Возможно ли досидеть американский срок в России?

Опубликовано: 16 октября 2011 г.
Рубрики:

kuznetsovSent_w.jpg

Владимир Кузнецов выходит из суда после приговора
Владимир Кузнецов выходит из суда после приговора Фото В Козловского
Владимир Кузнецов выходит из суда после приговора. Фото Владимира Козловского
 

В связи с осуждением ростовчанина Константина Ярошенко, недавно приговоренного в Нью-Йорке к 20 годам тюрьмы за сговор с целью перевозки кокаина, в российской прессе появились спекуляции по поводу его возможного перевода из американской тюрьмы в российскую.

Если процесс россиянина Виктора Бута, начинающийся 10 октября в том же судебном небоскребе, также закончится неблагополучно для обвиняемого, такие спекуляции, скорее всего, возобновятся.

Вариант репатриации осужденного россиянина из США в Россию теоретически возможен, но практически крайне маловероятен.

Впервые он пришел мне в голову в 1999 году на процессе нижегородца Олега Кириллова, которого судили в Майами за кокаин. После того, как Кириллова признали виновным и приговорили к 16 годам тюрьмы, я спросил у знакомого члена следственной бригады ФБР, могут ли его отправить отбывать срок на родину.

«Нет уж, — сказал он, — у нас согрешил, у нас и отсидит!»

Кириллов, который отбывает наказание в Огайо, должен будет освободиться 23 декабря этого года.

Как написал мне директор владивостокского «Центра изучения новых вызовов и угроз» Александр Сухаренко, давно изучающий русскоязычную преступность в Америке, «еще в апреле 2011 года после вынесения вердикта присяжными адвокаты Ярошенко передали в Генконсульство РФ в Нью-Йорке официальный запрос к российскому руководству относительно применения в этом случае Конвенции Совета Европы о передаче осужденных лиц (1983 г.), участниками которой являются Соединенные Штаты и Россия. Однако маловероятно, что этот механизм будет использован. До настоящего времени эта конвенция была применена один лишь раз: по делу ооновского дипломата Владимира Кузнецова, осужденного в 2007 году за отмывание денег».

Владимир Кузнецов, который отбывал наказание в Алленвудской тюрьме в Пенсильвании вместе с Моней Эльсоном, вернулся на родину в конце 2008 года и, по словам общих знакомых, вышел на свободу уже через несколько месяцев, то есть еще до истечения своего американского срока, составлявшего 4 года и 3 месяца.

Сотрудница министерства юстиции США Кара Маккарти подсказала мне, как найти статистику перевода заключенных из американских тюрем в иностранные. В 2010 году из федеральных тюрем были отправлены досиживать на родину 247 иностранцев.

Среди них были 151 мексиканец и 44 канадца, которых вообще репатриируют из США чаще всего. На следующем месте — 13 багамцев. Отправлены на родину 6 израильтян и 6 голландцев, 5 британцев и столько же немцев, 4 испанца, 3 панамца и т.д.

Среди репатриированных не было ни одного россиянина.

В 2009 году на родину были этапированы 155 федеральных заключенных. На первых местах, как всегда, были мексиканцы (78) и канадцы (24). В списке фигурируют 1 поляк, 1 болгарин, 1 армянин и 1 украинец, но снова ни одного россиянина.

Лишь в 2008 году был репатриирован один. Речь, очевидно, идет о вышеупомянутом Кузнецове.

Из отдельных штатов тоже переводят заключенных за границу, но гораздо реже, чем из федеральных тюрем. С 2000 по 2010 год штаты и территории США (такие как Пуэрто-Рико или Северные Марианские о-ва) репатриировали в общей сложности всего 150 человек, среди которых я не нашел ни одного россиянина, хотя нашел одного венгра и поляка.

 

Дело Петра Шмелева

 

Попытки добиться репатриации в Россию были. Типичен случай электронщика Петра Шмелева, который в феврале 2001 года зарезал в Миннесоте свою жену, 30-летнюю Светлану Педаш, расчленил труп, сложил куски в черные пластиковые мешки для мусора и сбросил в водохранилище им. Трумэна в соседнем штате Миссури. В поездку на водохранилище он взял свою 4-летнюю дочку. На обратном пути он выбросил нож и пилу.

29-летний Шмелев долго возил в багажнике голову жены, но в середине марта 2001 года явился в полицию с повинной и заявил, что убил Светлану после того, как она призналась в измене. В ноябре того же года Шмелева признали виновным и приговорили к 30 годам тюрьмы.

В 2009 году Шмелев ходатайствовал о переводе в российскую тюрьму, сославшись на тяжелую болезнь отца, проживающего в России, и заявив, что при таком варианте штат Миннесота избавится от необходимости тратить на его содержание 32 888 долларов в год.

Известно, что переводы заключенных за границу отчасти мотивируются в США стремлением сэкономить.

Проблема в том, что против такого решения часто возражают либо местные власти, либо министерство юстиции в Вашингтоне. Бывает, что другие страны отказываются брать заключенных, желающих репатриироваться. США принимают примерно в три раза меньше заключенных, чем репатриирует в другие страны.

Тогдашний губернатор той же Миннесоты Тим Поленти, безуспешно пытавший в этом году добиться выдвижения в президенты США от Республиканской партии, принципиально считал, что заключенные должны отбывать срок там, где они совершили преступление.

«Я солидарна с нашей общественностью, — заявила глава тюремного управления Миннесоты Джоан Фабиан. — Она ожидает, что насильственные преступники и крупные наркодилеры отбудут весь свой срок в Миннесоте перед тем, как выйти на свободу у себя на родине».

За первые шесть лет на своем посту Фабиан отвергла 20 из 26 заявлений на репатриацию. Ее предшественница Шерил Рэмстад удовлетворила 12 прошений и отвергла всего одно, но 8 из 12 впоследствии либо забраковал вашингтонский минюст, либо отвергли принимающие страны.

Фабиан отвергла и ходатайство Шмелева о переводе в Россию, заявив, что репатриация человека, осужденного за убийство, «может без нужды возмутить общественность».

Просясь на родину, Шмелев, по его словам, ни питал иллюзий по поводу условий пребывания в российских тюрьмах. «Не то, чтобы я пытался перевестись на какой-нибудь флоридский курорт, — заметил он выходящей в Миннеаполисе газете Star Tribune. — В моей российской школе было больше насилия, чем в здешней тюрьме Стиллуотер».

Шмелеву в конечном итоге отказали.