Моя раса - человеческая, а ваша?

Опубликовано: 16 мая 2001 г.
Рубрики:

Латинское изречение Reductio ad absurdum толкуется в моем словаре как "опровержение суждения в силу нелепости вытекающих из него выводов". В переводе на нормальный повседневный язык это означает, что глупые идеи и убеждения в конечном счете все равно будут отвергнуты из-за их нелепости. Есть, правда, одна небольшая зацепка, а именно: "в конечном счете". Случается множество человеческих трагедий и проходят долгие годы, пока становится ясно, что идея, которую защищали и поддерживали многие интеллектуальные люди, оказывается глупой и вредной. Однако, как только это случается, защитники идеи все равно неохотно допускают, что "король-то голый". Прежде, чем Вы сделаете какие-либо выводы, я хочу предупредить, что на этот раз я не имею в виду абсолютно идиотскую и исключительно американскую идею двуязычного образования. Сейчас я говорю об идее, которая была широко распространена во всем мире в течение столетий и которая в прошлом была отвергнута американцами как отвратительная, но которая несколько десятилетий назад получила и здесь право на существование. Идея эта послужила причиной необратимых трагедий во многих странах, она противоречит действительности и логике, и, тем не менее, несмотря на ее очевидную несостоятельность, наше общество методично внедряет ее в повседневную практику. Я имею в виду идею классификации людей по расам.

Перепись 2000 года ввела 56 официально признанных новых и усовершенствованных расовых категорий, доведя эту идею до абсурда. Признание за непреложный факт то, что люди разных рас, цвета кожи, национальности, языка или религии склонны вступать в браки и производить смешанное потомство, привело к появлению "новых" рас, в том числе: : индейско-тихоокеанской, афроамериканско-эскимосской, или наиболее распространенных: бело-латиноамериканской и афроамериканско-азиатской.

А как насчет более сложных смесей? Я - еврей, переживший Холокост, рожденный в Восточной Европе. Однако, меня вполне можно классифицировать как "латиноамериканца", так как я приехал в США из Венесуэлы, где я жил целый год. В Калифорнии я встретил девушку, чей дедушка иммигрировал из Ирландии, а мать была помесью мексиканки и китайца. Мы встречались какое-то время, но потом разошлись. А если бы нет? Что, если бы мы поженились, и у нас были бы дети? Какова была бы их расовая классификация в сегодняшней Америке?

На протяжении всей человеческой истории людям было свойственно делить мир на "мы" и "они". Это было намного проще, когда общины были изолированы друг от друга расстояниями, и возможность встречи привлекательных своей экзотичностью незнакомцев была маловероятной. Однако, даже тогда происходило смешивание разных рас. Как еще объяснить тот факт, что я, будучи евреем, а значит, потомком ближневосточных предков, - голубоглазый блондин (сейчас, правда, уже седой) с белой кожей, которая от солнца становится красной и воспаленной?. По всем правилам я должен быть похож на Яссира Арафата (упаси Бог!) или киноактера Омара Шарифа (не возражал бы!). И эфиопские евреи не должны быть чернокожими, и евреи в Индии не должны напоминать индусов, и китайские евреи не должны выглядеть азиатами. И почему американские чернокожие намного светлее, чем африканские чернокожие? Мы все в большей или меньшей мере гибриды, и так было испокон веков, особенно в Америке.

Американский "плавильный котел" объединил людей всех культур со всех континентов. Благодаря ему появились две главных концепции, ставшие уникальными в истории человечества: все люди созданы равными и имеют равные права, и каждый приехавший в Америку становится американцем, равноправным всем другим американцам. Да, я знаю, что равенство многими вновь прибывшими легко не завоевывалось и что для некоторых групп потребовались поколения, чтобы из евреев, итальянцев, ирландцев или немцев они стали просто американцами, но новые поколения с гордостью взяли на вооружение эти две концепции. Движимые здравым смыслом, люди сознательно отмели расовые различия, стремясь создать общество, в котором раса, цвет кожи, национальность, происхождение и все прочее не было бы поводом для разделения. И хотя расизм продолжал существовать, он не поощрялся ни подавляющим большинством, ни правительством, ни законодательством.

Мы отвергали расизм. Мы осуждали официальную расовую политику нацистской Германии, основанную на "научно" обоснованном расизме. (Я лично знаком с трагическими последствиями той "науки"). Мы наказали расистскую Южную Африку за официальное признание превосходства одной расы над другой. Нам не нравилось, что в Советском Союзе в паспорте указывалась "национальность" со всеми вытекавшими последствиями, так хорошо знакомыми моим русскоязычным читателям. Всего их было в СССР 108, т.е. почти вдвое больше нашей нынешней официальной цифры.

И затем, в 1960-ых, официальный расизм пришел в Америку, и от нас потребовалось, чтобы мы указывали свою расовую принадлежность. Как ни странно, интеллигентные и приличные люди не отнеслись к этому резко отрицательно, не понимая нелепости, а иногда и невозможности расовой классификации.

Тем не менее, американский расизм рос и расширялся. В угоду ему стали изобретаться новые слова: "расовое многообразие", "мультикультурализм", " культурный релятивизм" и прочее. Это породило самосегрегацию чернокожих и латиноамериканцев в университетских городках и создало армию мультикультурных активистов, получивших миллионы на программы поощрения сепаратизма, осознания расовой принадлежности и поддержания расовой враждебности.

Я смею надеяться, что 56 категорий Переписи 2000 положат начало концу этой нелепости. Грегори Родригес, верный защитник "мультикультурализма", в своей статье в "Лос Анджелес Таймз" написал, что 56 расовых категорий "подорвали популярное убеждение, что раса и культура являются неизменными характеристиками". Раздаются и другие сердитые голоса, и я начинаю надеяться, что следующая перепись предоставит нам новую расовую категорию.

Я надеюсь, что при ответе на вопрос "какова Ваша раса?" нам будет дана возможность выбрать один-единственный ответ - "человеческая". Именно так я всегда пишу на всех официальных документах в течение многих лет. Я приглашаю Вас присоединиться ко мне. Давайте еще раз поборемся за равенство.