Кто сказал, что Москву зальют кровью?

Опубликовано: 16 мая 2012 г.
Рубрики:

sud-w.jpg

Oбратившаяся за советом к светскому адвокату Хасавову молодая женщина разводится с мужем
Кадр из программы «Новости 24» на РЕН-ТВ, где корреспондент (слева) присутствовал на приеме у адвоката Дагира Хасавова (в центре). Справа — обратившаяся за советом к светскому адвокату Хасавову молодая женщина разводится с мужем, делит с ним имущество и детей. Она говорит, что ее муж ничего кроме шариатского суда не признает. Photo  Courtesy: РЕН ТВ
Кадр из программы «Новости 24» на РЕН-ТВ, где корреспондент (слева) присутствовал на приеме у адвоката Дагира Хасавова (в центре). Справа — обратившаяся за советом к светскому адвокату Хасавову молодая женщина разводится с мужем, делит с ним имущество и детей. Она говорит, что ее муж ничего кроме шариатского суда не признает. Photo Courtesy: РЕН ТВ
В России сегодня обострились отношения общества с властью — светской и духовной, с Русской православной церковью. В этой ситуации провокационный сюжет на Рен-ТВ и провокационный адвокат Хасавов вброшены в водоворот страстей, можно предполагать, вовсе не случайно

 

При ближайшем рассмотрении выяснилось, что недавно ставший скандально знаменитым адвокат Дагир Хасавов не говорил: «Москву зальют кровью и превратят ее в мертвое море, если кто-то будет мешать мусульманской общине вводить в стране суды шариата». Это приписал ему телеканал Рен-ТВ в выпуске новостей, после чего страна забурлила заголовками в прессе: «Мы зальем Москву кровью!», «Они угрожают залить Москву кровью!»

Шариатские суды — не новая тема для прессы. Известный адвокат Дагир Хасавов и его единомышленники говорили о них сравнительно давно. Публично, в газетах, в эфире ТВ.

«Пробыв несколько дней в Дагестане, Чечне и Ингушетии, я убедился, что фактически шариатские суды действуют там повсеместно, рассматривая значимые спорные вопросы: примирение врагов, в том числе кровных, бытовые споры, вопросы, связанные с возможностью женщины видеть своих детей после развода с мужем, примирение после похищения невесты и так далее», — объяснял Дагир Хасавов.

«Суд будет рассматривать морально-этические аспекты жизни мусульман — семейные отношения, личностные споры. Разумеется, ни наказания плетьми, ни побивания каменьями не будет», — уверял еще в 2010 году петербургский адвокат Джамалиддин Махмутов.

То есть речь вроде бы не о замене и отмене Уголовного кодекса РФ, а о некоем суде по типу третейского.

Их выслушивали, приводили мнения противников и сторонников. Большинство сторонников — не мусульмане.

«Если деятельность подобных учреждений касается только членов мусульманской общины и не противоречит действующему светскому законодательству, не подменяет государственную судебную систему, то ничего дурного я в этом не вижу. Насколько этот опыт актуален, например, для православных — я судить не берусь», — говорил два года назад игумен Мелетий (Соколов), преподаватель Московской духовной семинарии.

«Создание таких учреждений, как мне кажется, не противоречит конституции. Важно, чтобы их постановления носили именно рекомендательный характер. Ведь в наше время гражданское право не всегда соответствует понятиям той или иной религиозной традиции... Оно все больше отклоняется в сторону размывания этических норм», — комментировал иеромонах Тихон (Зимин).

«Здесь можно сослаться и на опыт Русской православной церкви, которая также имеет церковный суд, рассматривающий те или иные нарушения в каноническом, дисциплинарном строе внутрицерковной жизни. Решения его, как и появившегося шариатского суда, не противоречат существующему законодательству, так как оба они рассматривают специфические вопросы религиозно-духовного содержания. И если этот суд на основе норм исламского права будет проводить работу среди своих же верующих — что может быть в этом плохого?», — отмечал священник Георгий Рощин.

