Тяжелая длань торнадо

Опубликовано: 16 марта 2012 г.
Рубрики:

Tornado - Henryville, Indiana w.jpg

Генривилл, Индиана, 3 марта 2012 года. На следующий день после торнадо.
Генривилл, Индиана, 3 марта 2012 года. На следующий день после торнадо. Фото Виктора Родионова.
Генривилл, Индиана, 3 марта 2012 года. На следующий день после торнадо. Фото Виктора Родионова.
США — красивая страна, но в плане природной безопасности далеко не подарок. Геогрaфически — молодой материк, фактически — громадный остров на семи ветрах между двух океанов. Землетрясения, наводнения, тропические штормы и ураганы у нас ежегодная обыденность. Плюс ко всем этим напастям торнадо. По их числу и силе США  — бессменный рекордсмен мира.

Самые «торнадные» в стране — Оклахома, Канзас, Техас и Арканзас. Что вовсе не гарантирует всем остальным спокойную жизнь. Примером тому разгул природной стихии в конце февраля — начале марта, охвативший территорию Среднего Запада и части Юга с населением 136 миллионов человек. Разгул нетипичный. Мало того, что не в «домашних» для торнадо штатах, но и по времени. Обычный сезон «небесных кар» — с апреля по сентябрь. А сейчас на дворе еще зима. Хотя какая нынче зима? Одно название. В Иерусалиме снег, а у нас, в Кентукки, за все зимние месяцы выпали две снежинки. И тут же растаяли.

Чересчур теплая зима явилась главным виновником торнадного нашествия на прошлой неделе. Над нашим материком схлестнулись два атмосферных фронта. Холодный — из Канады и Великих озер. Теплый — из Мексиканского залива. Атмосферный конфликт аукнулся на земле сотнями сильных гроз и торнадо. Или, как их еще зовут в Америке, харикейны и твистеры. Первый небесный налет случился в среду 29 февраля. Второй, через день, в пятницу 2 марта. Под горячую руку природы попали 13 штатов, включая мой Кентукки и соседнюю Индиану. Им перепало, и больше других. Правда, во второй налет. В первом главными «героями дня» были штаты Миссури, Иллинойс, Канзас, и только потом Кентукки.

Первая серия торнадо унесла 12 жизней. В одном только небольшом Харрисбурге, Иллинойс, погибли шесть человек. Особо «коварный» удар стихии пришелся на миссирийский Брэнсон — Мекку кантри-музыки. Буквально накануне открытия туристического сезона торнадо разрушил несколько исторических театров, концертных залов и 530-комнатный «Хилтон». 37 человек ранены.

Так получилось, за эти дни я побывал на «местах преступлений» трех торнадо. Сказать, что до этого я ничего не знал о мистерах-твистерах, было бы неправдой. Но это были абстрактные знания. Ну, читал, видел на фотографиях, по телевизору, в кино. Лет десять назад был фильм о торнадо с летающей коровой. Но «живьем», или по горячим следам, не приходилось. И тут профессиональная «удача» — в среду 29 февраля по штату Кентукки ударила серия из 11 торнадо. Восемь — в безлюдных местах, три — в населенных пунктах. Из трех выбираю один — Ходженвилл. Заодно снова хочу побывать в линкольновских местах, от меня 55 миль, всего час езды. В окрестностях Ходженвилла — место рождения Линкольна, реплика хижины, где прошло его детство, громадный мемориал президента.

 

Ходженвилл, Кентукки

В городке все Линкольном дышит. На центральной площади статуя сидящего президента. Через сквер — бронзовый Линкольн-мальчишка с собакой и книгой. По периметру площади Линкольн-банк и музей Линкольна. За поиском информации иду в музей. Внутри полумрак, никого. Больше похоже на магазин, чем на музей. Несколько прилавков с сувенирами на тему Линкольна, Ходженвилла и Кентукки. У стены громадный холст с мужской и женской фигурами с дырками на месте голов. По костюмам эпохи следует понимать — президент с женой. Через пару минут появляется клерк. Одновременно, экскурсовод и продавец. Леди объясняет мне, как попасть к месту вчерашнего торнадо. Покупаю магнитную нашлепку на холодильник, сую голову в дырку и фотографируюсь на память с безголовой госпожой Линкольн.

Подруливаю к умеренно разрушенному дому около дороги. Снесло лишь часть крыши. У порога хозяева. Спрашиваю, кто будет платить за ремонт. Хозяйка тычет пальцем в сторону еще одного покореженного, но уже посильнее, строения. На вывеске — State Farm Insurance. Интересно, кто покроет ущерб страховой компании? Разгул черного сюрреализма. За эти три дня, уже в других местах, кара Божья уничтожила несколько церквей. Под обломками родной церкви погиб ее настоятель. В Индиане твистер «угнал» со стоянки полицейскую машину. В кентуккском городке Вест-Либерти дотла разрушил похоронный дом, разметав покойников по округе. В Алабаме чуть не освободил заключенных тюрьмы особого режима.

