Испытание сытостью

Опубликовано: 16 апреля 2012 г.
Рубрики:

porcupine-creek-w.jpg

Ранчо «Мираж» в Калифорнии
Ранчо «Мираж» в Калифорнии
Ранчо «Мираж» в Калифорнии
Мы живем во время, когда людей на мякине не проведешь. Они точно и без всяких сомнений знают, что жизненный успех определяется прежде всего твоим банковским счетом. Если ты такой умный, то почему ты не богатый? А раз ты богатый, то все звезды светят для тебя — ты можешь позволить себе все, что угодно, лишь бы это не входило в противоречие с уголовным кодексом.

Раньше все можно было королям, а теперь все можно богатым людям. Все блага нашей цивилизации для тебя, только плати денежки, заработанные честным трудом в поте лица своего. И не обязательно вкалывать, что-то изобретать или производить, как в добрые старые времена, когда люди делали деньги на чем-то материальном, осязаемом, когда прокладывали дороги или создавали паровозы, автомобили, самолеты... Сегодня много примеров легкого, не подкрепленного тяжким трудом баснословного богатства — фантастического на фоне общей достаточно средней жизни. Посмотрите списки самых богатых, властелинов мира в журнале «Форбс». Много ли там таких людей, как Билл Гейтс, создававших конкретный и полезный продукт, который напрямую ассоциируется с их именем, людей, вложивших в свое богатство свой труд и уникальный талант.

Сейчас на автомобилях и дорогах тоже, конечно, можно заработать, но настоящие большие деньги делаются из денег, когда одни бумажки рождают другие, при этом польза для общества близка к нулю, но для тебя она баснословна. Ибо ты попал в струю и выгодно вложил капитал... Или вывел производство в какую-то далекую страну, лишил многих своих соседей рабочих мест, но зато дал эти рабочие места за гроши тем, кто где-то далеко-далеко, за океаном. Тебя журят, говорят, ах, как это нехорошо, но тебе на эти разговоры плевать.

Есть и другие способы — их множество — иметь фантастические суммы и при этом говорить, что тебя пытаются ободрать и ограбить... Это когда некоторые осмеливаются утверждать, что ты должен платить такие же налоги, как и средние обыкновенные смертные. Конечно же, нет! У тебя должны быть льготы, потому что без таких, как ты, всё вокруг придет в упадок. Потому что на таких, как ты, держится все наше непрочное мироздание. Ты имеешь достаточно возможностей, чтобы устанавливать свои порядки, а если кто против, то они бездельники, социалисты и вообще нехорошие люди, которые все хотят разделить и уровнять...

Но успокойся, разделением и уравнением в обществе и не пахнет, оно уже так разделено, что больше и не придумаешь. У тебя такие возможности, что среднему работяге такое и присниться не может. Ведь ты почти король. Ты можешь купить на двоих дом из десятков комнат с огромным участком, который не обойдешь и за неделю, ты можешь владеть картинами старых мастеров, хотя им место, если по совести, не в твоей спальне, а в музее, ибо гуманисты разных эпох считали, что старые мастера — это достояние всего человечества, а не твое лично.

Впрочем, это и многое другое закон разрешает и поощряет, и общество тоже к этому относится с пониманием, уважая частную собственность, даже если она достигает немыслимых масштабов. Ты можешь купить огромный самолет и вносить свой вклад в охрану окружающей среды, хотя не всем понятно, зачем одному человеку владеть большим самолетом, если этот человек не президент. Ты даже можешь позволить себе съесть нечто особое, воображая, что ты подпитываешь свою возвышенную плоть божественной пищей, возносящей тебя над простыми смертными. И весь мир пишет о тебе и восхищается, отмечая, что нет границ человеческим возможностям в сегодняшнем нашем благословенном существовании.

