«Прислуга» и законы Джима Кроу

Опубликовано: 1 сентября 2011 г.
Рубрики:

shaternikova_the_help.jpg

Эмма Стоун, Октавия Спенсер и Виола Дэвис в фильме «Прислуга»
Слева направо: Эмма Стоун, Октавия Спенсер и Виола Дэвис в фильме «Прислуга». Photo by Dale Robinette © DreamWorks II Distribution Co., LLC
Слева направо: Эмма Стоун, Октавия Спенсер и Виола Дэвис в фильме «Прислуга». Photo by Dale Robinette © DreamWorks II Distribution Co., LLC. Читайте рецензию на фильм в «Чайке» №17 (1-15 сентября 2011 г.)
Фильм режиссера Тейта Тейлора «Прислуга» (The Help) — это экранизация одноименной книги, изданной пятимиллионным тиражом и принесшей славу и деньги автору — 40-летней журналистке Кэтрин Стокетт. Я не читала этот первый прозаический опыт г-жи Стокетт и не могу судить о книге.

Действие происходит в родном городе автора — Джексоне, штат Миссисипи, в 60-ые годы. Героиня, белая девушка по имени Скитер, видимо, имеет много общего с автором. Ее играет новая звезда Эмма Стоун, которую я вижу во второй раз (первый — в фильме «Безумная, глупая, любовь») и по-прежнему не могу объяснить себе ее успеха. У нее нестандартная внешность — чуть раскосые светлые глаза и фигура поразительной тонкости, прямо как тростинка, но особого актерского дарования пока что не видно. Впрочем, для этого нужна интересная роль, а их в Голливуде больше не пишут.

Экранный Джексон населен богатыми молодыми идиотками, одетыми в прелестные платьица 60-х годов и живущими в красивых домах. Они не говорят, а пищат и хихикают. Им прислуживают очаровательные темнокожие горничные и няни. Они говорят человеческими, глубоко народными голосами и обожают хозяйских детей. Белые дамы к своим детям равнодушны. Одна из них даже шлепает два раза маленькую дочку по попке. (В зале кинотеатра при этом раздались сдавленные вопли ужаса).

Хозяйки не позволяют прислуге ходить в их уборные и есть с их посуды. Если сходишь в уборную в доме, а не в гараже (хотя на улице бушует торнадо), тебя выгонят с работы. Правда, бойкая кухарка знает, как отплатить угнетательнице. Она печет шоколадный торт с «особой» начинкой.

Полицейские — грубые звери, которые бьют черную женщину, заподозренную в краже, дубинкой по голове.

Главная героиня, домработница по имени Эйбилин, потеряла сына, погибшего на работе от несчастного случая. Но виноваты в его смерти все равно белые расисты.

К счастью, Скитер — прогрессивная девушка. Она решает провести беседы с домработницами на тему, что они думают о своих хозяйках, и составить из них книгу, несмотря на то, что в Миссисипи такие дела считаются противозаконными. Пусть мир узнает правду о расизме.

В этом штате действительно было особенно много безобразных законов — запрещались браки между людьми разных рас, чернокожие не могли быть присяжными, детям разных рас нельзя было учиться вместе, были раздельные больницы, места в транспорте и прочее. Все они были приняты в 1876 году, через десять лет после того, как бывшие рабы были признаны гражданами США, и просуществовали до 1965 года под названием «законы Джима Кроу» («Джим Кроу» — прозвище негров, которых изображал в карикатурном виде белый актер Райс в 1832 году). Основой этих законов был принцип «Раздельные, но равные». Он называется сегрегация.

Закона о том, что белой девушке нельзя записывать свои беседы с дом­работницами, я нигде не нашла. Но Кэтрин Стокетт виднее.

Домработницы, как выясняется, дружно ненавидят своих хозяек. Ни одного случая человеческих отношений между ними нет. Скитер старательно записывает. Но кроме составления своей разоблачительной книги, она знает и другие способы борьбы с угнетением. Одна из гадких богатых дамочек просит Скитер поместить в газете объявление, чтобы соседи принесли к ее дому ненужную одежду — она занимается благотворительностью. Но наша Скитер не проста. Вместо слова «одежда» она вставляет другое — и наутро лужайка перед домом благотворительницы уставлена унитазами. Вместе с тортом из дерьма этот здоровый народный юмор сильно оживляет фильм. Давно я так не смеялась — с тех пор, как Павка Корчагин сыпанул попу табаку в тесто.

Что произошло со страной Марка Твена? Если нужно пошутить, авторы — даже молодые образованные дамы — бегом мчатся в сортир!

Режиссер «Прислуги» — друг детства писательницы Стокетт. Его режиссура бездарна. Фильм примитивен, одномерен и неумен. Персонажи плакатные.

Эта убогая агитка, сдобренная густой сентиментальностью, вообще не заслуживала бы разговора, если бы она не проделывала разрушительной работы.

