Виталий и Владимир Кличко.

Опубликовано: 16 мая 2011 г.
Рубрики:

sirotin-Klitschko.jpg

Братья Кличко
Слева направо: режиссер Себастиан Денхардт, Владимир и Виталий Кличко, продюсер Леопольд Хеш на премьере фильма "Кличко". Photo by Norbert Kesten © Majestic
Слева направо: режиссер Себастиан Денхардт, Владимир и Виталий Кличко, продюсер Леопольд Хеш на премьере фильма "Кличко". Photo by Norbert Kesten © Majestic

Есть имена, требующие объяснений, вроде: "Кошкин. Футболист", или "Крышкин. Шахматист". А есть имена, объяснений не требующие: Харламов, Каспаров, Кличко... Братья Кличко.

Германские кинематографисты назвали почти двухчасовой документальный фильм просто: "Кличко". Без чемпионских титулов, без эпитетов. Фильм был включен в престижный нью-йоркский кинофестиваль "Трайбека", основанный и возглавляемый Робертом Де Ниро. Создатели фильма и его герои прилетели в Нью-Йорк на премьеру и дали мне эксклюзивное интервью.

Режиссер картины Себастиан Денхардт рассказал, что решение делать фильм пришло в 2008 году, когда оба брата-тяжеловеса одновременно стали чемпионами мира по боксу в разных версиях боксерских ассоциаций, а это случай в профессиональном боксе беспрецедентный:

— Тогда многие кинематографисты предлагали братьям сделать о них фильм, но Виталий и Владимир отказывались. Я же предложил им сделать фильм не о боксе, а о том, как развивается боксерский талант, об отношениях братьев друг к другу. Словом, я их убедил, и они согласились.

— В фильме как бы две главные линии. Одна — драматизм поражений и умение вновь подняться, а другая — сильные семейные узы, крепкая дружба братьев, их любовь к матери и отцу. Вы так и задумывали фильм?

— Нет. Вторая тема стала более выпуклой в процессе съемок. Приступая к работе, я не знал, насколько близки Виталий и Владимир с родителями. При первой же возможности братья старались быть с родителями, а если были на соревнованиях или в поездках, то ежедневно звонили им. Я понял, что это было заложено у братьев с детства. Их отец — офицер советской армии, часто переезжал с семьей с одного конца страны в другой, служил за границей. Дети переходили из школы в школу. Поэтому у них не было друзей среди сверстников. Их настоящими друзьями были папа и мама — учительница младших классов. Они жили то в Казахстане, то в Чехословакии. На Украине поселились, кажется, только в 1986 году.

— Обычно такого рода биографические фильмы как бы подводят итог карьере героев?..

— Я думаю, мы подвели итог только первому раунду их карьеры. Наш фильм не подводит черту под спортивными достижениями братьев Кличко. Мы ставили перед собой иную задачу. В фильме не делается акцент на главных победах этих боксеров. Мы даже больше показывали их поражения. Нам были интересны чувства, эмоции спортсменов тогда, когда они проигрывают, и каких не столько физических, сколько душевных сил им стоит после этого вернуться на ринг. Как они могут перепрограммировать свой умственный компьютер и вновь поверить в себя? И еще нам важно было показать реакцию одного брата, когда на ринге был другой. Как переживали они друг за друга.

— Ваш фильм длится почти два часа. Не слишком ли много для документальной ленты? Не утомительно ли для зрителя?

— 110 минут — это слишком мало для того, чтобы поведать о братьях Кличко. Столько интересных поворотов в биографии, столько драматических моментов, о которых хотелось бы рассказать! В первом варианте картина длилась 3 часа. Не думаю, что зрителям утомительно просидеть два часа на документальном фильме. Там так много напряженных кадров, что вряд ли будет скучно смотреть.

 

...Люди, не очень близко знакомые с братьями, часто путают их. К счастью, они одеваются не одинаково. И разница в возрасте заметна: Виталий старше Владимира на 5 лет.

