Культ Театра

Опубликовано: 1 августа 2001 г.
Рубрики:

История оставила название великих и гениальных только за теми писателями, которые умели писать для всего народа, и только те произведения пережили века, которые были истинно народными у себя дома; такие произведения со временем делаются понятными и ценными и для других народов и, наконец, для всего света.

А.Н.Островский

Культ (лат. сultus - почитание, поклонение) - религиозное почитание каких-либо предметов, реальных или фантастических существ, наделяемых сверхъестественными свойствами (БСЭ).

Кроме таких известных понятий, как культ силы, культ разума, культ успеха и пресловутого для нас культа личности, мне видится еще и культ театра.

Культ личности в театре не осужден, и слава Богу! Театр - это, прежде всего, режиссер! Станиславский, Мейерхольд, Товстоногов... Но театр невозможен и без актеров: Василий Качалов, Иннокентий Смоктуновский, Мария Бабанова, Алиса Фрейндлих...

В театре не последнюю роль играют художник, художник по костюмам и... музыка. И вот появляется спектакль, который реализоваться может только в театре, наполненном зрителем, поклоняющимся его культу.

Магия театра исчезает, когда в зрительном зале звонят телефоны, обладатели которых громко обсуждают свои дела. Эти же зрители ходят теперь в церковь - (стало модно!) и там ведут себя так же "непринужденно". Наши зрители, к счастью, сохранили "доперестроечную" зрительскую культуру.

Я вспоминаю Большой зал ленинградской филармонии, где на концертах не было ни звука, кроме Музыки, и только в перерыве весь зал чихал и кашлял, что было естественно для ленинградского климата.

Эти мысли нахлынули на меня, когда я побывала на спектакле "Волки и овцы" по А.Н.Островскому в театре им. Л.В.Варпаховского из Монреаля.

Театр показал этот спектакль в Нью-Йорке, Вашингтоне, Бостоне, Гарварде, Рочестере и др. городах Америки, а также в родном ему Монреале и Торонто в Канаде и всюду с неизменным успехом у зрителей и критики.

Заслуженная артистка России Анна Варпаховская и народный артист Грузии Борис Казинец в сцене из спектакля "Волки и овцы"

Спектакль в Вашингтоне 18 мая был "обречен" на успех заранее - в нем играл роль Чугунова народный артист Грузии Борис Казинец, который был кумиром в Тбилиси, а теперь - наш - вашингтонский. Он участвовал в спектаклях нью-йоркского театра "Блуждающие звезды" и ездил в Нью-Йорк на репетиции, работая при этом на Голосе Америки в Вашингтоне. В этом году актер отметил 50-летие сценической деятельности.

Он создал у нас свой театр из талантливых пенсионеров (бывших врачей, инженеров и учителей) и подающих надежду студентов. Они поставили "Женитьбу Бальзаминова" А.Н.Островского, с успехом шедшую не только у нас, но и в Балтиморе, и в Вирджинии.

Когда он появился на сцене, зал разразился аплодисментами, и это понятно - сработал местный патриотизм, хотя следует признать, что играл он превосходно - ни дать, ни взять - на сцене был не всем нам знакомый Борис Казинец, а Вукол Наумович Чугунов, бывший член уездного суда, лет 60-ти. Сцена с племянником, вымогающим от дяди деньги за подделку векселей, сыграна блестяще. Молодой актер Александр Самар настолько в ней органичен, что его Горецкий из второстепенной роли превратился в запоминаемую.

На роль Купавиной театр пригласил заслуженную артистку России, ведущую актрису Малого театра Светлану Аманову; на роль Беркутова - заслуженного артиста России Александра Дика, актера театра Российской Армии. Оба они хороши! Красивы, прекрасно держатся на сцене, блистательны. В характерной роли Аполлона Мурзавецкого - Олег Попков, его Аполлон, прапорщик в отставке, выгнанный за пьянство, смешон и жалок. Эту комедийную роль в свое время в Малом театре исполняли Игорь Ильинский и Михаил Жаров, а в 1890г. - М.П.Садовский. Их Аполлон (сужу по фотографиям) еще сохранял черты, хотя и спившегося, но офицера и дворянина.

Заслуженый артист России Сергей Приселков - очень типичен в роли очень русского помещика Лыняева, убежденного холостяка, который в отличие от гоголевского жениха, все же вынужден жениться, уж больно ловко за его обольщение взялась коварная Глафира (Валерия Рижская).