Эту работу давно взяла на себя Демократическая партия и весьма в ней преуспела. Во-первых, ей удалось внушить афроамериканцам, что в нынешней Америке все их беды происходят от расизма. Фразу «открытые раны расизма» я слышала не далее как вчера — и это при том, что Овальный офис украшен присутствием Барака Обамы. Во-вторых, черным не позволяют быть по-настоящему равноправными. В 1961 году президент-демократ Кеннеди подписал указ об Affirmative Action. Чернокожим гражданам были подставлены костыли спец-квот, которые развращают людей тем, что предоставляют им незаслуженные привилегии в учебе и на работе. Комик Джеки Мейсон шутил по этому поводу с эстрады, что неплохо бы в таком случае для белых баскетболистов подвешивать корзины пониже. В-третьих, афроамериканцам внушают, что единственная их надежда на спасение — это голосовать за Демократов, которые защищают их от страшных и бездушных Республиканцев — партии богатых расистов. Черное население США вообще якобы живет во вражеском окружении. Все мы видели, как Джереми Райт, пастор церкви, к которой принадлежал Обама, восклицает: «Будь проклята Америка!»

Демократы задурили людям головы так, что в это трудно поверить.

Недавно в Далласе заседала комиссия по финансовым делам. Зашла речь о том, что горожане не платят штрафы за неправильную парковку. Член комиссии Мейсфилд (белый) возмущенно сказал, что городские деньги проваливаются, словно в черную дыру. Другой член комиссии, Джон Уайли Прайс (черный) был возмущен этим расистским выпадом и потребовал извинений. Я смотрела два интервью с мистером Прайсом, который не унимается, хотя ему уже объяснили, что «черная дыра» — это не то, что он думает, а научный, астрономический термин. Он желает знать, «какого цвета были ученые, которые его придумали».

Новый кандидат от Республиканцев в президенты, губернатор Техаса Рик Перри неделю назад произнес речь, в которой сказал: «У нас 16 триллионов долга. Эта огромная черная туча, этот долг, нависший над Америкой — чудовищен».

Честнейшие и левейшие тележурналисты с канала MSNBC поступили просто. Они взяли ножницы и вырезали из речи Перри слово «долг» (причем сделали это неряшливо). Показали речь в передаче Ed Show, и ведущий Эд Шульц (белый), воскликнул, что под черной тучей негодный Перри имеет в виду президента Обаму!

Вместо того, чтобы «защищать» афроамериканцев от этих выдуманных бед не лучше ли было бы обратить внимание на реальные проблемы африканской общины. Все знают эти проблемы. Среди черной молодежи безработица 39 процентов не по вине белых расистов. А потому, что эта молодежь не желает учиться. Предприниматели боятся нанимать черных. Если работник окажется не на высоте, его невозможно уволить — обвинят в расизме, поволокут в суд.

Программа Демократов «Война с бедностью» успешно разрушила негритянскую семью. Если платить матерям-одиночкам за каждого ребенка, то безотцовщина вырастет как на дрожжах. Трудно поверить, что целью левых было обеспечить, чтобы у 70 процентов чернокожих детей не было отцов, но они этого добились.

Так же трудно поверить, что непонятна связь между разрушением семьи и ростом молодежных банд. А ведь в одном 2004 году банды убили больше своих сородичей, чем Ку-Клукс-Клан за сто лет. Именно в этом году замечательный негритянский актер Билл Косби пытался объяснить людям: нельзя воспитывать своих детей как черных, надо воспитывать их как американцев. И пора прекратить обвинять во всем белых, пора бы взглянуть и на себя.

И вот выходит новый фильм, который бередит раны и пропагандирует как раз ненависть к белым.

По поводу картины идут большие разговоры и споры. Николь Сперлинг провела беседы о ней в Джексоне и написала большую статью для «Лос Анджелес таймс». Город теперь стал на 77 процентов черным (в 60-е годы небелого населения было 36 процентов). Мэр и прокурор Джексона — чернокожие. Самые разумные, на мой взгляд, слова произнес 88-летний Чарльз Эверс, менеджер негритянской радиостанции. Его брата Медгара в 1963 году убили на Юге во время борьбы за гражданские права, и фильм об этом напоминает. Мистер Эверс — республиканец, голосовавший за Обаму — сказал про перемены в жизни: «Все здесь стало на 100 процентов лучше. Все изменилось на 100 процентов. Хотя это и недостаточно, и надо идти дальше». Две его внучки окончили юридический факультет. Фильм «Прислуга» Эверс смотреть не хочет. «Я не хочу оглядываться назад. Я могу рассердиться. А я не хочу злиться. Когда злишься, теряешь над собой контроль». Его бы устами да мед пить...

В успех писательницы Стокетт вкралась одна причудливая нота. У брата Стокетт есть чернокожая дом­работница по имени Эблин Купер. Авторша почти не была с ней знакома. А героиню «Прислуги» зовут Эйбилин. На этом основании Купер подала на Стокетт в суд. Кто-то явно подсказал ей, что тут можно поживиться. В заявлении домработницы говорится, что Стокетт списала свою героиню с нее, причем изобразила ее в унизительном свете. Например, в книге Эйбилин насмешливо говорит про таракана: «Он черный. Еще чернее меня». Купер нашла это оскорбительным для себя. Потребовала она за «моральные страдания» не так уж и много — всего 75 тысяч. Судья оказался умным. Он не стал ввязываться в дурацкое разбирательство, а просто заявил, что дело слушаться не может, потому что Стокетт любезно подарила домработнице книгу в 2009 году, а в суд та догадалась подать лишь в 2011-м. Так что законный срок претензий истек.

Выйдя из здания суда в сопровождении широкоплечего сына, Купер громко кричала про Стокетт: «Она врет! Врет!» Увы, это оказалось ее единственным утешением.

Надо бы кому-нибудь записать мысли Купер про Стокетт и сделать сценарий для очередного фильма.

 

The Help
Режиссер Тейт Тейлор
*