Я задал им тот же вопрос, что и режиссеру: подводит ли фильм черту под их спортивной карьерой?

Виталий ответил:

— Я думаю, те, кто посмотрят фильм, увидят, что в конце нет точки. Не окончание спортивной карьеры, не окончание жизни, а "продолжение следует". Многоточие. На самом деле это фильм не о двоих братьях, а о двоих мальчишках, которые мечтали, прошли через взлеты и падения, через сложности и, в конце концов, реализовали свои мечтания. Таких мальчишек огромное количество, но двоим удалось достигнуть того, чего они хотели. В фильме есть и драма, и триллер, и экшн, и что-то чуть-чуть от фильма ужасов тоже.

Разговор продолжил Владимир:

— Самое сложное в этом фильме — работа режиссера, который должен был за 110 минут рассказать о двух персонажах сразу. Сценарий фильма практически менялся все время. Был только начальный вариант, но в процессе съемок, которые продолжались два с половиной года, сценарий все время менялся. В Нью-Йорке на кинофестивале "Трайбека" мы впервые увидели версию, адаптированную к англоязычному рынку. И я очень хочу, чтобы этот фильм был воспринят правильно. Перед премьерой я волнуюсь даже может быть больше, нежели перед поединком.

— В Германии фильм был уже показан?

— Фильм пока проходит через кинофестивали. Его смотрят критики и журналисты. А широкой аудитории он будет показан в июле сначала в Германии, а потом в Америке и в других странах.

— В картине показано, насколько важной для каждого из вас является поддержка семьи. Но есть и моменты, когда кажется, что один брат теряет веру в другого брата, когда один считает, что другому лучше вообще уйти из спорта. Становилось ли это причиной конфликта между вами?

Владимир ответил:

— Думаю, ваше заключение не совсем верно. Да, у нас дружная семья. Она помогает, поддерживает, но в конечном счете ты стоишь один в ринге, ты должен самостоятельно принимать решения, и здесь семья тебе не поможет. Я, например, уверен, что Виталий и без моей поддержки у ринга был бы точно так же успешным. И наоборот. В боксе нужно быть боевой единицей.

— Когда у вас, Володя, возникла проблема со здоровьем, Виталий сказал вам: "Все. Пора кончать"...

Виталий:

— В этом фильме очень хорошо подмечено, что играть можно в баскетбол, в бейсбол, в любые виды спорта, но в бокс играть невозможно. Это гладиаторские бои. Здесь не игра. И много примеров, так же и в фильме, где ты проходишь через травму, через боль, через кровь. Отсюда переживания за брата. Спорт проходит, а жизнь должна дальше продолжаться. Хорошо бы пройти через все испытания, не только не проиграв, но и оставшись полноценным, здоровым человеком. Если же угроза слишком велика, то встает вопрос: стоит ли? Можно толкать брата в ринг, можно говорить: "Давай, иди, боксируй!", но не пожалеть бы потом... Очень сложный вопрос. И нам приходилось решать его довольно часто. Поэтому и фильм получился психологический. В фильме очень много наших личных эмоций. Нам тяжело его смотреть и оставаться нейтральными.

— В кинофильме звучит фраза, сказанная, кажется, Майком Тайсоном, что вы слишком рациональные, даже скучные боксеры. Такое мнение вас обижает?

Владимир:

— В боксе немало примеров, когда спортсмены в течение двух-трех лет были успешными, а потом просто-напросто были сожжены этим спортом. Сгорели изнутри. На протяжении многих лет быть успешным, быть в ринге, пройти очень много поединков очень трудно. Это можно, лишь обладая хорошей техникой, здоровым образом мышления и жизни...

— Здоровым образом бокса, — смеясь дополнил брата Виталий.

— Да, здоровым образом бокса тоже. Это может показаться для зрителя несколько скучным, но, я думаю, что послужной список говорит сам за себя. Виталий внесен в книгу рекордов Гиннеса. Кстати, большинство из поединков, в которых каждый из нас участвовал, окончились как раз тем, чего ожидал зритель: победой не по очкам, а нокаутом.

