Поэзия Саша Красный

Опубликовано: 3 декабря 2004 г.
Рубрики:

Продукты мыслей под торшером

Знают все: в истории планеты
Были знаменитые поэты.
Гордость человечества и честь —
Их на пальцах можно перечесть.

Имена их запечатлены
На табличках и на знаках ярких,
На проспектах и аллеях в парках,
На столбах, на стенках и на арках,
На открытках и почтовых марках,
На штанах и банках ветчины,
Разных видов и величины.

Но одной фамилии там нет.
Нет ее на въезде, нет на входе,
Нет ее ни при какой погоде
На столбе, заборе, огороде,
Нет в названьях множества планет,
Нет ее, вообще, в живой природе,
Что обидно: как-никак я, вроде,
Все же уважаемый в народе
Русский сатирический поэт.

Неужели жизнь прошла напрасно?
Мир в неблагодарности виня,
Я везде расклею — “Саша Красный”,
Чтобы холодильник, люстра, ваза,
Крышка и бачок от унитаза
Назывались именем меня.

* * *

Как хорошо мне вместе с нею было!
Так не было еще мне ни с одной...
Она меня за рифмы полюбила,
А я ее — за восхищенье мной.

Не может в мире вечно длиться счастье:
Прошел и мой крутой любовный пыл.
Она не стала больше восхищаться,
И я ее, засранку, разлюбил.

* * *

Здесь нет травы, здесь не цветут сады,

Здесь не слыхать ни зяблика, ни выпи.
Ходили сорок лет туды-сюды...
С тех самых пор в пустыне нет воды...
Известно, кто ее до капли выпил.

* * *

У меня — веселые ночки:
Режутся зубы у дочки...
А кто-то — ни дня без строчки.
Весна. Распускаются почки:
У нас — отъездные денечки,
Чищу все уголочки,
Гружу апельсины в бочки...
А кто-то — ни дня без строчки.
Я слышал: талант коварен.
Но я судьбе благодарен
За то, что почти бездарен,
Иначе сказать — нормален.
Не схимник, не жлоб, не барин —
Умеренно пьющий парень.
А то бы — ни дня без строчки,
А то бы — тире и точки,
Абзацы, слова, листочки,
И прочие там примочки.
А так — сто грамм под грибочки,
И лето все — на песочке.

Сентябрь. Желтеют листочки...
Кто–то — ни дня без строчки.
А я на полянке в лесочке
Шашлык ем и лука кусочки.

* * *

Я мужчина: я не подал виду,
Но был очень близок к суициду.

В этот счет я вовсе не хочу
Скорбную свою добавить лепту:
В понедельник я пошел к врачу,
Что по нервам — к психотерапевту.

Он изрек: “Голубчик, вы напрасно!
Все проходит, и у вас пройдет.
Повторяйте: ах, как жизнь прекрасна! —
Будете здоровы через год.

Встретимся мы с вами послезавтра,
Повторяйте: я весь мир люблю!
Тороплюсь: аппойтмент к психиатру —
Что-то сны мне снятся... про петлю”.

У жены любовник — друг мой Федя,
Дочь вчера подалась на панель.
В ту же ночь со вторника на среду
Бросила любовница Нинель.

“От тебя — сказала, — мало толку,
Время я с тобой теряю только”.

А хирург вздохнул: “Придется резать.
Дать больших гарантий не могу:
Если не тянуть, а резать резво,
Я вторую ногу сберегу”.

Вслух и про себя — разнообразно,
Ночью, утром, днем — такой режим,
Повторяю: “Жизнь, как ты прекрасна!
Как я всех люблю! ” И, вроде, жив...

* * *

Мы с женой живем неделю
В пятизвездочном отеле.
Разодеты — фу ты, ну ты!
Сейф для цацек и валюты.

Море. Бриз. Голубизна.
Попки, груди — пляж. Весна.
Пить — залейся. Жрать — от пуза.
Грохот мамбы. Страсти блюза.

СПА. Джакузи. Полотенца.
На два рыла три туземца —
В пояснице перегнуты,
Не улыбки, а салюты.

Маски. Пляски. Пальмы. Ламы.
Рай земной. Теплынь. Багамы.

Снится сон мне в том раю,
Странный, смутный, не в струю.
Не прервать, не превозмочь:
Август. Речка. Берег. Ночь.
Небо — звездные миры.
Водка. Шпроты. Комары.

Треск костра. Ладонь. Гитара.
В темноту уходит пара.
Свет в зрачках танцует чертом.
Петли, пуговки, узлы...

На багамском пляже желтом
Заедаю виски тортом,
Грею старые мослы.