Белый дом: история любовных драм

Опубликовано: 1 июля 2001 г.
Рубрики:

Окончание. Начало см. "Чайка" #3, 2001

Прежде, чем продолжить свой рассказ, я хотел бы обратить внимание читателей на одну особенность: в послевоенные годы сексуальные скандалы в американской политической жизни приобрели невиданный раннее размах. И скандалы эти в той или иной мере затронули почти всех президентов и многих кандидатов на этот пост.

Даже пятизвездный генерал и будущий 34-й президент, Дуайт (Айк) Эйзенхауэр (1953-1961), не избежал любовного соблазна и едва не расстался из-за этого со своей женой Мами. С Айком произошло то же, что весьма часто случалось с советскими офицерами во время Второй мировой войны, когда появилась знаменитая аббревиатура - ППЖ: походно-полевая жена.

Молодая женщина по имени Кэй Соммерсби была призвана в армию и стала личным секретарем и личным шофером генерала. Эта постоянная близость переросла и в близость интимную. После победоносного вторжения в Нормандию (1944) Эйзенхауэр мечтал об отставке, разводе, превращении Кэй из ППЖ в законную жену и о пребывании с ней в качестве частных лиц в каком-нибудь тихом городке. Однако против этого резко восстал Джордж Маршалл, будущий автор известного "Плана Маршалла": по его мнению, подобный поступок навсегда скомпрометировал и обесславил бы генерала-героя.

Любовники расстались и больше никогда не видели друг друга. Вскоре после окончания войны Соммерсби написала книгу воспоминаний "Эйзенхауэр был моим боссом" ("Eisenhower Was my Boss"), ставшую бестселлером. Уже тогда многие подозревали, что Айк был не только боссом Кэй, но доказательств этому не было.

Доказательства появились, когда смертельно больная Кэй написала свою вторую книгу - "Забывая прошлое" ("Past Forgetting"), подробно описав их любовную связь.

Джон Фитцжеральд Кеннеди (ДФК), 35-й президент (1961-1963), бесспорно является своеобразным рекордсменом. В своем исследовании "Президентство Джона Ф.Кеннеди" Джеймс Джильо называет следующих любовниц президента, "помимо бесчисленных случайных связей с едва знакомыми женщинами и мнимыми "незнакомками", тайно проходившими в Белый Дом через юго-западный служебный вход, с помощью друзей и помощников президента": Мэрилин Монро, "секс-бомбу" Джейн Мэнсфилд, Джуди Кэмпбелл Экснер, Памелу Тернер (секретарь Жаклин Кеннеди), Джилл Коуан (секретарь президента), Мери Пинчот Майер, танцовщицу Блэйз Старр.

Другой исследователь, Ричард Ривс, в своей книге "Президент Кеннеди: биография Власти" пишет: "Чтобы обеспечить встречи Кеннеди с бесчисленными женщинами в Белом Доме, в гостиницах, домах и квартирах, разбросанных по всему свету, требовалась секретность и такая преданность персонала, которая встречается далеко не часто даже у самых преуспевающих политиков.

Во время встречи с британским премьером Гарольдом Макмилланом на Бермудах в 1961 г. Кеннеди сказал ему: "Я удивлен, как терпеливо вы переносите воздержание. Что до меня, то если в течение трех дней я не имею женщины, мне обеспечены сумасшедшие головные боли".

Двухлетняя связь с Джуди Экснер была одной из главных любовных связей Кеннеди. Экснер была поразительно красива, и ее представил Кеннеди в 1960-м Фрэнк Синатра, сам великий знаток и любитель красивых женщин, имевший тесные связи с итальянской мафией.

Экснер встречалась с Кеннеди у него дома в Вашингтоне, когда Жаклин была в отлучке, или в гостиничных номерах. После избрания ДФК президентом ее тайно пропускали в Белый дом.

Имя Экснер всплыло на поверхность, когда в 1972 г. Сенат начал расследовать связи ЦРУ с мафией и вынудил Джуди дать показания о ее отношениях с Кеннеди и Сэмом Джанканой, ее бывшим любовником, одним из главарей чикагских мафиози. Показания Экснер, ставшие достоянием гласности, вызвали громкий скандал, ее оскорбляли и травили поклонники покойного президента, и она в качестве ответа им написала книгу об этой своей связи ("Я и Кеннеди"). Экснер утверждала, что Кеннеди через нее передавал Джанкане конверты с крупными суммами денег и деталями "ликвидации Кастро", которую мафия должна была взять на себя. Впрочем, до этого дело не дошло.

