывала своих консервативных взглядов. Но ее передачи (вопросы и ответы) про семейную жизнь, шедшие на 250 радиостанциях, слушало 8 миллионов человек в неделю. На ее беду, ей позвонила афроамериканка и пожаловалась, что друзья ее белого мужа употребляют нехорошее «н-слово». Доктор Лора ответила, что тогда надо жаловаться и на телеканал HBO, где чернокожие комедианты все время говорят «ниггер, ниггер, ниггер», — но поскольку они чернокожие, считается, что это не оскорбительно, а шутливо, и все принимают это как должное.

Только за то, что доктор Лора, в подтверждение своей мысли, просто произнесла целиком ужасное слово несколько раз, она поплатилась мгновенно и радикально. Никакие униженные извинения не помогли. Передача была выметена из эфира железной метлой. 65-летняя Шлессинджер прозябает где-то на каком-то спутниковом радио. Ее имя, известное на всю страну, теперь уже забыто.

Никто не спорит — «слово на эн» нехорошее. (Так же, как, скажем, «слово на жэ» по отношению к еврею). Но его звучание приравнено «борцами с расизмом» к применению ядовитых газов. А когда ежедневно на головы миллионов юных зрителей Голливуд вываливает ведра дурно пахнущей похабщины, извлеченной из выгребной ямы английского языка, это считается невинной шуткой и безобидным развлечением. Учителя молчат, как партизаны. Их профсоюз занят защитой их привилегий, а не защитой их воспитанников от грязи. Некоторые родители кое-как сопротивляются. «Лос-Анджелес таймс» 14 июля напечатала два письма под шапкой «Родители, не водите детей на «Теда». Барбара Берген написала, что брать ребенка на этот фильм — значит издеваться над детьми и подвергать их опасности. Стэн Ивенс вспоминает золотые времена, когда родители оберегали невинность малолетних детей, которые думать не думали про секс и знать не знали, что такое «бонг». Оба автора писем были поражены тем, как много таких малолеток с родителями было в кинотеатре.

«Прогрессивный» критик нашей газеты, Патрик Голдстин, поместил в ней трусливую статью о том, что сопротивление подобным фильмам бесполезно. У него у самого есть 14-летний сын. Критика, по его словам, не смущают грязный язык фильма и сексуальные «шутки». «Но то, как часто и охотно там показывают употребление наркотиков, — пишет он, — это уж кажется мне несколько слишком». Соответственно, Голдстин запретил сыну смотреть «Теда», но тут же оговаривается, что запрещение бессмысленно.

Макфарлейн слишком популярен, мишка слишком обаятелен («несмотря на то, что его речь словно выплеснулась из унитаза»), интернет жужжит восторгами, матери ведут детей в кинотеатры, и вообще «Тед» стал «семейным фильмом». Мысль о протесте даже не посещает прогрессивные мозги Голдстина.

На сайте «Гнилые помидоры» 67 процентам критиков и 82 процентам зрителей фильм нравится.

*

 


***** — замечательный фильм

**** — хороший фильм

*** — так себе

** — плохой фильм

*— кошмарный