Сьюзен Коллинз и ее «Голодные игры»

Опубликовано: 16 апреля 2012 г.
Рубрики:

 

Katniss Everdeen and Peeta Mellark-w.jpg

Между Кэтнисс (Дженнифер Лоренс) и Питой (Джош Хатчерсон ) вспыхивает любовь
Между Кэтнисс (Дженнифер Лоренс) и Питой (Джош Хатчерсон )вспыхивает любовь. Photo by Murray Close / ©2011 Lionsgate Entertainment
Между Кэтнисс (Дженнифер Лоренс) и Питой (Джош Хатчерсон ) вспыхивает любовь. Photo by Murray Close / ©2011 Lionsgate Entertainment
Голодные игры

The Hunger Games

Режиссер Гэри Росc

Некоторое уныние последнего времени сменилось в Голливуде ликованием. Дело в том, что после огромного успеха серии о юных вампирах («Сумерки») и экранизаций «Гарри Поттера» доходы от кино поползли вниз. И вот, наконец, объявился новый фильм, возбудивший бешеный ажиотаж молодых зрителей. Толпы стали осаждать кинотеатры, и в первый же уик-энд «Голодные игры» сделали гигантские сборы в 155 миллионов. В моем районе два мультиплекса начали показывать «Игры» на 25 сеансах в день.

Фильм сделан по книге 50-летней Сьюзен Коллинз, изданной в 2008 году. Ее перевели на 26 языков, продано почти 3 миллиона экземпляров. Книгу хвалят за занимательность («невозможно оторваться»).

Не могу о ней по-настоящему судить, потому что не читала как следует, а только перелистала ее и убедилась, что она написана уверенно и гладко.

Сьюзен Коллинз до этого больше десяти лет участвовала в создании телесериалов для самых маленьких под такими названиями как «Вау, вау, вубзи!» (Wow! Wow! Wubbzy!) По ее словам, вдохновение создать что-нибудь для читателей постарше посетило ее, когда она в состоянии полузабытья смотрела телевизор и перескакивала с очередной «реалити-шоу» на военную хронику из Ирака. Кроме того, в детстве она читала миф о Минотавре, которому отдавали на съедение критскую молодежь, и он произвел на нее сильное впечатление.

Уже начались глубокомысленные споры, чем объяснить успех «Игр».

Мне кажется, что он объясняется довольно просто: тем же, чем объяснялась хорошая посещаемость Колизея в древнем Риме. Народу всегда было и будет интересно про гладиаторов. Кто кого замочил, и как. Вот Коллинз и написала про гладиаторов, да сделала их еще и подростками. В эпоху расцвета детской порнографии тема мучительства несовершеннолетних, пусть и оставаясь за кулисами, неизбежно придает сюжету особую пикантность.

Поскольку автор книги является и соавтором сценария, позволительно считать, что фильм книге вполне соответствует.

Коллинз хорошо чувствует ароматные веяния времени и сделала ставку не на гладиатора, а на гладиаторшу. Восславила сильную юную героиню. В книге рассказ ведется от ее лица.

В последнее время «сила» женщины стала объявляться ее лучшим качеством. На экране под силой чаще всего подразумевается умение драться и ругаться как мужик. В новейшей голливудской «Белоснежке» под названием «Mirror, Mirror» принцесса под руководством бандитов-гномов берет в руки шпагу и быстро превращается в феминистскую воительницу. Не принц спасает ее, а она — принца. В современном американском обществе, где упорно гнут линию на уничтожение природной разницы между полами, женщине свирепо запрещается быть женственной.

Интересно, кстати, что в свое время главный борец за прогресс человечества Карл Маркс, отвечая на анкету своей дочки Женни, сообщил: в мужчине он больше всего ценит силу, а в женщине — слабость... Помню, как в недавней экранизации диккенсовского «Никласа Никльби» прелестная героиня со вздохом говорит «Я так устала быть сильной», и меня словно ударило — какая в этом правда!

Раз уж мы вспомнили Основоположника, нельзя не сказать, что нынешняя кино-развлекаловка все чаще бывает слегка выварена в марксизме. О странности мышления здешних левых активистов свидетельствует то, что чем яснее во всем мире становилась несостоятельность марксизма, тем упорнее его (под псевдонимом «критического мышления») внедряли в американские университеты. Это дало ощутимые печальные результаты и не могло не сказаться на кино.

hunger games w.jpg

Кэтнисс и столичная распорядительница «Голодных игр»
Кэтнисс (Дженнифер Лоренс) и столичная распорядительница «Голодных игр» (слева, Элизабет Бэнкс)
Кэтнисс (Дженнифер Лоренс) и столичная распорядительница «Голодных игр» (слева, Элизабет Бэнкс)
Например, кошмарная «Алиса в стране чудес» Тима Бертона «обогащена» социальными мотивами. Меланхоличного Безумного Шляпника заставили возглавить какое-то бредовое народное восстание против жестокой королевы. Вот и в новой «Белоснежке» королева не просто злая мачеха, этого теперь недостаточно. Она угнетательница и разорительница трудящихся, а гномы — борцы за народное дело. В схватке с мачехой обученная ими принцесса-фехтовальщица воюет за «социальную справедливость».