 

Пудинг на 35 тысяч долларов

Вот один чепуховый факт, который подвиг меня к размышлениям. До сих пор я пребывал в уверенности, что самое дорогое блюдо, занесенное в книгу рекордов Гиннеса, это мороженое за 25 тысяч долларов, которое подавалось в одном из нью-йоркских ресторанов. Но, оказывается, нет пределов сладкой жизни... Один победитель экономических спектаклей современности решил щегольнуть и к тому же успокоить свою пошатнувшуюся нервную систему, расстроенную тем, что его покинула дама его сердца. В добрые старые времена, если это случалось с рыцарем, он участвовал в турнирах или отправлялся в дальний поход и сражался с врагами веры и справедливости, побеждал этих врагов и обретал новую любовь в лице прекрасной дамы, восхищенной его подвигами. Современный труженик большого бизнеса заказал себе шоколадный пудинг стоимостью около 35 тысяч долларов. Это чтобы утешить себя и хотя бы частично развеять свою скорбь. Я не сомневаюсь, что безо всяких рыцарских подвигов этот славный труженик найдет себе новую подружку. Мало кто из женщин устоит перед обладателем такого отменного аппетита. За один раз слопать то, что средняя семья работяг в Нью-Йорке зарабатывает за год (чистыми, после вычета налогов) — это талант.

Ну, разве не прекрасен наш мир, где существуют такие великолепные возможности для удовлетворения таких изысканных вкусов. Джордано Бруно всходил на костер, Томас Мор ложился под топор, Ньютон формулировал свои законы, Шекспир писал пьесы, революционеры боролись за свободу против тирании... И все это и многое другое для того, чтобы приблизить славное будущее, и кто-то пользовался нашими замечательными завоеваниями и мог смаковать такое чудесное мороженое или расчудесный шоколадный пудинг...

Иные прочитают эти строки и скажут — ладно иронизировать, завидно небось, что у самого нет возможности полакомиться таким мороженым и пудингом. Человек заработал деньги, на что хочет, на то и тратит. И не указывай, что ему есть и как ему жить.

Согласен. Справедливо — трать деньги, как хочешь, и не обязательно при этом, чтобы кто-то стоял у тебя за спиной и говорил, что в этом мире миллионы детишек голодают, а ты лопаешь свое мороженое. Каждому свое.

Но, зависти, представьте, у меня нет. Во-первых, я не ем мороженое. И если бы у меня было навалом денег и мне пришла бы в голову мысль съесть мороженого на десятки тысяч долларов, я бы подумал и нашел способ доставить обычное мороженое сотням детей, которые, возможно, лишены этого лакомства. Они бы порадовались, и им оно было бы полезнее, чем мне и другим взрослым дядям и тетям. Вот такие у меня свихнувшиеся представления. А, во-вторых, я грешным делом думаю, что не всегда у человека, который за 10 минут или за полчаса может поглотить еду на такую сумму, которую иной тратит за много лет, обязательно лучше здоровье — и физическое, и психологическое, — чем у того, кто ест скромно, живет без излишеств и не обуреваем желанием попасть в книгу рекордов Гиннеса. Я надеюсь, что рекорд с пудингом утвердят. Мир должен знать своих героев. И стремится на них походить. И продолжать думать, что раз ты богатый и знаменитый, то ты успешный и заслуживающий всяческого восхищения человек. Тот, кто осуществляет свою мечту.

Вот, например, замечательная мечта у Сьюзен Эман. Она, оказывается, самая толстая женщина в мире. Ее можно поздравить — она собирается замуж. Ее избранником стал 35-летний повар Паркер Кларк. Он горит желанием помочь невесте в достижении ее мечты — стать самой тучной женщиной за всю историю. Эман сейчас 33 года, она воспитывает двоих детей: 13-летнего Брендана и 17-летнего Габриеля. До заветного исторического рекорда 343-килограммовой невесте еще очень далеко — для этого ей необходимо набрать еще несколько сотен килограммов. Она надеется, что в этом ей поможет кулинарный талант Кларка. Такие вот мечты о рекордах в нашем славном времени.

Правда, я не уверен, что Джордано Бруно и Томас Мор разделяли бы такие мечты. Другой был менталитет у людей из прошлого. Меня тоже мечта Сьюзен не вдохновляет. Но я желаю ей успеха.

