"Урок французского" Из недавних стихов

Опубликовано: 1 ноября 2001 г.
Рубрики:
Легко, как с бабочки пыльца, 
Сбежали туфельки с крыльца, 
И лай как будто. 
И я услышал в полусне 
Сорочьи сплетни о весне, 
И, значит, утро. 
На досках - мира силуэт, 
И свет пока ещё не свет, 
Но с каждым мигом 
Он крепнет, раздвигая тьму, - 
Огонь по взгляду моему, 
Пожар по книгам. 
И умываться во дворе 
Под чудом сосен, что в заре, 
В ладу с вещами. 
Прошёлся кто-то, окропив 
Проростки нежные крапив, 
Что станут щами. 

И над колодцем ворожить - 
Колец балетья. 
И, кажется, ещё мне жить - 
Тысячелетья. 

            12 июня 2000 г., Pittsburgh 


            * * *

Метались бабочки над лугом, 
И в остром взгляде из-под век 
То собирались пёстрым кругом, 
То разлетались в фейерверк. 
И в долгом безвременье лютом - 
По пепелищам гром борон - 
Они казались мне салютом 
Грядущих радостных времён. 
Кружился разноцветный хаос, 
Секунды, миги и года - 
Так ход времён не знает пауз, 
Начавшись, раз и навсегда. 
Голубоватый лёд фиалок, 
Волной из ельника сандал, - 
Был век кровав, безумен, жалок - 
Да мне другой Г-дь не дал. 
      
            15 июня 2000 г., Pittsburgh 


    УРОК ФРАНЦУЗСКОГО 

Опять слова. - 
Слова, слова. 
И шёпот вдруг - 
Comment ca va? - 
Иных эпох, 
В "когда-то где-то"... - 
Французский Университета. 
И вот теперь мне жутко жаль 
Тот отзвеневший жерминаль - 
Клико искристое в бокале. 
А стрелки - как они скакали! 
Металось Солнце по стеклу, 
В алмазы поджигая сколы. - 
Но окна настежь! - На полу 
Нерегулярные глаголы. 
Над классом плыл весёлый гам 
Нижегородского с французским. - 
Француженка в весенней блузке... - 
................................................ 
Осталось лишь "cherchez la femme"... 

            4 июля 2000 г., Pittsburgh 

            
            * * *

И целовать Твои ресницы, 
И пусть смеётся Купидон. - 
Любви неведомы границы, 
Она сама себе - закон. 
Сама раба, сама царица - 
Летим, рыдаем и поём, - 
Сверкай зарницами, страница, 
Что сочиняем мы вдвоём. 
Так сбросим будничные шоры, 
И кандалы приличий - прочь! 
Дверь на замок, на окна - шторы, 
Чтоб не кончалась эта ночь. 

            28 июля 2000 г., Johnstown 

            
            * * *

Звезда над профилем поезда, 
Алмаз изо льда - Звезда. 
И дробью колёс напоится 
Бешеная езда. 
Куда и зачем не спрашивай, 
Достанет прочих забот. 
Пояс Планеты сажевый - 
Ночной горизонт. 
Над станционными вязами 
Вскричал паровоз конём. 
А небо сыпет алмазами, 
Горит ледяным огнём. 

            31 июля 2000 г., Johnstown 


    ВАРИАЦИЯ 2-19 

Закат разбух кровавой ватой, 
И, как ефрейтор бесноватый, 
Гортанно надрывался грач, 
И был бетон ещё горяч, 
Но время спать младенцам взрослым, 
От канители угорев. - 
А ветер Зигфридом безмозглым 
Настырно копья тряс дерев. 