Виталий дополнил мысль брата:

— Выигрывает не тот, кто бьет, а тот, кто не пропускает. Мне сегодня сорок. Я в 25 уже хотел заканчивать бокс. Если бы мне кто-то сказал тогда, что я буду боксировать до 40, я бы не поверил. Тайна спортивного долголетия, которое может быть и в таком виде спорта, как бокс, заключается в том, что наши тренеры смогли нас научить рационально боксировать. В фильме как раз показаны моменты, когда самое главное было тактически и стратегически все рассчитать, дождаться ошибки соперника и наказать его. Но в фильме показаны и поражения. Как говорят, за одного битого двух небитых дают. Жизнь — это горки такие, знаете, вверх-вниз, нужно пройти по пути к цели через очень много препятствий. Режиссеру достаточно интересно удалось показать обыкновенных ребят, преодолевавших в спорте и в жизни очень непростые препятствия. Да, был момент, когда брат, который всегда поддерживал, говорит: "Будешь заканчивать со спортом". Но человек должен верить в самого себя. Это кино по не написанному заранее сценарию. Его дописывала жизнь. Мы — не актеры, мы — боксеры, и мы в этом фильме не играем.

Владение многими языками — тоже признак интеллекта и культуры. В фильме братья Кличко свободно говорят по-немецки и по-английски. Родной их язык русский. Виталий сказал, что, в общем, владеет и украинским, хотя не очень хорошо. Он признался, что на каком бы языке они ни говорили, всегда слышен русский акцент.

Известно, что Виталий Кличко боролся за пост мэра Киева. Почему он, столь успешный боксер, готов бросить все ради политики? Пример Шварценеггера перед глазами?

— Я занимаюсь политикой довольно активно. Я твердо уверен, что Украина — европейская страна. Не только географически, не только ментально и исторически. Мы принадлежим Европе, мы — часть Европы, но при этом, к большому сожалению, по стандартам, которые существуют в Европе, в современных цивилизованных странах, мы еще далеки от Европы. Приезжая в Украину, я задаю себе вопрос, почему элементарные вещи, которые работают в Западной Европе, работают в Соединенных Штатах Америки, не работают у нас на родине? Мне больно смотреть, когда Украина занимает одно из самых ведущих мест в мире по уровню коррупции. Я твердо знаю, что можно в ближайшее время поднять у нас стандарты и вывести Украину, которая имеет колоссальный потенциал, в число европейских стран, увеличить эффективность экономики. Я не хочу быть диванным экспертом, лишь рассуждающим, как это сделать. Политика — это инструмент, используя который, можно многое реализовать. Поэтому я занимаюсь политикой. У меня огромное количество единомышленников, которые разделяют со мной взгляды, разделяют со мной принципы, видение. Мы объединились. В прошлом году зарегистрировали партию "Украинский демократический альянс за реформы". На сегодняшний день в региональных органах власти у нас уже находятся почти 400 депутатов. Поддержка у нас растет, и я твердо уверен, что мы будем принимать участие в выборах в Верховный совет. Мы должны заменить старую генерацию тех политиков, которые на протяжении двадцати лет обещают людям хорошую жизнь, обещают, что реформу проведут, обещают то, что избиратели хотят слышать, но на самом деле цели этих людей совершенно другие: они используют политику лишь для личного обогащения. Так вот, поменяв людей, которые не в состоянии что-то сделать, можно изменить очень многое с тем, чтобы ключевые принципы, ключевые стандарты, которые работают в развитых странах, работали бы в Украине. У нас есть для этого все предпосылки.

— Володя, вы тоже в этой партии? — спросил я.

— Владимир беспартийный, — ответил за него Виталий.

— Достаточно одного политика в семье, — улыбнулся Владимир.

— Но принципы и видение Владимир разделяет со мной полностью, — сказал Виталий.

— Попробовал бы он пойти против старшего брата! — засмеялся я.

Мы обменялись рукопожатиями. Рослые братья Кличко были очень осторожны, пожимая мне руку.