Хотя есть, есть люди, чьи мечты и деяния у меня вызывают самые теп­лые чувства. В книгу рекордов Гиннеса внесли запись о Мэри Хардисон из штата Юта, которая стала самой пожилой женщиной, совершившей полет на параплане. Этот полет она совершила в день своего 101-летия. Респект.

 

«Неудачники» прошлого

С точки зрения сегодняшних представлений о подлинной ценности человека, большинство людей, двигавших вперед цивилизацию, создававших те ценности, которыми мы сегодня пользуемся и попавших в энциклопедии — это просто неудачники. Например, по этой логике, Мигель де Сервантес Сааведра был неумным и совершенно несостоявшимся человеком, потому что умер в полной нищете и был похоронен монахами, такими же бедными, как он. И еще множество великих людей никак не вписывались в универсальную американскую формулу наших дней, безоговорочно связывающую ум, способности и прочие похвальные качества с богатством. Сервантес, на мой взгляд, автор самого великого романа за всю историю человечества. Он был так же беден, как и его герой Дон Кихот, величайший и оригинальнейший персонаж в мировой литературе. Писатель жил и умер в самой что ни есть отчаянной нужде. Когда архиепископ толедский посетил в Мадриде французского посланника, тот выразил восхищение Сервантесом и выразил желание с ним познакомиться. Ему было сказано в ответ, что Сервантес служил отечеству своим оружием и что теперь он стар и болен. «Как! Неужели положение сеньора Сервантеса столь незавидное, тогда отчего не помогут ему из казны?» «Боже избави помочь его бедности. Ведь нужда заставляет его писать. Его бедность обогащает мир».

Такая вот была логика в те лишенные милосердия времена, когда всем заправляла испанская инквизиция. В те времена считали, что в сильных и здоровых натурах энергия поддерживается не столько успехами, сколько неудачами: их характер закаляется скорее в бедности, чем в богатстве. Очень жаль, что Сервантесу выпала такая суровая судьба при жизни. Но может быть, в этой логике — жестокой и безжалостной — и было какое-то рациональное зерно? В наше время множество вершителей культуры, которые купаются в деньгах. Это хорошо, что они живут с достатком. Но при всем при том, от них не останется и тени той славы, которая выпала на долю Мигеля де Сервантеса Сааведры, вынашивавшего замыслы своего гениального романа под плетью надсмотрщика на галере.

Из этого, конечно, вовсе не значит, что я ратую за галеры и бедность. Мы живем в самое благоприятное время в истории. Человек должен жить достойно, а это ему во многом обеспечивает материальная независимость. Если она не доведена до абсурда, разумеется. В формуле о зависимости ума и богатства недостает одного главного компонента — она совершенно не согласуется с реалиями жизни и извращает все исконные представления о подлинных ценностях мира. И потому она может создать много проблем. И уже начинает создавать. Потому что, когда у людей нет никаких надличностных идей, у них появляются только личные идеи, связанные с комфортом и умением жить сытно и вкусно. Когда в обществе все меньше идеализма в высшем понимании этого слова, а все больше приземленного прагматизма, то люди меняются даже внешне. Никогда в истории ведь не было столько тучных людей. А очень часто жиром заплывают не только тела, покоящиеся перед компьютером или телевизором, но и мозги, жующие соответственную духовную жвачку. Можно ведь иметь самое что ни есть высшее образования, но при этом не быть обремененным здравым смыслом. Наверное, иногда полезнее владеть благоразумием, чем знанием. Ведь тот же Сервантес писал, что бывают люди, которым знание латыни не мешает быть все-таки ослами...

 

Достаток во зло?

Древний мыслитель говорил, что добродетель, доведенная до крайности, превращается в порок. То же самое можно сказать о достатке и сытости. Они необходимы, но когда стремление к ним становится чуть ли не самоцелью, то тут оружие обращается против тебя. Никогда в истории не было такого комфорта, как сейчас. И никогда комфорт не менял так людей, даже внешне. 

Полностью статью читайте в бумажном версии журнала, информация о подпискев разделе «Подписка»