Юмор в стихах

Опубликовано: 1 января 2012 г.
Рубрики:
 

              Всё тот же сон
 
В ночи хотел бы я дойти
до самой сути,
но в сотый раз часам к пяти
мне снится Путин,
с ним рядом Чавес, Ким Чен Ир
мачете точат...
И я боюсь зайти в сортир,
а то замочат.
Блондинка в сны пришла б мои
или шатенка!..
Так нет же — вновь Хаменеи
да Лукашенко.
Моя жена права в одном
опять и снова:
 
Нельзя мучного перед сном.
Нельзя мучного.
 
                      Посконное
 
Как сердцу нынче радостно! До слёз.
Идёт родная, трепетная пьеса:
застенчивый балетный строй берёз,
игра полутонов у кромки леса.
Вот ветерок несется второпях,
а вон речушка выгнулась подковой...
Задорно птички голосят в ветвях,
и луг вдали синеет васильковый.
Как сильно Русью пахнет, господа,
аграрною идиллией былого!
Залыгина, Можаева б сюда.
Распутина. Василия Белова.
Так славно в этом ситцевом раю,
что, кажется, другого и не надо...
 
Хорош косить под Родину мою,
провинция Онтарио (Канада)!
 
     Человек со странностями
 
Инертный к проходимцам и занудам,
терпим я к тем, кто любит кутежи,
и к тем, кто ежедневным занят блудом,
и к тем, кто дня не выдержит без лжи.
Готов терпеть сбивающихся в стаю,
орущих в чьи-то спины «у-лю-лю!...»
Я жадных не люблю, но понимаю.
Скромняг не понимаю, но терплю.
Не проклинаю тех, кто у кормила
(и в их числе придурков и воров).
Не осуждаю даже некрофилов —
они больны. А кто сейчас здоров?!
Но будучи натурою культурной,
я люто ненавижу много лет
тех, кто бросает мусор мимо урны
и тех, кто, уходя, не гасит свет.
   
               Самооценка

Мне кажется, что я интеллигентен,
что у меня беззлобная душа.
Заботлив к окружающим.
                                          К френдленте.
Не спорю громко и не ем с ножа.
Люблю сухую мудрость
                                   книжных строчек,
и тонок — хоть меня в иголку вдень.
Ношу с собой батистовый платочек
и в душ хожу не реже раза в день.
Стоять, ходить, сидеть —
                                      стараюсь прямо.
Не бью посуду, напиваясь в дым...
 
Вот потому меня и любят дамы,
заставшие Бухарина живым.