Два дня спустя после своей номинации на президентский пост, ДФК встретил в доме своего шурина, мужа его сестры, Питера Лоуфорда, в Калифорнии, на берегу океана, изящную блондинку. Это была Энджи Диккинсон, будущая кинозвезда, - ее, как и Экснер, доставил туда Синатра. И на балу в отеле "Мэйфлауэр", данном в честь избрания нового президента, Кеннеди в разгар празднества извинился перед женой и поднялся наверх, в комнату отдыха, где у него было назначено свидание с Энджи. Он вернулся полчаса спустя, с деловым видом и с газетой подмышкой.

- Что-нибудь важное произошло в мире сегодня вечером? - поинтересовалась Жаклин.

- Все в порядке, - безмятежно ответил президент.

Поговаривали, что в голливудском доме Диккинсон была комната, именуемая "святилищем Кеннеди", но сама Энджи никогда не распространялась об этой связи.

Но, конечно, самая известная и самая трагическая любовная связь президента Кеннеди - с всемирно признанной "богиней красоты и сексуальности" Мэрилин Монро. Они встретились на одной из голливудских вечеринок "со звездами" в 1954 г. Мэрилин, будучи тогда замужем, влюбилась в Кеннеди, делавшего успешную политическую карьеру, и дала ему свой личный телефон. А год спустя, когда Мэрилин разошлась с мужем, начались регулярные встречи с Джоном Кеннеди в ее манхэттенской квартире, в гостиничных номерах, а чаще всего - в доме упомянутого выше шурина Кеннеди, Питера Лоуфорда.

Превращение Кеннеди в американского президента ничего не изменило. Лоуфорд играл роль сводника и доставлял Мэрилин к ДФК в гостиничный номер или в личный президентский самолет. Мэрилин надевала одежду попроще и незаметнее, черный парик и темные очки, и изображала секретаршу Лоуфорда. Иногда она брала с собой подругу-актрису Джинн Кармен, и президент развлекался с ними обеими. (Выражаясь словами Мэрилин, "это была посильная помощь родине"). Через некоторое время брат Джона Кеннеди Роберт (Бобби) стал "солюбовником" Мэрилин.

19 мая 1962 г., в 45-й день рождения Джона Кеннеди, Мэрилин преподнесла ему своеобразный подарок. В Мэдисон-Гарден, в присутствии 22 тыс. зрителей-гостей, она исполнила традиционную песню "Happy birthday to you". А по окончании торжества они провели свою собственную вечеринку - в гостиничном номере президента. Это была их последняя встреча.

Стало известно, что влиятельный главарь организованной преступности Джимми Хоффа, издавна враждовавший с братьями Кеннеди, ухитрился установить в доме Мэрилин подслушивающее устройство - для сбора компромата против президента. Бобби Кеннеди отправился к Мэрилин в Калифорнию, чтобы сообщить ей, что дальнейшая связь ее с президентом опасна, а посему прекращается. Бобби считал также, что любовная связь с Мэрилин опасна и для него самого, и он не отвечал на бесчисленные звонки актрисы.

Многие полагают, что именно эти обстоятельства вызвали у Мэрилин тяжелую депрессию, и что она покончила самоубийством (5 августа 1962 г.), приняв смертельную дозу наркотика. Другие же, включая полицейского детектива, первого прибывшего на место трагедии, считают, что это было обыкновенное заказное убийство, с целью обеспечить молчание Мэрилин и о любовных делах с братьями Кеннеди, и об истории с Хоффой. Братья Кеннеди на похоронах кинозвезды не присутствовали.

Для тех, кто настроен мистически, есть о чем задуматься: трагическая смерть Мэрилин Монро обернулась трагедией для всех трех братьев Кеннеди. Джон, президент, 14 месяцев спустя был застрелен в Далласе (22 ноября 1963 г). Роберт, сенатор и кандидат в президенты, через пять лет последовал за братом - он также был застрелен, в Лос-Анджелесе (6 июня 1968).

И младший брат, сенатор Тэд Кеннеди не избежал злого рока. Через 11 месяцев после смерти Бобби, 18 июля 1969-го, на островке Чаппаквиддик в Массачусетсе, в специально снятом для этого доме, состоялась веселая вечеринка, в коей участвовали шесть женатых мужчин и шесть незамужних женщин. Одной из этих пар были сенатор Тэд Кеннеди и его 28-летняя секретарша Мери-Джо Копечне.