Вглубь от страхового офиса — ручей, за ним на взгорке бульвар, конечно же, имени Линкольна. Это центральная улица микрорайона KC Estates. Как раз по ней вчера прошелся торнадо, за пару минут разрушив двадцать домов. Судя по уцелевшим, район новый. Не шикарный, но вполне добротный, на уровне среднего класса. Погожий солнечный день ничем не напоминает о вчерашней стихии, если бы не эта улица. Несколько домов выглядят вообще как декорации к фильмам. Либо один фасад, за ним ничего. Либо комнаты, перегородки, туалет и ванная, но без стен и крыши. Среди развалин работают хозяева, их друзья и родственники, сортируя уцелевшие вещи и сломанные. Годное укладывают в кузова траков, остальное в громадные мусорные контейнеры. Тут же работники коммунальных служб.

Все спокойно и размеренно, будто эти люди всю жизнь занимались разбором завалов. Тут же крутятся дети. Как ни странно, люди охотно идут на контакт, разрешают фотографировать и даже приглашают в дома. Точнее, в то, что от них осталось. Жителям повезло, торнадо ударил около полудня, большинство были на работе, дети в садиках и школах. Пострадала одна пожилая женщина, у нее перелом руки. У немногих ушибы и порезы. Вот и все людские потери.

На обратном пути заезжаю навестить хижину Линкольна. Хижина на месте, но музей закрыт. Миль за десять от Ходженвилла ждет сюрприз. Рядом с дорогой, в окрестностях Елизабеттауна, место второго безобразия торнадо. На придорожном холме стоит индустриальный парк — что-то вроде автобазы, но со складскими помещениями. Паркуюсь у проходной. Впрочем, она сейчас бесполезна. Вчера торнадо повалил не только сетку-забор, но и офис вместе с мастерскими и подсобными помещениями. Вся территория и склон холма усеяны железяками, клочьями поролона, бумагами, инструментами, офисной мебелью. Один трейлер на боку, другой наехал на собрата впритык. Вповалку тяжелая техника и оборудование. Экскаватор ковшом разгребает руины.

Джим Оуэн, вице-президент компании, тут же на площадке. Он любезно уделяет мне несколько минут. По его информации, никто из персонала серьезно не пострадал, только техника. Компания наняла двадцать человек на устранение последствий торнадо, за пять дней они должны разобрать завалы. Уже дома узнаю о силе кентуккских торнадо. В пределах категории F-2. По сравнению с тем, что нас ждало через день, это цветочки. Сила ветра «каких-то» 120-130 миль в час. Ягодки появились в пятницу 2 марта под кодом F-4. Как они выглядят, мне пришлось наглядно увидеть в городке Генривилл, штат Индиана.

 

Генривилл, Индиана

Небольшое научно-популярное отступление, что такое торнадо и единицы измерения его силы. Это атмосферный вихрь в виде рукава или хобота диаметром в десятки и сотни метров. Энергия обычного смерча радиусом в один километр и скоростью 70 м/сек. равна — чтобы вам плохо не было — энергии эталонной атомной бомбы... В данном случае, эталон — первая американская ядерная бомба «Тринити». Международная классификация торнадо определяется по шкале Фудзиты. От F-0 до F-12. Реально бывают твистеры до F-4 (эквивалент пресловутой «Тринити») — это два процента от общего числа торнадо. Исключительно редко F-5, дальше — чистая теория. Если в среду я видел результаты торнадо F-2, то в пятницу уже F-4. Или, другими словами, наглядно посмотрел, какими могут быть последствия ядерного взрыва. Разумеется, за минусом радиации.

Пятничные небеса разверзлись 388 грозами и сбросили на землю 297 торнадо, из них несколько мощностью F-4. В основном, «ядерные» удары пришлись на Индиану и Кентукки. Среди наших «Хиросим», к «счастью», небольшие тауны. В Кентукки это Вест-Либерти, Ист-Бернсдадт, Пайнер. В южной Индиане — Мэрисвилл, Челси и Генривилл. Повезло моему Луисвиллу. «Ядерный бомбардировщик» пролетел всего в двадцати милях от миллионного города, и немного не дотянул до другого миллионщика, огайского Цинциннати.

Ярость стихии мой город ощущал всю пятницу. Целый день дул штормовой ветер, без конца выли сирены, по телевизору ежеминутные предупреждения об опасности торнадо и «фронтовые» сводки из других штатов. Тысячи раненых. Число погибших: Кентукки — 20, Индиана — 14, Огайо — 3, Алабама и Джорджия — по одному. Даже на сегодняшний день, а пишу я в понедельник, 5 марта, все это пока предварительная статистика.

Под каток торнадо F-4, местами шириной до восьми километров и скоростью до 150 миль/час, пропахавшего 60 миль, попал аппалачский город Вест-Либерти. Все его 3200 жителей эвакуированы. Шесть человек погибли. В городе не осталось ни одного целого строения. Смерч вырывал даже куски дорожного асфальта. Местная газета назвала стихию «аппалачской Катриной».

