Дошколята и суд

Опубликовано: 1 февраля 2012 г.
Рубрики:


doll-w.jpg

Судья Вики Кармайкл принимает у девочки клятву об «удочерении» куклы
Судья Вики Кармайкл принимает у девочки клятву об «удочерении» куклы. Photo Courtesy: Jenna Esarey / the Courier-Journal
Судья Вики Кармайкл принимает у девочки клятву об «удочерении» куклы. Photo Courtesy: Jenna Esarey / the Courier-Journal
Что может быть общего между ребенком-детсадовцем и взрослым судом? Примерно... как между медведем и квадратным корнем. Даже если рассматриваются вопросы усыновления или лишения родительских прав, детей трех-шести лет в суд не приглашают.

А в окружном суде графства Кларк, штат Индиана, по субботам можно видеть необычную картину, какой не увидишь ни в одном из судов страны. Судья Вики Кармайкл, как и в рабочие дни, возвышается за своим столом в строгой судейской мантии. Только вместо приставов, прокуроров и адвокатов в зале две помощницы судьи, несколько родителей и дети. Помощницы вызывают к судейскому столу поочередно дошколят. Судья задает каждому несколько вопросов, после которых девочка или мальчик дают клятву быть примерными воспитателями и родителями, любить и ухаживать за своими подопечными.

Подобные церемонии судья Кармайкл проводит на общественных началах шестой год подряд. Известно, как современные дети относятся к игрушкам и домашним животным. Поиграли день-два — давай новую. Как повысить ответственность ребенка за подаренную ему куклу или котенка, которого он канючил долгое время? Простые разговоры и нотации ценить игрушку или выгулять щенка, как правило, неэффективны. Нужен был особый, нестандартный подход.

И Вики Кармайкл пришла в голову блестящая идея соединить свой семейный и судейский опыт — поиграть в детский суд с несколькими атрибутами взрослого процесса. Естественно, в максимально доступной для столь нежного возраста форме.

Вряд ли что-либо может быть интересно для ребенка в суде. Суровые дяди в униформе, на входе металлодетекторы, безликие коридоры и мебель. Однако судья и ее помощницы нашли способ скрасить казенную атмосферу. Перед началом заседания детей угощают конфетами и тортом. Каждый показывает другим свою игрушку или домашнее животное. Помощницы судьи выписывают будущим «опекунам и родителям» свидетельства об адаптации куклы, щенка, хомяка или котенка.

Потом судья приглашает каждого в отдельности. Спрашивает, почему девочка или мальчик хотят «усыновить-удочерить» куклу или животное? И главное, готовы ли они принести клятву любить и заботиться о своих подопечных? Естественно, все дети говорят «да». После принесения клятвы ребенку вручается «свидетельство об опекунстве» с гербовой печатью и подписью судьи.

Сначала Вики Кармайкл не слишком была уверена в эффективности своей инициативы. Ребенок есть ребенок, поиграл в суд и забыл. Но, по отзывам родителей, большинство детей всерьез приняли свою ответственность за «усыновленную» куклу или щенка. Ребенок чувствует свою «главность», особое положение за судьбу вверенного ему существа. Когда он забывает или не хочет выполнять свои обязанности, мама или папа показывают на висящее на стене свидетельство и напоминают о данной судебной клятве. И это, как правило, работает.

Дети несут в суд не только кукол, медвежат или «Спайдер-менов». Все, что угодно. Пожарную машину, настольную игру, железную дорогу. Главный критерий «усыновления» — любовь к игрушке. Второстепенный — предмет может быть только один. Коллекции игрушек судья к рассмотрению не принимает. Иногда детям приходится делать трудный выбор.

За шесть лет судья Вики Кармайкл приняла сотни детских клятв, но ей особо запомнилась одна. Два года назад ей пришлось во взрослом суде принять решение об удочерении четырехлетней Кайи Арнолд. Недавно Кайя пришла к ней с новой мамой и куклой Покахонтас на «удочерение». К столу судьи Кайя пришла с плакатиком на шее. «Госпожа судья, разрешите мне удочерить Покахонтас. Так же, как вы разрешили удочерить меня».

Впервые за долгую карьеру судья не стеснялась мокрых глаз.