В сказках всегда есть идейная подоплека («сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок...»). Есть она и в «Гарри Поттере». Однако автор книги Роулинг не толкает своего героя на баррикады, освобождать угнетенное человечество. Для нее вообще немыслимо делать смыслом жизни Гарри агрессивное кредо «левого фронта»: против кого-то все время «выступать» и кого-то уничтожать.

Но понятия о добре и зле автору не безразличны. Уже начиная со второй книги («Гарри Поттер и Потайная Комната»), Роулинг настойчиво подчеркивает: Волдеморт злодей не просто потому, что желает извести сиротку Гарри. Он так же, как его единомышленник Люциус Мальфой, одержим идеей чистоты крови. Их ненависть к полукровкам (а Гарри и Гермиона как раз полукровки) безгранична, и они мечтают ликвидировать всех, кто не может похвастаться происхождением от стопроцентных волшебников (читай — арийцев). Не надо быть ни семи, ни даже полутора пядей во лбу, чтобы не возникла аналогия с антисемитизмом, чтобы стало понятно отвращение Роулинг к нему и ее несомненное стремление передать это отвращение читающим детям.

«Голодные игры», конечно, не политический трактат, а коммерческое предприятие массовой культуры. Но и оно не безразлично к тому, какими идеями будут овеваться молодые мозги.

Действие «Голодных игр» происходит как бы в далеком и неприятном будущем. Природные бедствия и войны стерли с лица земли США и Канаду. Вместо них образовалось государство Панем (очевидно, от римского Panem et Circenses — «Хлеба и зрелищ»). Это самое «Хлеба» состоит из 12 округов и столицы. Они разделены по классовому признаку. Столица — эксплуататор, утопающий в роскоши. Округа — юдоль страданий пролетариата.

Округа отгорожены колючей проволокой. Через нее пропущен ток, который до сих пор не поубивал всех только потому, что электричество дают всего на три часа в день. Живут здесь трудящиеся, главным образом, шахтеры (всегда выступавшие в левой пропаганде как образ американского рабочего класса). Очень бедные. Стирают в тазах. Есть нечего. Внешне скопированы с известных фотографий Доротеи Лэнг 30-х годов, запечатлевших жертв Великой Депрессии. Столица — гнездо богатых угнетателей. Очень бессердечные. Их декадентство выражено в немыслимых прическах и уродливых костюмах. А самый большой мерзавец — их президент — выглядит, со своей обширной белой бородой и неторопливой повадкой, как бог Саваоф.

Много лет назад был 13-й округ, он поднял восстание. Округ уничтожили со всем населением как предателей. А для остальных в наказание придумали «голодные игры». Каждый год округа по лотерее выделяют двоих подростков (мальчика и девочку). Их свозят в столицу для участия в гладиаторских играх, передающихся по телевизору. В живых должен остаться только один человек из 24. Вот вам и Минотавр как ужасное воплощение капиталистических зверств.

Героиня фильма, Кэтнисс (Дженнифер Лоренс), спасает младшую сестренку, выбранную в жертвы, и предлагает в участницы игр себя. Она кормилица семьи. Носится по своему 12-му округу с луком в руках, поражает стрелами оленей и продает их мясо на черном рынке. Такая пролетарская Артемида с весьма упитанным и свежим личиком.

Поскольку история предназначена для юношества, есть и любовная линия. Второй избранник-гладиатор от 12-го округа — миловидный мальчик Пита. По происхождению он чуждый элемент. Его папа — владелец пекарни, который выбрасывает лишний хлеб свиньям. Но Пита искупает грех буржуазного происхождения сочувствием к мукам пролетариата (тайком отдает хлеб Кэтнисс) и потому достоин, чтобы героиня отдала ему свое сердце.

Не забыт и обычный подобострастный поклон в сторону чернокожего населения. Единственный приличный человек в Столице, помогающий героине — черный. Единственное существо, помогающее Кэтнисс в «играх» и погибающее — трогательная 12-летняя девочка. Черная. И от смерти героиню спасает черный гладиатор (правда, им движет расовая солидарность, он мстит за гибель девочки).

Любопытно, кстати, что в Панеме начисто исчезли все другие нацменьшинства. Ожидаю, что латинос проявят свое неудовольствие, да и китайцы могут выразить недоумение.

