Виртуальные педофилы

Опубликовано: 16 апреля 2012 г.
Рубрики:

rodionov-w.jpg

Кэти Фокс держит фотографию, где она изображена со своим сыном, 26-летним инвалидом Джоном Фоксом, осужденным на 14 лет заключения за хранение в памяти его компьютера 1200 детских порноснимков
Кэти Фокс держит фотографию, где она изображена со своим сыном, 26-летним инвалидом Джоном Фоксом, осужденным на 14 лет заключения за хранение в памяти его компьютера 1200 детских порноснимков. Фото из газеты  луисвиллской газеты The Courier-Journal. Photo by Michael Clevenger/The The Courier-Journal
Кэти Фокс держит фотографию, где она изображена со своим сыном, 26-летним инвалидом Джоном Фоксом, осужденным на 14 лет заключения за хранение в памяти его компьютера 1200 детских порноснимков. Фото из газеты луисвиллской газеты The Courier-Journal. Photo by Michael Clevenger/The The Courier-Journal
Любой порок малосимпатичен. Педофилия омерзительна. Взрослая жертва изнасилования потенциально может оказать сопротивление, убежать, обмануть преступника. Ребенок полностью беззащитен перед злой волей взрослого. Эмоционально, физически, психически. С позиции нормального человека рассматривать ребенка в качестве сексуального объекта может только монстр, нелюдь, моральный урод. Соответственно, отношение в обществе к педофилам на редкость единодушное — чем больше срок, тем лучше. А если, вдобавок, кастрация, совсем замечательно.

Но, в отличие от общественной морали, юриспруденция не столь категорична. Как и в любом другом, в черном цвете есть много оттенков. Начнем с простого — кого считать педофилом? В доинтернетное время ответ был однозначным — исполнителя преступления. Злодеяние было сугубо «интимным», без «третьих лишних» — преступник и жертва. Но когда секс — сначала традиционный, затем однополый, потом с выкрутасами — заполонил интернет, педофилы решили, чем мы хуже? Вслед за «энтузиастами»-одиночками заработали любительские и профессиональные студии детской порнографии с «разделением труда». «Оператор» может снимать, но лично не насиловать ребенка. Пользователь и коллекционер детских порносайтов часто не идет дальше своих виртуальных фантазий. Распространитель детских порно в интернете не обязательно детский насильник, это у него fan, или просто дурь. Можно ли считать их педофилами? Закон отвечает однозначно. Да.

Три года назад полиция кентуккского Луисвилла вышла на 26-летнего Джона Фокса. В памяти его компьютера нашли 1200 детских порноснимков. К тому же, Фокс вел активный обмен файлами на эту тему. Состав преступления налицо, если бы не одно «но». Джон Фокс — инвалид, прикованный к коляске, с врожденным дефектом позвоночника. Неспособный муху убить, не говоря уже о каком-то сексе. Тем не менее, федеральный судья приговорил инвалида к 14 годам лишения свободы. Все апелляции оказались безрезультатными. Как говорит его мать, Кэти Фокс, «если бы мой сын убил кого-то, он получил бы меньше». И она недалека от истины.

Со стремительным вхождением компьютеров в каждый дом, эти электронные устройства стали главным средством хранения и распространения детской порнографии. И они же стали подводить своих хозяев под статьи. Только в 2010 году на скамью подсудимых в стране сели 1800 человек. Кому «повезло», попали под уголовные кодексы штатов. Кому нет — под федеральный закон. Две ветви судебной власти по-разному наказывают за один и тот же вид преступления. Федеральный закон намного жестче. Но и в его рамках есть несколько уровней.

— Получение детской порнографии при отсутствии предыдущей криминальной истории — от 41 до 51 месяца тюрьмы.

— Использование компьютера в целях хранения видеопродукции — 51-63 месяца.

— Хранение в памяти компьютера свыше 600 снимков — 87-108 месяцев.

— Распространение порнографии с детьми пубертатного возраста — 151-188 месяцев.

— Распространение порнографии с детьми предпубертатного возраста — 188-235 месяцев.

— Садистская порнография — 324-405 месяцев.

— Совокупность преступлений — от 17 до 22 лет лишения свободы.

Мотайте на ус, любители детской «клубнички», чем могут закончиться пагубные увлечения. Напоминаю, эти сроки только за хранение и распространение детской порнопродукции. Налицо тенденция федерального ужесточения наказаний. Пятнадцать лет назад средний срок лишения свободы по этой статье составлял около двух лет, сегодня — десять.

Но случись Джону Фоксу попасть под муниципальный суд, его наказание было бы вчетверо меньше. Об этой диспропорции свидетельствует и судебная статистика. За 2006-2011 годы федеральным окружным судом Западного Кентукки за хранение и распространение детской порнографии были осуждены 70 человек. Средний срок наказания — десять с половиной лет. За это же время судом графства Джефферсон (фактически города Луисвилла) вынесено 46 приговоров. Средний срок наказания — два с половиной года. Примерно такая же картина и в других штатах страны.

В отличие от непримиримой общественной морали, юристы не столь «кровожадны». Хотя они такие же родители, дедушки-бабушки и не выступают за отмену уголовного преследования пропаганды педофилии вообще. Но, как профессионалы, понимают — наказание должно быть соразмерным опасности преступного деяния. Идеальной меры не бывает, но где-то ближе к здравому смыслу. В этом плане, по мнению многих адвокатов (ну, им сам Бог велел!), прокуроров, судей и ученых-правоведов, федеральный закон чересчур перегнул палку. Больше того, юристы его называют «драконовским».

Полностью статью читайте в бумажном версии журнала, информация о подпискев разделе «Подписка»