            15 августа 2000 г., Pittsburgh 


            * * *

Мой друг, стократно воспетый, 
Соратник моих дорог. 
Где-то теперь Ты, где Ты? - 
Под прессом стальной песок. 
Ты щедро дарил мне крылья, 
Разливы бетонных рек. 
Собаки и автомобиля 
Короток век. 
А, впрочем, и наше скитанье 
Один безжалостный миг, - 
Кричащий знак в океане 
Никем не читаемых книг. 
И песни теперь о могилах, 
Над каждой своя звезда... 
..................................... 
Ушёл я. Смотреть не в силах 
В фары-глаза. 

            9 сентября 2000 г., Pittbsurgh 


            * * *

Трансцендентные этюды, 
Вскачь - по клавишам верхом. - 
Мои милые Бермуды - 
Роща, поле, ближний холм. 
Нет, ни капли рокового, 
Мирный сон могильных глыб. 
Но закрутит смерчем Слово - 
Я исчез, пропал, погиб. 
Только эха круг по далям, 
Только листьев дождь с ветвей. - 
.............................................. 
Я воскресну за роялем 
В вечной музыке Твоей. 

            27 октября 2000 г., Johnstown 


            * * *

И звук услышать, не дыша, 
А до пера - бежать полсвета. 
Да что ж перо, когда Душа - 
Рабочий инструмент Поэта. 

            7 декабря 2000 г., Johnstown 

            
            * * *
               
               Александру Сацу 

А дело было в Переделкино, 
И ныл Сентябрь дождями мелкими, 
Но лес был в жёлтом привлекателен, 
И я на даче жил с приятелем. 
А, значит, по ночам не спи - 
И мы бродили с ним вдоль насыпи. 
И длился давний разговор, 
И, разминая "Беломор", 
И на ветру ломая спички, 
Он выражался без прикрас, 
И поджигал глаза террас 
Шальной прожектор электрички. 
Ночь разрывалась в харакири и 
Глотала чёрные валькирии. 
В сорочинском колёсном цокоте 
Так славно рассуждать о Моцарте, 
О Брамсе, Вагнере и Шуберте - 
"Ещё не любите? - Полюбите..." 
....................................... 
Не время сотрясать основы - 
Пока ещё. - 
И ветер прилетал сосновый 
С холма, что кладбище. 
Ветер пел с листа 
С Б-жьей силою - 
"Ах, звезда, звезда... 
Над могилою..." 
...................................... 
Снег. Зима. Слабеет дух. 
Время - носорогом. - 
С кем теперь Ты бродишь, друг, 
По каким дорогам? 

            14 декабря 2000 г., Johnstown 

            
            * * *

Снятся лебеди в лебеде - 
Быть беде. 
Снится голубь в голубизне - 
Быть весне. 
Ворон с коршуном - 
Гость непрошеный. - 
Сладко спи, душа, - 
Это Смерть пришла... 

            23 января 2001г., Johnstown 


    РОСТОВ 

Над Доном 
В пространстве бездонном 
Известковый остов - 
Ростов. 
Мост был чугунно гулок, 
Ржавчиной оползал. - 
Визги колёсных втулок, 
Звоны из всех шкатулок - 
Вокзал. 
Запахи щебня и булок, 
Уязвимых вещей. 
Торговец, наверное, турок 
Над горой овощей. 
В купе теперь не до храпа - 
Ростов по преданью - папа, 
Не добрый Мазай - 
Смотри, не зевай. 
Пыль и солнечный пыл, 
Поезд лязгнул, поплыл. 
Точней из оконного ила 
Мирозданье поплыло. 
Город вдали многокормый 
Сквозь бег столбов-непосед - 
Знаком мне только платформой, 
Причалом сует. 
Сплетен дорожных сети, 
Заевшей плёнкой в кассете 
В динамиках хрипы смерти, 
Призрак Рока - безбров. 
Едешь на юг или с юга, 
Ростов - квадратурой круга, 
Границей миров. 