Они покинули вечеринку около полуночи, и трагедия произошла, когда они переезжали мост, связывавший островок с материком: машина сорвалась с моста и сразу оказалась на 8-футовой глубине. Сенатор, у которого чувство рыцарства было развито весьма слабо, спасся, бросив на произвол судьбы свою даму. В полицию он ничего не сообщал вплоть до следующего утра, когда тело Мери-Джо было извлечено из воды. Кеннеди был приговорен судом к тюремному заключению условно, и когда в 1980-м он попытался баллотироваться в президенты, избиратели с презрением отвергли его, и в Белом Доме оказался Картер.

Линдон Джонсон, ставший 36-м президентом после убийства Джона Кеннеди, заслужил у мемуаристов обидное прозвище "похотливый старикашка" (a horny old man). Еще будучи конгрессменом, женатым на Леди Бёрд Джонсон, Линдон "впал в блуд" с некоей Элис Глэсс, впоследствии - женой известного издателя Чарльза Марша.

Рональд Кесслер в своей книге "Внутри Белого Дома" описывает Джонсона как невероятного бабника, который "из своих восьми секретарш переспал с шестью и наскакивал на любую наклонившуюся женщину".

Ричард Никсон, 37-й президент, искренне привязанный к своей жене Пэт, тоже оказался, тем не менее, мишенью для стрел Амура. Имеется в виду его роман с китаянкой Марианной Лю. Роман начался еще в те времена, когда Никсон был вице-президентом при Эйзенхауэре и часто посещал Гонгконг.

В Гонгконге же был шикарный отель "Хилтон", где вице-президент останавливался, и где к услугам одиноких посетителей была целая стая так называемых "эскорт-герлс". В большинстве своем это были юные китаянки, "эскортировавшие" влиятельных иностранцев, ведшие с ними непринужденные беседы, а потом продававшие содержание этих бесед соответствующим органам КНР.

Среди упомянутых китаянок была и Лю, дочь генерала гоминдановской армии, убитого коммунистами, родившаяся в Пекине. ФБР заводило досье на каждую такую девушку, как на потенциальную китайскую разведчицу. На Лю досье было заведено в 1960-м - именно в этом году она приезжала в США, в качестве туриста посетила Белый Дом, встретила там Никсона, и, как выражаются романтики, "они воспылали друг к другу страстью".

Когда летом 1967 и 1968 гг. Никсон посещал Гонгконг, он и Лю виделись почти ежевечерне: совершали ночные прогулки на яхте или проводили ночи в его номере в "Хилтоне".

В 1968-м Никсон стал президентом, а через десять месяцев после вступления его в должность, приехавшая в Штаты Лю (ставшая Марианной Лю) почти мгновенно получила американское гражданство - к величайшему изумлению чиновников Иммиграционной службы. Это произошло по личной просьбе президента, исполненной Реймондом Уорреном - сотрудником администрации Никсона, ведавшим вопросами иммиграции и натурализации.

По сведениям ФБР, Марианна Лю дважды навещала Никсона в Белом Доме, и поскольку ее досье не было помечено индексом S (Spy - разведчица), ясно, что связь была чисто любовная. Когда после Уотергейтского скандала (1974) у Никсона спросили насчет Марианны, он ответил: "Комментариев не будет!". Впрочем, в них и не было особой необходимости.

Если говорить о президентской предвыборной кампании 1988 года, то, пожалуй, единственное, что осталось в памяти американцев, это секс-скандал, связанный с кандидатом-демократом, сенатором от Колорадо, Гэри Хартом. Началось всё в 1987-м, с коротенькой заметки в майском номере "Майами геральд", сообщившей, что Харт, человек женатый, провел ночь в своем доме в Вашингтоне с красавицей-манекенщицей по имени Донна Райс. Харту тогда было 50 лет, Райс - 29.

Заметка была анонимной, вызвала много шума, но не могла привести никаких доказательств виновности сенатора, чьи шансы на избрание президентом были весьма высоки. Харт категорически отверг "инсинуации" насчет Донны Райс и объявил, что временно приостанавливает свою кампанию, каковую возобновит через пару недель.

Однако возобновление не состоялось. 2 июня на журнальных стендах появился номер "Нэйшнл Энкуайрер", обложку которого украшала фотография: Гэри Харт и Донна Райс безмятежно отдыхают на яхте "Монки бизнес". Это название, примерно означающее в переводе с американского сленга "Идиотские штучки", как нельзя более подходило к ситуации: легко одетая любовница удобно восседала на коленях у разомлевшего семейного кандидата в президенты.

Этого оказалось вполне достаточно, чтобы не только вышибить Харта из президентской гонки, но и полностью разрушить его политическую карьеру. А за Донной Райс прочно установилась репутация "шлюхи-совратительницы" (an adulterous bimbo).

