Война с терроризмом будет долгой

Опубликовано: 26 марта 2004 г.
Рубрики:

Война против терроризма будет долгой, независимо от количества пойманных или убитых главарей Аль-Каеды”, предупреждают американцев президент Буш и его ближайшие помощники. На вопрос о том, как идёт охота на руководителей Аль-Каеды, нам отвечает специалист по проблемам международного терроризма, научный сотрудник Лексингтонского института в Арлингтоне, штат Вирджиния, Дэн Грэй.

— Мистер Грэй, как обстоит дело со списком разыскиваемых наиболее опасных международных террористов? О ком идёт речь в этом списке и кого уже удалось обезвредить?

— Первоначальный список главных аль-каедовцев состоял из давно известных террористов. Например, Завахири, до того как присоединился к Аль-Каеде, был в египетском Исламском Джихаде, а до того участвовал в заговоре с целью убийства президента Садата. Некоторые другие из списка воевали в Афганистане ещё против советских войск. Так что мы говорим о террористах с многолетним стажем и большим опытом во всех видах террористической деятельности. Из них примерно две трети либо убиты, либо арестованы в разных странах. Практически, из наиболее крупных террористических лидеров на свободе осталось не более десятка, в том числе Осама Бен-Ладен.

— Если удастся всех их захватить или уничтожить, с терроризмом будет покончено?

— Нет, конечно. Например, война идёт не только с Аль-Каедой, но и с другими группами: с чеченскими террористами, с боевиками Шри-Ланки, с ЭТА в Испании, с несколькими палестинскими группировками и т.д. Но если удастся обезглавить Аль-Каеду, то эта организация окажется разбитой на очень небольшие автономные ячейки, без крупных и опытных экспертов, без доступа к финасовым ресурсам, без надёжной базы. То есть без всего того, что у них было до нашего вторжения в Афганистан.

— Что питает терроризм и можно ли уничтожить тот климат, в котором вызревает ненависть ко всем и вся?

— Я не думаю, что такое будет возможно, во всяком случае при моей жизни. Уйдут десятки лет на то, чтобы разбить арабо-исламский фундаментализм, объявивший войну Западу. Корни этой ненависти, отчасти, в отсутствии демократии в самих мусульманских странах, в социальном, политическом и экономическом упадке во многих странах исламского мира, в результате чего всё больше молодёжи не видят перспектив в жизни, у них нет иной идеологии, кроме ненависти и желания убивать. Их политические взгляды и цели настолько крайние, что вести переговоры и идти на компромисс с этими людьми бесполезно. Аль-Каеда, например, в своих заявлениях говорит, что стремится вернуть огромную часть мира к средневековью. Для них Израиль — это лишь малая и не главная часть проблемы. Бин-Ладен говорил, что задача Аль-Каеды не просто изгнать американцев из Саудовской Аравии и с Ближнего Востока вообще, но превратить Саудовскую Аравию, Египет и Ирак в теократические государства. Даже часть Испании они хотят вернуть в состав халифата, под мусульманское правление. Всё это не имеет никакого отношения к Израилю.

Советник президента по вопросам национальной безопасности Кондолиза Райс сказала, что уничтожение любого из главарей Аль-Каеды, это, конечно, шаг вперёд в войне с терроризмом, но не надо думать, что, поймав одного из лидеров Аль-Каеды, мы тем самым развалим всю организацию. Аналогичную мысль выразил замминистра обороны США Пол Вулфовиц. В статье “Террор проигрывает”, посвящённой 1-й годовщине войны в Ираке, Вулфовиц говорит, что победа демократии в обеих странах — в Афганистане и в Ираке — необходима. Но это лишь часть более широкой борьбы с терроризмом, которая не окончится даже после полной победы в Афганистане и в Ираке. Она не кончится и тогда, когда удастся взять в плен или уничтожить Бин-Ладена.