Даже после недавнего «кровавого» сюжета на Рен-ТВ протоиерей Всеволод (Чаплин), тем не менее, заявил: «Именно такой путь, я думаю, актуален в будущем и для России, и для Западной Европы. Но очевидно, что нельзя навязывать эти правила другим вне своей общины».

 

Однако мусульманские священнослужители отреагировали очень жестко. Муфтии еще два года назад объявили Хасавова и Махмутова шарлатанами, предупредили, что они не имеют сана, и никто их не уполномочивал говорить от имени мусульман.

«Дагир Хасавов путает разные вещи: имамы занимаются примирением сторон в семейных конфликтах, когда к ним за этим обращаются, но к шариатским судам это не имеет никакого отношения. Что же касается общего правопорядка, то для этого есть общие российские суды. Создание шариатского суда антиконституционно». (Председатель Духовного управления мусульман Карачаево-Черкесии и Ставропольского края Исмаил Бердиев.)

«В Основном законе нашей страны однозначно определено, что Россия — светское общество, где религия отделена от государства». (Муфтий Ингушетии Иса Хамхоев).

«Это сумасбродное решение, которое противоречит Конституции, по которой Россия — светское государство». (Муфтий Петербурга Равиль Панчеев)

«Шариатский суд — абсолютно никому не нужная инстанция. Все необходимые консультации мусульмане могут получить у имамов, придя в мечеть. Для нашей страны неприемлемы такие суды». (Муфтий Ростовской области Джафар Бикмаев)

 

Да, нам всем только этого не хватало — параллельного правосудия. Оно у нас и так до ужаса (в прямом смысле) «параллельно», закон — что дышло. Одно дело, когда к мулле приходят за советом, совсем другое — шариатский суд. Как будто мы не знаем: стоит создать организацию, тем более назвать ее судом, как она начнет вершить судьбы, косить направо и налево. А там — православный суд, иудейский, буддистский... И уж конечно — «разборки по понятиям». Им тоже придать полуофициальный статус третейского суда? По сути — уничтожится юридическое, политическое, административное единство государства.

Тут все ясно, и подобные попытки следует жестко пресекать. А не дискутировать.

В то же время необходимо рассмотреть, как и отчего разгорелся громкий конфликт, в который вовлекается все больше россиян. Сюжет появился в программе Рен-ТВ «Новости 24». Но никакой новости не было и нет. О шариатских судах, как уже упомянуто, заговорили два года назад. Новостью могло бы быть заявление Хасавова, если бы он сделал его где-нибудь в общественном месте. А тут очевидно, что его пригласили в телекомпанию, беседовали, записали, а потом сделали «новость», обрамив ее пугающим видеорядом и соответствующими комментариями.

 

Начинается сюжет зловещей некуда — появляется в кадре ведущий «Новостей 24» и объявляет: «Шокирующее заявление одного из уважаемых российских адвокатов. Он сказал, что Москву зальют кровью и превратят ее в мертвое море, если кто-то будет мешать мусульманской общине вводить в стране суды шариата».

Ничего подобного Хасавов ни до, ни после не говорил. Ведущий между тем продолжал: «Шариатский суд идет. Точнее, пришел. И не только на Кавказ, но во все крупные города России».

Никаких фактов прихода «шариатского суда во все крупные города России» не приводится. Взамен устрашающим фоном идет видеоряд из архива: боевики, автоматы, расстрелы.

Хасавов в кадре: «Обращаются люди: один ограбил другого. Но мусульмане не хотят ввязываться в судебную систему, многоступенчатую... Оно, это общество, немножко чуждо...»

Диктор за кадром: «Дагир Хасавов считает, что пословица «Со своим уставом в чужой монастырь здесь неуместна».

Хасавов: «Вы считаете, что приходят куда-то в чужое место... А мы считаем: у себя дома. Возможно, вы чужие. А мы у себя дома. И мы будем устанавливать те правила, которые нас устраивают, хотите вы этого или нет. Любые попытки изменить это обойдутся кровью, тут будет второе мертвое озеро. Мы зальем город кровью».