Два слова о президенте Рейгане. Его поведение было безупречно, и таковым считали поведение его супруги Нэнси. Но когда вышла книга Китти Келли "Несанкционированная биография Нэнси Рейган", возникли некоторые сомнения. Келли утверждала, что существовала любовная связь между Нэнси и Фрэнком Синатрой, еще в те времена, когда Нэнси была первой леди Калифорнии. И что эта связь продолжалась и в Белом Доме, где "для Фрэнка Синатры организовывались "частные ланчи", когда президент бывал в отлучке; и продолжались эти ланчи с полудня до 4 часов пополудни". Вслед за появлением этой книги вход в Белый Дом для Синатры был закрыт.

И, наконец, Билл Клинтон, оказавшийся, в известном смысле, вполне достойным своего кумира Джона Кеннеди. Бывший президент начал энергично изменять своей жене Хилари еще когда он был "будущим президентом". Но подробности всех этих измен всплыли на поверхность лишь в разгаре грандиозного скандала "Моникагейт". Сколько любовниц было у Клинтона, достоверно не знает никто, но его биографы, подсчитывая их, полагают, что 42-й президент троекратно побил достижения трех братьев Кеннеди, взятых вместе.

Первой любовницей Клинтона, судя по всему, была Долли Браунинг, красивая блондинка, соученица Билла по хай-скул. По ее словам (во время скандала с Моникой Левински), Клинтон встречался с ней, одновременно ухаживая за Хилари, продолжал эти встречи и после брака с будущей первой леди (1975). Долли утверждала также, что лишь в 1992-м, нацелившись на Белый Дом, Клинтон прекратил их связь.

Тогда же выступила с признаниями певица ночного клуба в Литтл-Рок Дженнифер Флауэрс, опять же красивая блондинка. По ее утверждению, "сексуальная мощь и изобретательность президента не поддаются описанию". Эти два качества Дженнифер все же описала во всех подробностях, начиная с их первой встречи в 1977-м и вплоть до 1989 года. Супруги Клинтоны назвали это "бредом параноика", а саму Дженнифер - "патологической вруньей", но в конце концов, во время следствия Старра, Клинтон признал, что Флауэрс действительно была его любовницей. Эта последняя же, насладившись победой и решив ковать железо, пока оно горячо, организовала в 1997 г. кабельную порнографическую телепрограмму "Gennifer's Girls", в которой демонстрировался "секс в духе нашего президента".

Перед следователями и на телевидении выступила также Хуанита Броддрик, снова блондинка, утверждавшая, что в апреле 1978-го, Клинтон, пребывавший тогда в должности генерального прокурора штата Арканзас, изнасиловал ее, 35-летнюю, в помещении принадлежавшего ей старческого дома. Клинтон, естественно, категорически отрицал это, как, впрочем, и всё остальное.

Среди всех прочих была еще Марша Скотт, заместитель начальника отдела кадров Белого Дома, выступавшая в 1998-м перед федеральным судом и утверждавшая, что была постоянной любовницей Клинтона в течение тридцати лет, за что и удостоилась столь высокого поста. Она же давала показания насчет Моники Левински.

"Моникагейт" начался с истории Полы Джонс. В 1993 г. в одном из арканзасских журналов появился рассказ двух охранников губернатора Билла Клинтона о том, что по его приказу они доставили к нему в гостиничный номер некую женщину по имени Пола. И что губернатор, поимев с нею секс, выпроводил ее. Пола Джонс, клерк на государственной службе, выступила с заявлением, что женщина, именуемая "Полой", это она, но что никакого секса не было, а были гнусные сексуальные домогательства.

Клинтон, разумеется, заявил, что это бессовестная ложь, и что он даже не помнит особу под таким именем. Расследование этого дела адвокатами Полы Джонс привело в итоге к выступлению Линды Трипп с записями ее телефонных бесед с Моникой Левински, вслед за чем последовал неслыханный в американской истории секс-скандал.

Адвокаты Полы и Клинтона мирно уладили дело: президент согласился уплатить истице кругленькую сумму в 850 000 долларов, так что это мимолетное приключение обошлось президенту довольно дорого.

Что касается скандала с Моникой, то его нет нужды описывать - это все еще достаточно свежо в памяти.

 

На этом историю любовных скандалов, связанных с Белым Домом, можно закончить. Пока, разумеется. Ибо каждый очередной президент начинал исполнять свою должность в высшей степени достойно, а скандалы начинались потом...