Уолл-стрит и окрестности. «Оккупанты» и 99 процентов

Опубликовано: 1 декабря 2011 г.
Рубрики:

Wall_occupy_w.jpg

Одна из первых демонстраций движения «Оккупируй Уолл-стрит»
Одна из первых демонстраций движения «Оккупируй Уолл-стрит». Нью-Йорк, 26 сентября 2011 г. На плакате фото вверху написано: «Уолл-стрит это  самая большая пирамида (Ponzi Scheme), какая только может быть». Справа на плакате: «Нас 99 %». Photo by Paul Stein /_PaulS_ at Flickr
Одна из первых демонстраций движения «Оккупируй Уолл-стрит». Нью-Йорк, 26 сентября 2011 г. На плакате фото вверху написано: «Уолл-стрит это самая большая пирамида (Ponzi Scheme), какая только может быть». Справа на плакате: «Нас 99 %». Photo by Paul Stein /_PaulS_ at Flickr
Начну с классики. О’Генри, рассказ «Кто выше» из цикла «Благородный жулик».

— Есть два вида жульничества, такие зловредные, — говорил Джефф, — что их следовало бы уничтожить законодательной властью. Это, во-первых, спекуляция Уолл-стрита, а во-вторых — кража со взломом.

— Ну, насчет одного из них с вами согласится каждый, — сказал я, смеясь.

— Нет, нет, и кража со взломом тоже подлежит запрещению, — сказал Джефф, и мне пришло в голову, что я, может быть, смеялся некстати.

Это было написано 100 лет назад, но, согласитесь, классика всегда очень актуальна.

Коль скоро речь зашла о классике, то приведем слова еще одного человека, которого цитируют гораздо чаще, чем О‘Генри, и который понятия не имел о том, что существует Уолл-стрит. Это Сократ, от которого не осталось ни одной написанной им строчки, но, тем не менее, именно его считают воплощением философии и философов. Так вот, этот человек, которого обвиняли в безбожии и развращении молодежи, ушел из жизни добровольно, приняв яд цикуты, хотя друзья предлагали ему спастись. Он оставил нам через своих учеников слова о том, что о чем бы мы ни говорили, рано или поздно мы обязательно заводим разговор о деньгах. И хотя это было сказано почти два с половиной тысячелетия назад, слово «деньги» и тема денег остаются самыми популярными в наше время.

 

О деньгах

Так что давайте поговорим о денежках. Как все нормальные люди, в этой теме я дилетант и в то же время выдающийся специалист. Мы ведь все титаны ума, когда речь заходит о политике, футболе, женщинах и о том, как сделать этот свихнувшийся мир лучше. Я по макушку набит сведениями о том, что не в деньгах счастье, что самого ценного в жизни за деньги не купишь, что человек, имеющий десять миллионов, не обязательно счастливее человека, имеющего всего-навсего девять миллионов, и прочими сентенциями. С другой стороны, я вполне усвоил мысли о том, что если ты такой умный, то почему ты такой небогатый. Перефразируя слова Ремарка о том, что это ужасно, любить женщину и быть бедным, можно сказать, что это весьма печально и грустно жить в Америке и быть бедным.

Конечно, можно и на скромные деньги прилично существовать. Но сколько же возможностей, совсем других и самых разнообразных, предоставляет жизнь, если ты имеешь деньги. Не такие, как у Билла Гейтса или наследников Рокфеллера, а просто хорошие деньги, на которые не приобретешь личного Боинга, но зато сможешь обеспечить себе стандартные по американским меркам условия благополучного существования. И я вполне усвоил американский прагматизм, который связан с тем, что человек, чего-то из себя представляющий, обязательно оплачивается по той цене, которой стоит, и если имеет ум, то этот ум позволит ему достигнуть определенных и достаточно высоких парамет­ров жизни.

А если ты стóишь так мало, что твои условия жизни это скромное прокрустово ложе от зарплаты до зарплаты, тогда напрягай свои извилины и улучшай свою жизнь, а не оправдывай свое неумение и не относись свысока к тем, кто умеет и делает. И поверьте, совсем я не разделяю идеи шариковых о том, что всех надо уровнять в имущественных правах — у богатых отнять и бедным раздать, и устраивать социализм в советском смысле этого слова, когда всякое отличие в банковском счете трактовалось всегда в пользу того, у кого он поменьше. А самое замечательное, это когда у тебя никакого банковского счета нет, что, несомненно, свидетельствует о том, что твоя сфера интересов исключительно в высоких духовных субстанциях, и ты выше этого пошлого мира, зациклившегося на материальных благах. Что касается советского социализма, то я по-прежнему остаюсь на той точке зрения, что разница между ним и настоящим социализмом примерно такая же, как разница между стулом электрическим и обычным стулом.

