Баночка с кремом

Опубликовано: 5 марта 2004 г.
Рубрики:

Вечерний автобус из Ористано опаздывал. Евсей Миронов нетерпеливо ходил из угла в угол по маленькому помещению автобусной станции. Он направлялся в Порто Торрес, маленький городок на северном побережье Сардинии. Отсюда шел ночной паром в Геную. Миронов собирался пробыть несколько дней в Генуе и затем улететь домой, в Нью-Йорк.

Поездка в Сардинию была деловой. Здесь было несколько предприятий, связанных с американской фирмой, в которой Евсей работал вот уже более 10 лет.

В зале ожидания кроме него была еще одна женщина. Она подошла к нему и что-то спросила на ломаном немецком языке. Он догадался, что она говорит по-немецки, потому что она несколько раз упомянула слово “бус” Миронов бывал в Германии и знал, что немцы называют автобус “бусом”, в отличие от американцев, которые говорят “бас”. Почему она обратилась к нему по-немецки? Наверное потому, что не знала итальянского. Он покачал головой — нет, он не понимает. Может быть по-английски? Теперь она покачала головой. Тогда он заговорил с ней по-русски. Да, конечно, она из России. На вид ей было лет 45. Mиловидная.

— Вы не знаете, что случилось с автобусом? — спросила она.

— Не имею представления, — сказал он, — впрочем, я слышал, что в Италии с транспортом постоянные проблемы.

— Но ведь это последний автобус, — заметила она.

— Да, насколько мне известно, — подтвердил он.

Они сели рядом на скамейку.

— Вы живёте в Италии? — спросила она.

— Нет, — сказал он, — я живу в Америке. — А вы, наверно, в Германии?

— В Мюнхене, — сказала она. — Вот уже 5 лет.

— Мне нравится Мюнхен, — сообщил он, — если, конечно, забыть о том, что отсюда начинался фашизм.

Автобус опаздывал уже на 40 минут.

— Подождём еще 20 минут, — сказал Евсей. — Больше ждать бесполезно.

Мысль об интрижке пришла ему в голову, но он сразу же отбросил её. Недавно ему исполнилось 55 лет. Он был женат и у него было двое детей.

Короткие увлечения нередко случались с ним раньше в России. Нет, он не собирался бросать свою жену. Но небольшое приключение на стороне — отчего же нет. Это было нормально для молодого и здорового мужчины. Конечно, он был бы неприятно поражен, если бы узнал, что жена занимается тем же самым.

Но вот уже 15 лет он живёт в Америке и… ни одного романа. К американкам он не решался подходить. Слишком бедным был у него язык.

Что касается русскоговорящих... что-то неуловимо изменилось в их отношении к флирту. Возможно, дело было в размерах его кошелька. Ведь в России все были одинаково нищими и он рассчитывал только на свою мужскую привлекательность. Здесь, видимо, этого было недостаточно. Тем более, что сама эта привлекательность с годами потускнела.

— Что же нам делать? — спросила она, — когда прошло еще полчаса.

— Ночевать в отеле, — предложил он. Он знал несколько гостиниц неподалёку.

Они отправились в ближайшую гостиницу и спросили о расценках.

— Боюсь, что мне придётся провести эту ночь в кресле, — сказала она, — слишком дорого для меня

Она нерешительно смотрела на него.

— Послушайте, — медленно начала она, — мне кажется, что вы серьёзный и солидный мужчина и вам не лезут в голову всякие глупости. Почему бы нам не взять один номер на двоих, если, конечно, вы мне обещаете...

— Никаких проблем, — сказал он.

Евсей попросил комнату с двумя, отдельно стоящими кроватями. Они оформили бумаги и поднялись в номер.

Он быстро помылся и лёг... Мысль о “всяких глупостях” снова пришла ему в голову, но он отогнал её от себя... День был тяжелым... осмотр предприятия, потом совещания. Он быстро уснул.