Идиотизм сюжета даже удивляет. Не удивляет, увы, его низость. Иначе невозможно назвать отраженное в фильме упорное стремление левых расколоть народ, навязать ему понятия «классовой борьбы», ненависть и зависть к богатым. В жизни левые уже добились небывалой поляризации страны. По Америке гуляет идиотский лозунг «99 процентов против одного процента», высосанный из пальца, но легко усвояемый. Толпы неопрятных и слабо соображающих людей неизвестно зачем «оккупируют», что попало. (В Лос-Анджелесе уже полгода приводят в порядок сквер перед зданием мэрии, где они разбивали свои палатки. Очистка бессовестно загаженной территории пока что обошлась в 400 тысяч долларов).

В то время, как стране очень пригодилось бы единство и сплоченность перед лицом угрозы исламского радикализма, левые уверяют, что никакой такой угрозы нет. Американцам внушают, что они несчастнейшие люди в мире, потому что живут в США, и натравливают их на несуществующего «внутреннего классового врага».

Именно эти настроения воплощены — хотя и довольно нескладно — в «Голодных играх».

Не увидеть этого невозможно. В подборке «Идейный посыл «Голодных игр», опубликованной в «Лос-Анджелес таймс» 24 марта, актер Пенн Бегдли (звезда телеспектакля «Gossip Girl»), прямо заявляет: «Именно «один процент» убивает детей. Надо быть слепым, чтобы этого не видеть». А блоггер Дэнни Кинер, политический сайт которого адресован молодежи, пишет прямым текстом: «Это фильм об опасности политической системы, которой руководят богатые. Хозяев Игр только горсточка, но они обладают властью. На сегодняшних первичных выборах Республиканцев за кандидатами стоит тоже лишь горсточка тех, кто их финансирует».

Особенно огорчает высказывание студентки Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе Нэнси Гомес. «Я увидела в книгах Сьюзен Коллинз идею о том, что женщина должна подняться, придти к власти. Я связала их с другой литературой о том, как надо выступать против правительства — «Фаренгейт 451», «1984». Правда, американское правительство не совсем уж паршивое, есть у него и хорошее. Если бы не оно, я не смогла бы поступить в этот университет. Но я надеюсь, что у ребят откроются глаза насчет того, что если ты что-то с этим будешь делать (с чем — «этим» — не уточняется. — М.Ш.), то что-то изменится, потому что если человек встает и выступает, другие идут за ним». Нэнси уже 21 год. Почему «правительство» заставило принять ее в университет, догадаться нетрудно. Что она там не столько учится, сколько «встает и выступает», тоже понятно. А огорчает неумение девушки понять смысл романов Брэдбери и Оруэлла в сочетании с убогим выражением внушенных ей примитивных мыслей.

После всего шума, поднятого вокруг «Голодных игр», меня изумило, что фильм оказался такой занудной, скучнейшей тягомотиной, растянутой на 2 часа 20 минут. Может быть, поэтому во второй уик-энд посещаемость упала на целых 60 процентов. Хотя, конечно, свои богатые сборы фильм сделает.

Еще один повод для изумления дал Дэвид Денби, кинокритик либеральнейшего журнала «Нью-Йоркер». Во-первых, он написал, что до него не дошло, почему сатирические образы нехороших людей — «чудовищ-плутократов» — словно взяты «из фарса XVIII века». И, во-вторых, похвалив некоторых актеров, он заключает: «В остальном же «Голодные игры» — это катастрофа. История рассказана несвязно, невнятно и даже временами скучно». Режиссер злоупотребляет дергающейся ручной камерой, отчего «кажется, словно тебя запихнули в стиральную машину». Кроме того, фильм — пример «коммерческого лицемерия». Пообещав зрителям гладиаторские схватки, он их почти не показывает.

Такого уважения к правде я от «Нью-Йоркера» последних лет не ожидала.

«Голодные игры» действительно обманывают зрителя. Дело в том, что если бы на экране были протыкания, разрубания и потоки крови, фильму не дали бы категорию, позволяющую смотреть его детям до 13 лет. Так что вожделенное насилие остается почти все время за кадром. Надо же нажиться на поношении богатых.

Есть и другие рецензенты, ошарашенные фильмом. Найджел Эндрис: «Что такое эта картина? Роскошное круизное судно или корабль дураков? Скорее, это плавучий сумасшедший дом». Эндрю О’Хайр: «Будущее показано несвязно и глупо. Сюжет распадается и бессмыслен. Это бойко состряпанное развлечение притворяется, что в нем есть идеи, хотя на самом деле его единственная идея — самый плоский популизм».

Но, конечно, на сайте «Гнилые помидоры» 86 процентов критиков и 85 зрителей вполне довольны картиной. И, как написал Эндрис, «нам грозит продолжение», потому что «Голодные игры» — всего лишь первая часть трилогии.

*

 

***** — замечательный фильм
**** — хороший фильм
*** — так себе
** — плохой фильм
*— кошмарный