 

«Оккупанты»

И разные мысли обуревают, когда читаешь или сталкиваешься с участниками движения «Оккупируй». Теперь они оккупируют не только Уолл-стрит, но и центры многих городов мира. Всего насчитали, что такого рода акции прошли в 82 странах, в 951 городе мира. Недавно в Амстердаме я каждый день проходил мимо импровизированного палаточного городка, обитатели которого охотно вступали в беседу, объясняя, что такое социальная несправедливость и как с ней бороться. Я в курсе того, что далеко не все обитатели этих палаток похожи на мать Терезу и исходят из высочайших гуманистических и идеалистических идеалов. К каждому движению с самыми благими намерениями готовы примазаться люди, экстремистски настроенные и дискредитирующие это движение. Есть они и здесь.

Но, в то же время, меня коробит широкая кампания против этого движения и высказывания многих деятелей, в том числе и некоторых кандидатов в президенты, о том, что «оккупанты» — это хулиганы и завистники, сами ни на что не способные, не имеющие никакой программы и создающие в Америке атмосферу классовой борьбы и противостояния в стране. Программы — четкой, ясной, перспективной и продуманной — действительно нет, но некоторые идеи многим людям в Америке кажутся весьма и весьма здравыми. Недаром по опросам 43 процента американцев заявили о понимании этих идей. Многие поддерживают стратегию на уменьшение гигантского разрыва между богатыми и бедными, но против тактических методов борьбы «оккупантов». Идеи имеют тенденцию совершенствоваться и выкристаллизовываться. Мне кажется, что это движение со временем может перейти от стихийных уличных протестов к формированию общественного мнения, к которому уже не смогут не прислушиваться политики, и к серьезным дискуссиям, за которыми могут последовать и какие-то законодательные акты.

 

Нас 99 процентов

А сам лозунг «нас 99 процентов» заставляет уже задуматься людей из молчаливого громадья, людей, которые считают, что множество деятелей из финансовых кругов совсем потеряли совесть. Получают от государства денежки налогоплательщиков. Эти средства держат на плаву их бизнес, который они сами завалили. А потом на кровные денежки налогоплательщиков разные менеджеры сами себя награждают за свою жадность и непрофессионализм гигантскими бонусами за пределами приличий и здравого смысла. Банки оправдываются, что если не платить многомиллионные бонусы своим талантливым менеджерам, то они проиграют в конкурентной борьбе с другими банками. Ерунда все это. Какие же это таланты, если они чуть не довели или довели свои банки до банкротства, а страну до кризиса? В этих случаях я вспоминаю слова Папы Римского Юлия Третьего: «Сын мой, разве ты не знаешь, как мало надо ума, чтобы управлять миром?»

И неправда, что среди «оккупантов» сплошь бездельники и завистники. Среди них и среди тех, кто их поддерживает, множество очень достойных людей из всех слоев общества, прежде всего, из среднего класса, ветеранов войны. Заметим, что даже полицейские в Окленде, разгоняющие демонстрацию, заявляли, что они сочувствуют проблемам протестующих. Сейчас модно всех, кто с пониманием относится к идеям «оккупантов», обвинять в разжигании страстей и классовой борьбы в Америке, в стремлении внести раскол в общество. Как будто участники недавних чаепитий были ангелами и голубями примирения. В развязывании классовой борьбы республиканцы обвинили даже президента Барака Обаму, который ратует за увеличение налогов с богатых. И тогда последовал ответ, что это не классовая борьба, а математика.

 

Обама и Маккейн

Кстати, когда многие с таким энтузиазмом обрушиваются на президента Обаму (возможно, иногда, и заслуженно), они часто забывают, какая была альтернатива, кто были его оппонентами. Не величайшие политики в истории и не кудесники, способные по мановению волшебной палочки изменить экономическую ситуацию в стране, провидцы, владеющие рецептами улучшения ситуации во всем мире. Не будем питать иллюзии. Нет, это были не волшебники, а конкретные люди — сенатор Джон Маккейн плюс такая мощная интеллектуальная поддержка как Сара Пейлин, знаменитая в числе прочего тем, что писала шпаргалки на своей ладони. Я полагаю, что если бы они стали первыми лицами в государстве, то ситуация сейчас была бы гораздо сложнее.