            19 февраля 2001 г., Johnstown 

            
            * * *

У парохода под носом 
Летел изумрудный мрак. - 
Гнездился бурьян по откосам - 
Хмельные запахи браг. 
За поворотом пухла 
Дымчатым плёсом Ока, 
И кок колдовал на кухне - 
Улыбка из-под колпака. 
И мы отвечали, безусты, 
Улыбкою до ушей 
На сочные хрусты капусты, 
Весёлые звоны ножей. 
И рдела плита, как для ковки 
Борщей, и жарких, и котлет. - 
О пышное чудо шинковки, 
Достойное эполет! 
И Солнца бутонная роза 
Сверкала из плёса зрачка, 
Как дань божеству виртуоза 
Пусть даже кастрюль, не смычка. 
О ласковый плен бесприметства, 
Забвения жизненных фаз! - 
Как сладко впадается в детство 
В обрывках улыбок и фраз. 
И кажется небо лоханью - 
Барахтайся, смейся, ложись... - 
Вот так бы и плыть к Астраханью - 
Всё лето, всю осень, всю жизнь. 

            25 февраля 2001 г., Pittsburgh 

            
            * * *

Девица в майке и с веслом, 
И песнопенье - не Псалом. 
"Динамо". Солнце. Вопль "На мыло". - 
................................................... 
Куда эпоха та уплыла? 

            6 марта 2001 г., Pittsburgh 


    КАТЫНЬ 

Запах ржавой земли и полыни. 
Взрезана Земли брюшная полость. 
Звёзды над траншеями Катыни. - 
Бесконечна человечья подлость. 
Мать, жена героя не дождалась, 
Не дождалась Данте Беатриче... 
Это крови, или маков алость? 
Час чумы. Исчадье большевичье. 
Этот ров, конечно, не Повонски, 
Он разверзся сабельным разрезом. 
Только ливни - слезы Матки Боски, 
И плывёт Огиньский Полонезом. 
Так и не увидели победы, 
Фейерверков над своей рекой. 
Г-ди, могучий, милосердый, 
Мучеников Души упокой... 

            22 апреля 2001 г., Pittsburgh 


    КРАСНАЯ СТРЕЛА 

Луны золотая литера. 
Тьму круша в пух и в перья, 
Поезд нёсся к гранитам Питера 
Через чёрные прерии. 
Но тяжестью Медного Всадника 
Ночь нависала 
Над проблеском палисадника, 
Болидом вокзала. 
Здесь нет ни кнута, ни пряника, 
Ни низости, ни скопидомства. - 
Звени, серебро подстаканника, 
Завязывайтесь, знакомства! 
Как сказочные аббатства 
Чернильные шпили леса. - 
Расти, всеобщее братство 
В масштабах экспресса! 
Купе - воплощенье вселенности, 
Мотив колёс односложный. 
Особый род откровенности - 
Дорожный. 
Пуста моя полка, полочка, 
Все разом поём - не Америка. 
И вот уже Вышнего Волочка 
Скромная эзотерика. 
Рассвета серые прописи. 
"Стрелы" кончается эра. 
Сквозняк. Платформа. Расходимся 
Под медные звуки Глиэра. 

            25 апреля 2001 г., Johnstown 

            
            * * *
                         А.

Пусть без руля, пусть без весла - 
Долой зловещие приметы. 
Любви, что к Звёздам вознесла, 
Петь Оды, сочинять Сонеты. 
Жить на краю, без середин. 
Вот так семь лет, - как миг один. 

            26 апреля 2001 г., Johnstown 


    ЭДИТ ПИАФ 

Над нашей житейской пылью, 
Стрелой по бескрылью, 
В разрыв непременных мер 
Пружинящим "эр", 
Его диссонансом 
По эстетам и массам, 
Молнией пав, 
Над веком озоном, 
Бессонным шансоном - 
Эдит Пиаф. 