Художник Давид Боровский оформил спектакль необычно для постановок пьес Осторовского. На черных свисающих полотнищах (их 18) разрезанная на части зеленая гравюра. Актеры выходят на сцену и покидают ее сквозь эти легкие "кулисы". Это придает спектаклю легкость и динамичность.

Звучит вальс из "Балетной сюиты" Д.Шостаковича. Музыка проникает в наши зрительские сердца (ритм вальса совпадает с биением сердца), и зал уже готов к соучастию в спектакле. Настроение создано, можно начинать!

Главную роль, Меропию Давыдовну Мурзавецкую, помещицу большого, но расстроенного имения, имеющую большую силу в губернии, играет заслуженная артистка России Анна Варпаховская.

Почти 30 лет назад, в Москве в театре Станиславского она исполняла роль Глафиры, и получила за нее первую премию ВТО. Ставил тогда "Волки и овцы" ее отец - Леонид Викторович Варпаховский, именем которого назвали свой театр его дочь и его ученик - режиссер этого театра Григорий Зискин.

Л. П.Варпаховский начинал с В.Э.Мейерхольдом, потом, как и многие талантливые и честные люди нашей страны, провел 17 лет в ссылке. В Магадане, "театральной столице" ГУЛАГ'а, он поставил "Травиату", где роль Виолетты исполняла ссыльная певица, ставшая его женой. Там же у них родилась дочь Анна.

Театр им. Леонида Варпаховского, сохранив суть и текст комедии "Волки и овцы", сократил ее, и тем самым сделал ее более современной.

Темп современной жизни, особенно в Америке, ставит и перед театром задачу "перестройки". Удержать зрителя в зале, не дать ему соскучиться - вот задача режиссера. Но классика - на то и классика, каждое поколение находит в ней для себя нечто важное и современное.

Немного о пьесе. "Волки и овцы" были написаны весной 1875 года, вскоре после скандального судебного процесса, которым была потрясена Москва - игуменья женского монастыря мать Митрофания, происходившая из знатной аристократической семьи, была сослана в Сибирь за мошенничество, вымогательство денег при помощи фальшивых писем и векселей. Церковные преступления не были типичны для России того времени (во всяком случае, они не предавались огласке), поэтому Островский перенес действие из монастыря в помещичий дом, а монахиню превратил в помещицу. Помещики разорялись, а новый класс, жаждущий богатства и не страдающий комплексом дворянской чести, вступал в жизнь. Умный и циничный помещик Беркутов, явившийся из Петербурга, легко разоблачает мошенничество Мурзавецкой, превращает ее на глазах у зрителей из "волка" в "овцу", но также легко делает ее, укрощенную и жалкую, полезной ему "волчицей". Фамилия Беркутов не случайна: беркут - самый сильный орел, он может унести не только овцу живьем, но и волка.

Что ж! Спустя 125 лет Россия опять вступает в капитализм, и комедия не утратила своей актуальности. Новые Беркутовы пришли на сцену, а мошенничество и коррупция достигли небывалых масштабов и ждут своего Островского!

Спектакль красивый. Красивы актеры, костюмы, музыка. Актеры все время в движении, на ногах, они не сидят, да и сидеть негде. На сцене всего 4 стула, слуга все время переставляет их, создается иллюзия то гостиной, то сада. Действие и диалоги интенсивны, как бы спрессованы (в пьесе 2 действия вместо 5).

Комедия смотрится с интересом, она современна.

Роль Мурзавецкой в Малом театре в разное время исполняли великие актрисы: А.А.Яблочкина (1941г.), В.Н.Пашенная, Е.Н.Гоголева (1962г.), а еще раньше - Г.Н.Федотова. Все они играли властную, хромую старую деву лет 65-ти (так написано в ремарках), сидящую в кресле, опираясь на палку.

Понятие возраста изменилось в наше время, бальзаковский возраст у женщин отодвинулся лет на 10, а 65-летние женщины выглядят еще вполне молодо и привлекательно.

Мурзавецкая - Варпаховская - красивая, статная женщина средних лет, она не сидит в кресле (да и кресла нет на сцене), а все время легко передвигается (без палки). Не только внешне отличается Анна Варпаховская от традиционных Мурзавецких Малого театра. Она современна, иронична, умна. Превращение из волка в овцу происходит на глазах у зрителей очень зримо, но также стремительно она обретает прежнюю уверенность, когда узнает, что опасность миновала, и она снова становится надменной и властной.

Спектакль окончен. В зале царит радостная обстановка. Цветы, аплодисменты, крики "браво!". Актеры и зрители покидают театр, довольные друг другом.

Магия Театра объединила зал и сцену.

Воистину, классика не стареет!