С подачи диктора его слова воспринимаются так: они, мусульмане, здесь (в чужом монастыре), в Москве — дома, а мы — чужие, они здесь установят свои правила. И зальют кровью.

Прокуратура передала сюжет на экспертизу в Российский институт культурологии.

«Мы предложили следователю запросить полную версию записи, чтобы ознакомиться с полным текстом, поскольку в передаче явно есть передергивания, фразы вырваны из контекста, — сказала заместитель директора Наталья Крюкова. — Профан-зритель, человек, не являющийся экспертом в данной проблематике, воспринимает этот сюжет как экстремистский. Хасавов не говорил о «мертвом море» — об этом сказал ведущий программы Алексей Суханов, а адвокат в сюжете произнес «мертвое озеро...» Очень возможно, что «мертвое озеро» — аллюзия одного из трагических эпизодов... В Шелковском районе Чечни... есть озеро, которое называют «мертвым»: по слухам, туда в первую чеченскую кампанию боевики сбрасывали тела убитых солдат... Адвокат, говоря «зальем города кровью», не упоминал Москву — об этом сказал ведущий. Из слов Хасавова в сюжете не ясно, зальют ли города кровью в отместку за то, что не вводят шариат, или же за то, что будет группа лиц, которая не будет подчиняться никакому судопроизводству».

Добавлю: Хасавов сказал не просто «мертвое озеро», он сказал: «второе мертвое озеро». Это явная отсылка к событиям в Чечне, о которых он, наверно, упоминал ранее в беседе. Из обращения к трагическому эпизоду войны в Чечне можно сделать предположение, что слова Хасавова: «Возможно, вы чужие. А мы у себя дома» — относятся к Чечне, к Грозному, а не к Москве, как подало это Рен-ТВ.

 

Однако вовсе не следует, что Хасавов — невинная жертва, овечка. Его карьера выпускника Киевской высшей школы МВД, основателя адвокатского бюро в Туркменистане, более чем успешного адвоката в Москве, помощника сенатора и частого гостя на всех телеканалах говорит о его немалых, скажем так, возможностях. О явных и теневых покровителях и, возможно, теневых руководителях. Многие назвали его провокатором. «Хасавов был несистемной фигурой, — сказал депутат Госдумы Абдул-Вахед Ниязов. — Несмотря на то, что он этнический мусульманин, он активно сотрудничал с различными организациями и лицами, дискредитирующими нашу веру».

В России сегодня обострились отношения общества с властью — светской и духовной, с Русской православной церковью. У храма Христа Спасителя чуть ли не стенка на стенку сходятся. На слуху скандалы с часами патриарха, со вновь всплывшими слухами о его бизнесе и состоянии в миллиарды долларов, с его квартирой в Доме на набережной, в которой проживает некая «монахиня в миру» (что это такое — непонятно, нет такого в церковном укладе). К тому же «монахиня в миру» подала в суд на соседа — за то, что во время ремонта пыль из его квартиры попадала в их с патриархом жилище. И мирской, общегражданский суд ничтоже сумняшеся приговорил соседа к уплате 20 миллионов (!) рублей в пользу иерарха... И здесь же — крестные ходы по всей стране в защиту церкви от каких-то врагов, кампания на телевидении в режиме беснования, изгнания дьявола из душ и тел оппозиционеров. В интернете вывешены списки врагов церкви и врагов государства... Однако, чем активней повышается градус витийства, тем отчетливей видно, что авторитет РПЦ в глазах россиян падает катастрофически. Ее уже воспринимают как часть путинского государства и путинской власти, которую общество отторгает все сильнее с каждым прожитым днем и с каждой очередной государственно-идеологической акцией. В этой ситуации провокационный сюжет на Рен-ТВ и провокационный адвокат Хасавов вброшены в водоворот страстей, можно предполагать, вовсе не случайно. Тотчас появились призывы к объединению против общего врага.