Роль Пола Нитце во внешней политике США

Опубликовано: 5 ноября 2004 г.
Рубрики:

В субботу 23 октября был похоронен Пола Нитце, один из архитекторов американской дипломатической и военной стратегии в отношениях с Советским Союзом, бывший глава американской делегации на переговорах с СССР по ограничению ядерных и стратегических вооружений.

Пол Нитце в молодые годы

Пол Нитце умер в возрасте 97 лет. Его считают самой влиятельной фигурой во внешней политике США 20-го века. Хотя первый правительственный пост он получил в 1940-м году при президенте Франклине Рузвельте, заметной фигурой он стал после того, как в 1950-м году положил на стол президента Трумэна секретный доклад о Национальной Безопасности. В этом докладе Пол Нитце впервые указал американскому президенту на то, что главная цель Советского Союза — доминирующая роль во всём мире, а не только в так называемом “Социалистическом лагере”. Этот документ, основным автором которого был Нитце, стал теоретической базой Холодной войны, так во всяком случае считают многие американские историки. В докладе была обоснована необходимость создания такой американской армии, которая сможет сдерживать коммунистическое влияние в мире, и предлагалось переориентировать внешнюю политику США на противостояние агрессивной коммунистической экспансии. Нитце, как считается, стоял у истоков Холодной войны при Трумэне, а при Рейгане он сыграл несомненную роль в её победном окончании, когда в 1980-м году на переговорах об ограничении ядерных и стратегических вооружений добивался от Кремля уступок.

О дипломатическом стиле Нитце свидетельствует эпизод, получивший название “Лесная прогулка”. Потом даже появилась пьеса под этим названием. Дело было в 1982-году во время американо-российских переговоров в Женеве. Переговоры о ядерных ракетах топтались на месте. И тогда Пол Нитце, не посоветовавшись с вашингтонским начальством, пригласил главу советской делегации Юлия Квицинского на неформальную прогулку в лесу под Женевой. Там они сторговались о широком взаимном сокращении вооружений. Но когда о компромиссе стало известно в Вашингтоне, консерваторы подняли шум, и это привело к отмене договорённости обеими сторонами.

В его жизни далеко не всё было гладко. Его критиковали то консерваторы, то либералы. Его предки были из Германии. Он чувствовал внутреннюю связь с этой страной и был против вступления США в войну вплоть до Перл-Харбора.

Американский физик-ядерщик, историк, профессор Колумбийского университета Миро Тодорович, работавший с Нитце, рассказал нам в интервью:

— Он был представителем старой гвардии независимых интеллектуалов, к которым президенты обращались за помощью в моменты кризиса и военной угрозы. Этому человеку, кстати, члену Демократической партии, верили и демократы и республиканцы. Республиканские президенты даже больше, чем демократические. Он не был карьеристом. Он никуда не лез сам. Он ждал, когда появятся уши, готовые его услышать, ждал, когда он будет нужен, когда его позовут. Он видел дальше многих и был оптимистом. Когда одни считали, что Советскому Союзу надо уступать, а другие предлагали нанести удар, Нитце предлагал жёсткую, но реалистичную стратегию баланса сил. Он верил, что ни США, ни СССР не хотят воевать друг с другом. Нице был всегда за средний, взвешенный и реалистичный путь. Его никогда не делали человеком года в журнале “Тайм”, но он всегда был очень влиятельным в решении проблем с Советским Союзом. Нитце верил, что СССР в конце концов падёт в результате собственной слабости, нужно лишь набраться терпения. Да, Нитце можно назвать архитектором Холодной войны, но он работал не один. А главное, он всегда был теневым участником политических процессов. Но он умел фактами и логикой донести свою идею до высшей власти, до президента, который понимал, что к советам такого человека стоит прислушаться.

Министр обороны США Доналд Рамсфелд сказал, что проницательный ум и неуёмная энергия Пола Нитце помогли выжить надежде миллионов людей, оказавшихся за железным занавесом.

Госсекретарь Колин Пауэлл назвал Нитце “гигантом американской внешней и оборонной политики”. “Его вклад, сказал Пауэлл, ощутим в совершенно разных областях национальной безопасности, и его влияние будет ощущаться ещё долго”.

Замминистра обороны Пол Вулфовиц назвал Нитце “стратегическим провидцем”, который “разглядел в советской идеологии зло, которое в сочетании с военной мощью, представляет огромную опасность.

Пол Нитце работал со всеми президентами США от Рузвельта до Рейгана, за исключением Картера. Занимал высокие посты вплоть до министра Военно-Морского флота. Участвовал в разработке “Плана Маршалла” и водородной бомбы. В 1943 году он основал в Вашингтоне высшую Школу международных исследований, которая в 1950-м году слилась с университетом Джонса Гопкинса. Сейчас эта школа носит имя Нитце. Кстати, с ней были связаны такие ведущие советники нынешнего президента как Пол Вулфовиц и Ричард Перл. В 1944-м году он стал вице-председателем группы, разработавшей план победы над Японией c помощью бомбового удара, а в 1945-м он один среди первых официальных лиц США побывал в Хиросиме и Нагасаки после атомной бомбардировки. После этого визита он, как сторонник планирования гражданской обороны, построил на своём ранчо в Мэриленде домашнее бомбоубежище. В 1962-м году Нитце был одним из немногих, с кем ежедневно встречался президент Джон Кеннеди и обсуждал Кубинский кризис. При президенте Никсоне Нитце был членом американской делегации на переговорах ОСВ (или СОЛТ), затем помощником министра обороны. Так как Нитце был против ратификации договора ОСВ-2, он не служил в администрации Картера. А Рейган, придя к власти, попросил Нитце возглавить женевские переговоры с СССР по уничтожению ядерных ракет среднего радиуса действия. Потом Нитце стал заместителем Госсекретаря по контролю над вооружениями. В 1985 году президент Рейган наградил Нитце самой почётной в США гражданской наградой — Президентской медалью Свободы. Незадолго до смерти Нитце, уже в инвалидной коляске, присутствовал на спуске на воду эсминца, прижизненно (что редко бывает) названного его именем “Пол Нитце”.