Нина Ананиашвили в Нью-Йорке и Вашингтоне. Интервью

Опубликовано: 16 ноября 2011 г.
Рубрики:

Всемирно известная балерина  прилетела в Америку на гастроли вместе с балетной группой из Грузии, чтобы дать всего два спектакля: один в Нью-Йорке, и другой в Вашингтоне.

На репетиции в студии ABT (Американского театра балета) я спросил у балерины:

— Почему всего два выступления? По-моему, в Америке достаточно любителей балета и ваших почитателей, чтобы собрать публику на десяток спектаклей.

— Это не от меня зависит, это зависит от продюсера. Хорошо, что хоть так получилось. Приехать в Нью-Йорк станцевать — очень дорого. Сейчас всё меньше и меньше продюсеров во всём мире, которые могут вложить деньги, не получая возврата на вложенный капитал. Мы же не можем написать на пачке или на пуантах «Кока-Кола», «Пепси-Кола» или «Найки», то есть выйти и рекламировать. Мы не как спортсмены, когда вложишь доллар и получишь тысячу обратно из-за того, что продастся твой лейбл. Поэтому всё очень сложно организовывать, и я рада, что хоть так получилось, что удалось привести молодых артистов Грузинского балета и показать современные постановки Алексея Ратманского. Сейчас Алексей Ратманский очень известный хореограф. А я показываю его первые работы, самые первые, которые он делал для меня и других звёзд Большого театра и Мариинки. Сейчас эти балеты — наш эксклюзив.

На репетиции Нина Ананиашвили отрабатывала с молодыми танцовщиками малейшую деталь. На гастроли в Америку приехали из Грузии 34 человека: артисты, персонал, музыканты.

— «Сны о Японии» вы впервые привезли в Америку?

— Нет, не впервые. Я показывала этот балет несколько лет назад в БАМе (Бруклинская академия музыки). Тогда у нас тоже было всего одно выступление.

— А как в Японии воспринимали этот балет?

— Каждый номер в этом балете — маленькая история из «Кабуки». Но мы не копировали театр «Кабуки». Мы просто взяли идею, тему, мысль. Поэтому японцам очень понравилось. Наверно, этим спектаклем я смогла выразить мою любовь к Японии. Алексей Ратманский очень удачно всё сделал. Где бы мы ни танцевали «Сны о Японии», был большой успех. Я бы сказала, это как классический «Дон Кихот» — везде, всегда и всем нравится.

Мне повезло увидеть и запечатлеть на видеоплёнке, как ведёт репетицию, как показывает движения молодым танцовщикам Нина Ананиашвили. Это не менее интересно, чем увидеть сам балет на сцене.

После репетиции мы продолжили разговор.

— «Прелести маньеризма» в хореографии Ратманского?

— «Маньеризм...» Для меня это самый любимый балет из всех, поставленных Ратманским. Может быть потому, что это была первая встреча с ним. В этом балете всё очень тонко, хорошо, с юмором сделано. Ратманский учёл индивидуальности первого состава, который танцевал. Это были я, Татьяна Терехова — прима Мариинского театра, Алексей Фадеечев, Сергей Филин... Сейчас, к сожалению, из них уже никто не танцует, кроме меня. А я всё ещё продолжаю танцевать. «Прелести маньеризма» очень миниатюрный, воздушный, эстетический балет. Начинается, как марионетки, как куклы ожившие, и потом мы превращаемся в личности, и каждый из нас имеет отношение друг к другу. Это па-де-де, или па-де-катр, или па-де-труа. Каждый из нас раскрывает какую-то свою маленькую историю в этом балете. Жаль, мы редко его танцуем.

— Вы выступали во многих странах на лучших сценах. Где вы чувствуете себя лучше всего?

— Конечно, мой родной дом — Грузия. Там мой театр, мой народ. Большой театр — это тоже для меня был дом. Когда я приезжаю в Нью-Йорк, меня охватывает необыкновенное чувство. У меня много связано с этим городом. С первых моих шагов здесь, с первых выступлений у меня была удача, успех. Вот я сейчас стою на полу танцевального класса ABT и ужасно рада, что сегодня мы здесь репетировали. В этих залах у меня 15 лет жизни прошло. Наверно, с 2009 года я не танцевала в Нью-Йорке. Очень много друзей у меня здесь, своя публика, которая меня ждёт, любит... Моё чувство при встрече с нью-йоркской публикой невозможно описать. Это нужно присутствовать в зале и почувствовать.

...Те, кому удалось посмотреть в Нью-Йорке и в Вашингтоне три одноактных балета «Прелести маньеризма», «Бизе-вариации» и «Сны о Японии» с Ниной Ананиашвили, подтвердят слова балерины: «Это невозможно описать. Нужно было присутствовать в зале и почувствовать».