Он проснулся внезапно и вначале подумал, что видит эротический сон. Было, наверное, рано, но утренний свет уже пробивался через неплотно закрытую штору.

Женщина стояла на коленях около его кровати. У неё было перекинуто через плечо полотенце, но она была совершенно голой и тяжелые груди свободно свисали вниз.

Увидев, что он проснулся она пробормотала:

— Ради бога, извините. Я уронила баночку с кремом, и она закатилась под вашу кровать. Спите, пожалуйста, спите.

Она тут же вскочила и побежала обратно в ванную. Полотенце почти не прикрывало ее, и он увидел две розовые, слегка влажные от воды, ягодицы.

Уснуть он уже не мог. Через некоторое время она вышла из ванной полностью одетой и выскользнула из комнаты, тихонько прикрыв за собою дверь.

Миронов помылся, оделся и спустился вниз. Она сидела в кресле в холле гостиницы.

— Еще раз извините и спасибо вам, — сказала она.

— За что? — удивился он.

— Так трудно в наше время встретить интеллигентного и выдержанного мужчину, — объяснила она.

Вкус от этого комплимента был такой, как будто ему в рот положили кусочек лимона.

— Утром идёт несколько автобусов, — сообщила она, — мне ведь неподалёку. Я могу уехать на любом из них. Вот деньги за номер.

Евсей небрежно сунул деньги в карман.

— Здесь, наверное, можно позавтракать, — предположила она.

Они отправились в маленькое гостиничное кафе и заказали завтрак. Миронов подумал о том, что даже не знает, как её зовут. Но спрашивать ему не хотелось. Они пили кофе молча. Но потом он сказал себе:

— Чего ты злишься? Ты ведь сердишься на самого себя.

Он заставил себя быть любезным.

— Да, кстати, — спросил он, — а вы нашли эту баночку с кремом?

0на всплеснула руками.

— Боже мой, я ведь совсем об этом забыла. Боюсь, что горничная уже убрала номер.

Она отодвинула чашечку кофе и убежала. Минут через 15 она вернулась и сообщила:

В номере ничего нет. Девушка убрала комнату и куда-то ушла. Боюсь, что я уже не увижу этого крема.

— А что это был за крем? — поинтересовался он.

— Французский, — вздохнула она, — мой любимый.

Через полчаса подошел её автобус, и она уехала.

Автобус на Порто Торрес был почти пуст. Евсей удобно устроился в кресле. Конечно, он никому не сможет рассказать об этом приключении. Мужики засмеют его и посчитают круглым идиотом. Он ещё раз перебрал в памяти события прошлой ночи.

Она проснулась рано и решила помыться и одеться, не беспокоя его. Она взяла с собой свои вещи и прошла на цыпочках в ванную. Она приняла душ, вытерлась большим гостиничным полотенцем и обнаружила, что оставила на тумбочке свой любимый французский крем.

Что женщины делают с этими кремами? Он никогда не мог этого понять. У его жены стояло на туалете штук 10 всяких баночек. Сам он лично никогда никакими кремами не пользовался.

Что произошло дальше? Она приоткрыла дверь ванной и убедилась, что он всё ещё спит. Тогда она решила, прикрывшись полотенцем, добежать до своей кровати, взять баночку с кремом и вернуться обратно. Но на её беду баночка выскользнула у неё из рук и закатилась под его кровать. И тогда он проснулся.

Миронов стал думать о том, что произошло бы, если бы он попытался воспользоваться случаем.

Возможно, она стала бы кричать, звать на помощь... ведь они были едва знакомы, и он даже не знал как её зовут. Нет, нет, пожалуй, он поступил правильно.

Он решил больше не думать об этом и попытаться вздремнуть — ночь была беспокойной. Он откинул спинку кресла назад.

Но потом он выпрямился и открыл глаза. Еще одна мысль пришла ему в голову и больно ужалила. И, как назойливую муху, он никак не мог отогнать её от себя.

Эта баночка с французским кремом... А была ли она на самом деле?