В унисон с газетой впечатления сенатора штата Боба Стиверса: «Такое я видел раз в жизни — Порт-о-Пренс после землетрясения 2010 года в Гаити. Вест-Либерти — это Порт-о-Пренс сегодня». Скептики предрекают — города больше не будет. Оптимисты — город будет, но это будет совершенно другой Вест-Либерти. Та же участь постигла индианский город Мэрисвилл. На 80 процентов разрушена тезка российской столицы кентуккская Москва.

 

СМИ полны душещипательных историй о гибелях и спасениях

70-летние фермеры Терри и Нэнси Джексон из местечка Челси, Индиана, полюбили друг друга со школьной скамьи. Прожили вместе 50 лет и умерли вместе в одну минуту. Торнадо снес верхний этаж дома Джексонов вместе с хозяевами. Супругов нашли мертвыми за сто футов от дома. Вместе с ними погиб их 4-летний правнук.

В индианском Нью-Пекине погибли 20-летние супруги Бэбкок, трехлетний сын и двухмесячная дочь. В поле нашли чудом выжившую двухлетнюю Анджелу Бэбкок. У девочки тяжелые травмы и она находится в реанимации детского госпиталя.

В субботу 3 марта утром еду в один из самых пострадавших таунов — индианский Генривилл. От меня до Индианы ближе, чем до любого из кентуккских городов. Переехал Огайо-ривер, и уже Индиана. До Генривилла двадцать миль. Городок на две тысячи жителей приткнулся к шоссе интерстейт-65. На съезде с хайвея длинный хвост. Каждую машину проверяют несколько полицейских постов. Въезд только для жителей и по спецпропускам. Выручает старое редакционное удостоверение. Увидев жирное слово «PRESS», полисмен милостиво пропускает меня в город. Вернее, на место, что от него осталось.

Торнадо в Ходженвилле и Элизабеттауне — детский лепет по сравнению с Генривиллом. Ошеломляющее впечатление. Первые сравнения — Хиросима, Дрезден, Сталинград. Куда там какой-то Гернике! На подходе к городу что-то вроде машинно-автобусного парка. Сейчас он похож на гигантскую свалку из наползших друг на друга, перевернутых кверху брюхом, десятков трейлеров, траков, автобусов, тракторов, цистерн, легковых машин. Рядом остов заправочной станции. Офис и колонки выдуло в овраг 175-мильным ветром.

Внизу, в ложбине, руины города со 160-летней историей. Кстати, родины полковника Харланда Сандерса, основателя знаменитой сети фастфуда «Кентакки Фрайд Чикен». Такого хаоса из кирпичей, бетона, черепицы, стекла, картона, поваленных столбов, деревьев, сучьев, проводов и кабелей я никогда не видел. Местную речушку почти не видно из-за бурелома деревьев и веток. Крышу огромного здания средней школы словно слизало языком. На паркинге школы несколько покореженных автобусов и частных автомобилей. В пострадавшем городе случилось три чуда. Остались целы школьники. Цела католическая церковь, лишь снесло часть крыши. Третье озвучил губернатор штата — всего один погибший житель.

Вид фронтового города дополняют многочисленные патрули полиции, службы шерифа, национальной гвардии, военные Хаммеры. Кстати, во всех попавших под торнадо городках во избежание мародерства введен пропускной режим и комендантский час с шести вечера до шести утра. За тридцать секунд торнадо отбросил Генривилл в средневековье. Нет электричества, газа, отопления, водоснабжения, телефонной и даже мобильной связи. Все необходимое для жизнеобеспечения города, вода и питание доставляется службами помощи с «Большой земли». Аналогичная ситуация в других районах бедствия по всей стране.

Коротко беседую с несколькими жителями. На долгие беседы у них нет времени. Каждый занят разбором завалов. Картина торнадо примерно выглядела так. Нарастающий гул, словно на город шла армада реактивных самолетов. Затем пауза. Дикий перепад давления. По одному сравнению, словно сдирают с лица кожу. Дальше, шквал. Через минуту максимум, все — города нет.

Из моих собеседников пожаловались на судьбу только две пожилые сестры. В 1993 году у них наводнением смыло трейлерный домик, сейчас такой же разрушен торнадо. Третий, наверное, сгорит, мрачно шутят женщины. Даже по останкам домов можно определить степень достатка его хозяев. Генривилл явно не выглядит богатым городом. Кстати, бедняки — хозяева или квартиранты трейлеров — первые кандидаты на тот свет при торнадо. Хлипкие домики без фундаментов и цокольных этажей легкая добыча стихии.

Как в Ходженвилле, так и Генривилле я обратил внимание на поведение жителей. После аналогичной трагедии в Средней Азии или на Ближнем Востоке неделю бы голосили и рвали на себе волосы. В России неделю пили и слали всех матом. В Америке спокойны, дружелюбны и даже, нам трудно представить, улыбчивы!

Такой народ не пропадет при любых испытаниях.