Мельница и крест

Опубликовано: 1 декабря 2011 г.
Рубрики:

 

Rutger Hauer THE MILL & THE CROSS Lech Majewski w.jpg

Кадр из фильма Леха Маевского «Мельница и крест»
Кадр из фильма Леха Маевского «Мельница и крест». Режиссер ввел в фильм самого Брейгеля (Рутгер Хауэр)... Photo   © by Lech Majewski
Кадр из фильма Леха Маевского «Мельница и крест». Режиссер ввел в фильм самого Брейгеля (Рутгер Хауэр)... Photo © by Lech Majewski

Мельница и крест

The Mill and the Cross

Art houses

Режиссер Лех Маевский

В 2001 году искусствовед Майкл Фрэнсис Гибсон опубликовал в Швейцарии книгу, посвященную картине Питера Брейгеля-старшего «Путь на Голгофу» (The Way to Calvary). Польского кинематографиста Леха Маевского эта книга подвигла на создание необычного фильма.

Полотно Брейгеля написано в 1564 году. Спустя два года, в 1566-ом началась война фламандских протестантов с испанской оккупацией Фландрии. Мы знаем это время по книге француза Шарля Де Костера «Тиль Уленшпигель» (1867).

«Путь на Голгофу» находится в музее Вены. На картине шириной в 170 и высотой в 124 см размещено около 500 фигур. Люди занимаются повседневными делами, но, вглядевшись в толпу, мы видим повозку с осужденными разбойниками и Иисуса, изнемогающего под тяжестью креста.

Крестный путь и страсти Христовы, конечно, не случайно помещены художником в современную ему Фландрию, страдавшую от гнета испанцев.

Невозможно не вспомнить другой путь на Голгофу, где Христос делает свои последние шаги по заснеженному русскому полю, и сопровождают его плачущие русские крестьянки. Это кадры из «Андрея Рублева» Тарковского (который, кстати, очень любил живопись Брейгеля), символизирующие страдания Руси.

Маевский оживляет картину, вводит нас в ее пространство. Самый странный ее образ — маленькая мельница в верхнем левом углу, которая чудом держится на высоченной, остроконечной скале. Это, конечно, не бытовая, а символическая деталь.

Хотя начинается все с густого, неопрятного быта. Из-под перины вылезает мельник, пинком будит спящего на полу работника. Нехотя поднимается заспанная мельничиха. Один за другим появляются из-под перин ребятишки и принимаются прыгать и визжать во всю глотку.

Движутся по экрану и другие ожившие персонажи. Молодая пара ведет теленка на продажу. Играют, приплясывая, уличные музыканты.

Но вот вступает тревожный грохот копыт и кровавый цвет плащей — это испанские солдаты тащат на расправу еретика. Избив несчастного до полусмерти, они привязывают его к колесу и подымают на столб, где вороны выклевывают ему глаза.

Камера возвращается к мельнице. Слишком длинная лестница ведет от нее вверх по скале — словно прямо в небо. Откуда взялись в маленькой мельнице такие гигантские, тяжело вращающиеся жернова? Нет, не муку они мелют — судьбу.

Режиссер ввел в фильм самого Брейгеля (Рутгер Хауэр) и его мецената (Майкл Йорк). Только эти персонажи обмениваются несколькими фразами. Самая значимая из них — когда художник говорит, что толпа не замечает событий, меняющих судьбы мира. На переднем плане картины — матерь божья во фламандском платье и чепце, рядом с ней Иоанн Креститель. Маевский пригласил на роль Марии Шарлотту Рэмплинг, и она тоже произносит несколько скорбных слов.

THE MILL & THE CROSS dir Lech Majewski-w.jpg

Кадр из фильма Леха Маевского «Мельница и крест»
Кадр из фильма Леха Маевского «Мельница и крест». Photo   © by Lech Majewski
Кадр из фильма Леха Маевского «Мельница и крест». Photo © by Lech Majewski
У Брейгеля на картине сцены распятия нет. Маевский ее вводит — очень скупо и сдержанно. И с высоты неподвижно смотрит мельник, по застывшему лицу которого бегут тени. Это уже не бытовой персонаж, а, может быть, сам Бог-Отец.

Режиссер вложил в фильм много души. С предельным тщанием выполнены костюмы, точно найдены лица, пространство плоского полотна превращено в многомерный и многослойный мир. За этим стоит огромная любовь к искусству и глубокие знания. Забыть этот фильм невозможно.

Мне кажется, что «Мельница и крест» очень пришлась бы по сердцу Сергею Параджанову.

Критики на сайте «Гнилые помидоры» отнеслись к фильму теплее (79 процентов похвал), чем зрители (58 процентов). Ни один фестиваль не расщедрился на премию — хотя бы за оригинальность замысла.

****


***** — замечательный фильм
**** — хороший фильм
*** — так себе
** — плохой фильм
* — кошмарный