            17 мая 2001 г., Pittsburgh 


    ВАРИАЦИЯ 2-57 (РИМ) 

Сиденья затёрты до лоска и 
Толпа бурлит вавилонская 
По платформам и в тереме 
Roma-termini. 
В мире чужом 
По горлу ножом 
Событье любого ничтожества, 
Орфеем в аду - 
Куда я иду, 
Да что же я? 
Сплетается вечное и дребедень, 
Небезопасно расцвечен день 
Цыганками и клаксонами, 
Пальмами над газонами. 
Над городом Римом отнюдь не пьета - 
С утра до утра 
Небоскрёбье Петра 
Посланьем какого-то смысла 
Нависло. 
По имени камень. Приют для скульптур. 
Могила, а также начало культур. 
И суть его Евой ребриста. 
Ожил, вырывается резко из рам 
К торговцам, всегда окружающим храм, - 
Что рай для туриста. 
И неба весеннего бледная топь 
Над мостовыми чумазыми. 
Крик поездов, мотороллеров дробь, 
А там, где потоки сливаются в Обь, - 
Фонтаны алмазами. 
Самосожжение Диска и 
Столпотворение римское. 
Эзотерических улиц горбы, 
А под ногами брусчатка судьбы, 
Истории специи. 
Цезари, Бруты, их тени и прах, 
И ядерным взрывом пространства распах - 
Площадь Венеции. 
В воздухе звуков звонкая взвесь, 
Итог их загадочно строен. 
Но сам я как будто и здесь, и не здесь, 
Уже судьбоносно раздвоен. 

            19 мая 2001 г., Pittsburgh 


    НА КУХНЕ 

                 Феликсу Кабакову 

Беседа. Другу-привереде 
Не по душе шарманщик Верди, 
А Вагнер нам - призыв к расправе, 
Меж тем пустела саперави 
Уже четвёртая бутыль, 
И друг мой восклицал: "Не Ты ль, 
Поклонник Муз не человечьих, 
И той Сонаты Pathetique, 
Что причиняет нервный тик?" 
А за окном сгущался вечер 
И тучи чёрных непогод, 
И подступала стыль забот - 
Одно, другое, третье - 
И шёл восьмидесятый год, 
Двадцатое столетье. 

            28 мая 2001 г., Pittsburgh 


    ХАБАНЕРА 

И вырвалась из рук синица, 
А небо всё синей, синей... - 
"Любовь свободная, как птица, 
Законов всех она сильней"... 


    ВАРИАЦИЯ 2-61 

Из одиночеств в самом гордом. - 
Игла. Канат. Возьми и вдень! 
Рассвет тристановским аккордом 
Никак не разрешится в день. 
Грядёт чума моим пенатам, 
Литая тьма, уже не мрак. 
Нет пробуждения пернатым 
Никак. 
И тубой Рок, не мандолиной, 
И над туманною долиной 
Молчит фатальный фиолет - 
Не осенит полёт орлиный 
Алмазно-изумрудный плед. 

            29 июня 2001 г., Johnstown 


    ОТЪЕЗД 
                        
                  Е.Ногиной 

Жильё финально опустело, 
В нём воцарился холод шхер. 
И перст Судьбы, забвенья стела, 
Кубистский знак - в углу торшер. 
Он был смертельно неуместен, 
Огонь, забытый в суете, - 
Иссяк очаг, иссякли вести, 
А свет не нужен пустоте. 
Здесь тишина теперь разгулом, 
И тьма чугунного литья, 
И эхо всем особым гулом - 
Небытия. 

            18 июля 2001 г., Johnstown 

            
            * * *

И в фиолетовый разброс 
Закатных туч-кудесниц 
Вплывает Кавалером Роз 
Жеманный рыцарь Месяц. 
Сияй, цветок из серебра, 
В разливах брачных арий, 
Как дщерь Адамова ребра, 
Как весь земной розарий. 
Плыву по волнам тишины 
На мостике-балконе. - 
Беззвучно, вскачь, как детства сны, 
Серебряные кони... 

            7 августа 2001 г., Johnstown