Синдром Шанклин

Опубликовано: 1 августа 2012 г.
Рубрики:

Shanklin w.jpg

Барбара Шанклин
Пока еще член горсовета  Луисвилла Барбара Шанклин
Пока еще член горсовета Луисвилла Барбара Шанклин
Положение члена городского совета миллионного города почетно и престижно. Ни за что конкретно не отвечаешь, зато со всех спрашиваешь. К тому же, экономически надежная гавань. Шибко не перетрудишься — неплохая зарплата, личный денежный фонд, доступ к различным программам и грантам, куча социальных бенефитов. Поэтому, кто попал в горсовет, держатся за должность, как герои Форт-Самтер или Брестской крепости. Стремление похвальное, когда выборное лицо соответствует чину. Непонятное — если цепляется за кресло вопреки морали и закону. Имя отца-матери города месяцами, а то и годами, полощут все СМИ штата, но ему-ей все по барабану.

У жителей Луисвилла на слуху две фамилии. Их знают лучше, чем мэра города, губернатора Кентукки и даже президента страны. Неудивительно, член горсовета Джуди Грин не сходила с экранов телевизоров и страниц местной прессы два с лишним года. Депутат много лет пользовалась личным фондом как своим собственным. Небедную мать вселила в дом на 8-й программе. Химчистку мужа по блату обеспечивала городскими заказами по максимальным расценкам. В свою очередь, там работали только родственники Грин. Из средств бюджета оплачивались праздничные мероприятия, банкеты, личные подарки нужным людям в избирательном округе депутата. Бурную государственную деятельность Джуди успешно сочетала с воспитанием 11 (!) детей. Не обошлось без жертв — пришлось положить в дальний ящик диплом врача.

Все обвинения депутату были доказаны-передоказаны десятками комиссий и расследований, но с многодетной матери стекали, как с гуся вода. В ход шел неотразимый по логике аргумент — «не виноватая я!» И точка. Любой приличный человек на месте Грин давно бы подал в отставку. Хотя бы из чувства самосохранения — не было бы хуже, все прегрешения Грин на грани фола с законом...

Пик скандала пришелся на очередные местные выборы. Вместо отставки Грин вновь выставила свою кандидатуру. И выиграла с подавляющим перевесом! В конце концов терпение коллег переполнилось. Видя, что мадам Грин подобру не уйдет, члену горсовета объявили импичмент. Первый за всю историю города.

Казалось бы, урок должен пойти впрок остальным членам законодательного собрания, но, спустя всего несколько месяцев после импичмента Джуди Грин, зажглась новая «звезда». По имени Барбара Шанклин. Не столь фертильная, как бывшая коллега, но тоже с достаточно большой по нынешним временам семьей. Мать трех детей и бабушка семи внуков.

Первые угли скандала разгорелись в мае этого года, когда в прессу попала невероятная история сановной бабушки Барбары Шанклин и ее непутевого внука Гэри Болера. Накануне 28-летний недоросль просидел под арестом несколько суток в тюрьме за домашнее насилие. Арестантские дни были засчитаны ему как рабочие с полной оплатой «труда». Ларчик открывался просто — внук числился в офисе бабушки.

Дальше стали всплывать более пикантные данные. Барбара Шанклин была впервые избрана в горсовет десять лет назад. Уже через год в ее штате объявился 19-летний отрок в качестве помощника депутата. По совместительству — внук. Юному чиновнику без опыта и образования на старт положили 13 долларов в час. Заниматься бумажками было неинтересно, когда за окнами офиса бурлила настоящая жизнь. Невероятно, но факт. В наше время, когда один щелчок мышкой, и вся твоя подноготная на дисплее компьютера, Гэри Болер, ни от кого не скрываясь, успешно сочетал две ипостаси: с одной стороны, он чиновник горсовета, а с другой — отпетый криминал...

За девять лет непорочной чиновничьей службы у Болера накопилось 30 (!) арестов и несколько судимостей. Его послужного списка хватит на 20-30 лет тюрьмы, но он по-прежнему на свободе. Криминальное досье Гэри не блещет оригинальностью. Из протокола в протокол — наркотики, стычки с полицией, хулиганство, грабежи, угон автомобилей, домашнее насилие, незаконное владение оружием. После условной судимости в 2007 году сроком на пять лет, Болер имел еще с десяток арестов, отделываясь пустяковыми наказаниями. Только на волне нынешнего скандала прокурор обещает упечь уголовного чиновника на недосиженный условный срок...

Возникает недоуменный вопрос, неужели влиятельная бабушка не знала о похождениях своего внука? Барбара Шанклин благоразумно соглашается, но лишь по поводу «пустяковых» шалостей. Об остальном — не знала, не ведала. Хорошо, она могла не знать об этом как бабушка, но как начальник была обязана. Хорош шеф, не ведающий, где проводит рабочие дни подчиненный и, притом, исправно подписывающий тому платежные чеки. Больше того, в 2008 году Шанклин назначает внука своим юридическим помощником и удваивает ему зарплату до 25 долларов в час. В чем-чем, а в уголовной юриспруденции Гэри к тому времени преуспел. На личном опыте.

Тандем бабушка-внук позднее всплывет еще в одном деле. Правда, уже в качестве второстепенной детали. Как и некогда Грин, Барбара Шанклин денно и нощно печется о благе своего не очень благополучного избирательного округа. Напрямую не всегда получается. Но есть обходные пути, вполне легальные. С этой целью в 2006 году в округе создается Ассоциация по развитию района Петерсберг-Ньюборг. В совет ассоциации входят три члена. Президент — племянница депутата Дайана Уокер, сама Шанклин и третья женщина со стороны.

За шесть лет Шаклин прокачала через ассоциацию 150 тысяч городских бюджетных долларов. Почти все они ушли на оплату членов семьи депутата, выполнявших нехит­рые разовые работы. Обслуживание церковного пикника, стрижка общественных газонов, установка билбордов. Была ли работа реальной или липовой, сейчас трудно доказать. Но все чеки подписаны одним лицом — Барбарой Шанклин, одним и тем же работникам, мастерам на все руки. Зене Хелм — матери одиозного Гэри, зятю Дервину Форту, еще нескольким родственникам разной степени близости.

Хотя есть английский перевод «Двенадцати стульев», вряд ли Барбара Шанклин читала этот роман. А жаль. Там есть строчки про нее, стоит лишь поменять русские имена на английские. «Кроме старух, за столом сидели Исидор Яковлевич, Афанасий Яковлевич, Кирилл Яковлевич, Олег Яковлевич и Паша Эмильевич. Ни возрастом, ни полом эти молодые люди не гармонировали с задачами социального обеспечения, зато четыре Яковлевича были юными братьями Альхена, а Паша Эмильевич — двоюродным племянником Александры Яковлевны». Набожная Шанклин не забывает и о родной пресвитерианской церкви, подкидывая ей через ассоциацию тысячи долларов.

Третий подвиг депутата — создание курсов по трудовому исправлению склонных к правонарушениям молодых людей. Курсы были созданы под эгидой городского департамента исправительных учреждений и через него финансировались городом. По словам начальника департамента Марка Болтона, фактически они были автономными и никем не контролировались. До скандала с именем Шанклин. После этого Болтон приказал провести ревизию. В табеле посещаемости курсов фигурировали три фамилии — Барбары Шанклин, ее сына Крэга и внука Гэри. По представлению Марка Болтона город прекратил финансирование курсов, но потраченные на них 30 тысяч долларов, наверняка, плакали...

Полностью статью читайте в бумажной версии журнала. Информация о подписке в разделе «Подписка»