У Маккейна биография достойная, но это человек даже не вчерашнего, а позавчерашнего дня. Некоторые его заявления просто озадачивают. Если бы президентом был он, то, возможно, не исключено, что Америка в гораздо большей степени, чем сейчас, была бы вовлечена в борьбу за установление демократии в ряде стран, в том числе, в Ливии и Сирии. Я человек сам по себе, советников и спичрайтеров у меня нет, и я полагаюсь на собственный здравый смысл. В отличие от некоторых больших политиков я не испытывал в свое время воодушевления и оптимизма по поводу будущего демократии в Ираке и говорил, что все это дурно закончится. И сейчас я не испытываю воодушевления от событий в той же самой Ливии. Заявления ее новых руководителей о приверженности шариату вызывают у меня большие сомнения, и я полагаю, что слова демократия и шариат из совершенно разных, не стыкующихся между собой словарей. И никак не могу понять, зачем была эта вой­на в Ираке, завершающаяся сейчас. Во имя чего были принесены в жертву тысячи жизней американских солдат и неисчислимые миллиарды долларов американских налогоплательщиков? Ладно с ними, долларами, а вот жизни — невозвратимы. Я что-то не слышал заявления политиков, которые развязали эту войну, что они не спят ночами и думают о своей вине перед матерями, потерявшими своих сыновей.

Если вернуться к теме Сократа и денег и осадам Уолл-стрита, то, похоже, деньги еще долго будут осью, на которой будет вращаться не только американская экономическая жизнь, но и политическая. Почти все, что предлагает администрация Барака Обамы, республиканцы дружно отвергают. Иногда, мне кажется, по делу. А чаще, мне кажется, нет. И политические амбиции далеко не всегда, как мне представляется, сочетаются с заботой о будущем страны. Как будто забыто, что это предыдущая республиканская администрация во многом виновна в том, что загнала страну в колею, из которой ей долго придется выбираться.

 

Увеличивать ли налоги с богатых?

Хочу сосредоточиться на одной теме. Сейчас один из пробных камней, на которых держится ось внутренней жизни страны — увеличивать ли налоги с богатых (то есть с людей, чей заработок значительно превосходит средний по стране). И вот тут вместе с «оккупантами» я говорю — да. Это притом, что я не сторонник теории «отнять у богатых и отдать бедным, и тогда все проблемы будут решены». Нет, не будут. Это только первый шаг к стабилизации. Но здравый смысл, подсказывает, что любая благая мысль не должна доводиться до абсурда. Да, каждый кузнец своего собственного счастья, да, каждый имеет равные возможности в этом справедливейшем из миров. Все это так. Но сейчас некоторые экономические идеи свободного рынка и предпринимательства, восхищение людьми, хорошо зарабатывающими, доведены до этого самого абсурда.

Это болтовня, что люди равны, хоть это и записано во всех документах. Как говорил Джордж Оруэлл, правда, не про людей, а про других особей — все животные равны, но некоторые животные равнее других. Смею заметить, что среди людей такие же нравы, как на скотном дворе у английского писателя. Люди не равны с самого первого дня рождения. Если вам повезло и вы правильно выбрали себе родителей, то вы с первой минуты вашего появления на свет будете окружены всем, что может представить вам современная цивилизация: будете ходить в престижную школу с лучшими учителями, жить в престижном районе с лучшими домами и магазинами, поступите в престижный университет, даже если у вас слабо с мозгами. Это не значит, что если вы родились в простой семье без большого банковского счета, у вас нет шансов. Шансы есть, но они зависят исключительно от ваших способностей, никто вам фору давать не будет.

И в обществе есть тысячи, десятки тысяч, сотни тысяч примеров, когда люди без форы ничем не уступают, а превосходят людей с форой. Но ведь речь идет не о сотнях тысяч, а о десятках миллионов, которые с самого начала не получив фору, так и остались позади. В этом я не усматриваю никакой несправедливости. Все это нормально, не могут быть все равными в материальном отношении: если я лучше зарабатываю, то, скорее всего, я лучше приспособлен к этой жизни, и дети мои, и внуки соответственно имеют больше шансов при равных способностях и возможностях.

Вся речь только в том, есть ли пределы этому материальному неравенству. Пределов — четких и однозначных — быть не должно. Общество не может, на мой взгляд, создавать законы, которые ограничивают человеческую деятельность в разных сферах, кроме преступных. Но значит ли это, что общество может создавать режимы благоприятствования людям до астрономических пределов? На эту тему очень здраво пишет и говорит Уоррен Баффет, второй человек в Америке и третий в мире по богатству. Он утверждает, что многие американцы из среднего класса платят бóльшую часть своего дохода, чем богачи. Это же абсурд, зарабатывающий значительно выше среднего бизнесмен платит налоги в процентном отношении меньше, чем его секретарша или медсестра из госпиталя. Идеи Баффета об увеличении налога с богатых поддержали миллионеры во Франции, Италии, Испании и в других странах. Эти люди опасаются, что ситуация, если ее вовремя не разрулить, может привести к серьезным социальным катаклизмам.

 

Один к восьмистам тысячам

 

Действительно, мы живем во времена абсурда...

Полностью прочитать статью можно в бумажном варианте «Чайки». Информация о подписке в разделе «Подписка»