Раввин-шаман от КГБ

Опубликовано: 1 ноября 2001 г.
Рубрики:

В силу целого ряда причин весьма различного свойства российские властные структуры уже довольно давно стали проявлять большое внимание к русскоязычной диаспоре в других странах, в частности в Израиле. Александр Бовин в книге "5 лет среди евреев и мидовцев" рассказывает, как еще во время президентских выборов в России 1996 года тогдашний российский вице-премьер Олег Сосковец требовал от посольства России в Израиле срочно раздать сто тысяч российских паспортов, чтобы резко увеличить число израильтян - российских граждан-выборщиков, которых на то время было всего около семи тысяч. Ныне же стремление укрепить влияние России в Израиле значительно возросло.

Одной из важных фигур в этом процессе стал хасидский раввин Авраам Шмулевич. Жизнь этого человека полна удивительных загадок и тайн. Уроженец полярного Мурманска, Шмулевич в начале 70-х годов поступает на учебу в высоко-престижный Ленинградский университет, куда евреев в те годы почти не брали.

Учась на биофаке ЛГУ, юный мурманчанин получает допуск к работе в засекреченной научно-исследовательской лаборатории по разработке методов направленного внешнего воздействия на психику человека. Работы по пробуждению агрессивности человека или, наоборот, по ее подавлению, а также по частичному или полному блокированию памяти у человека в исследовательской лаборатории биологического факультета ЛГУ проводились, естественно, "по закрытой тематике". Эти работы были интересны многим советским ведомствам, как медицинским, так и весьма от медицины далеким. Набор персонала сотрудников для выполнения подобной тематики полностью контролировался КГБ, без ведома которого никто допуска к работе не получал. Факт его получения Авраамом Шмулевичем уже сам по себе говорит о многом.

После окончания ЛГУ, молодой специалист неожиданно... поступает в ученики к знаменитому у оленеводов-саамов шаману. Далее таинственные тропинки приводят Шмулевича в среднеазиатское медресе на обучение к суфийским шейхам.

С началом же перестройки Шмулевич решает вернуться к религии предков - иудаизму. Он приступает к изучению теории и практики так называемого брацлавского направления в хасидизме - самого мистического и скрытного ответвления в хасидском учении, которое и само по себе представляет собой одну из вершин еврейской мистики. Вскоре Шмулевич регистрирует в Ленинграде одну из первых сионистских организаций в СССР - Еврейский национальный центр "Кадима". Многое свидетельствует о том, что в ускоренной регистрации "Кадимы" Шмулевичу помогло Ленинградское управление КГБ. Одновременно Шмулевич устанавливает контакты с действовавшей в СССР одной из израильских спецслужб. Постоянно бывая в Ленсовете и Ленинградской мэрии, Шмулевич знакомится с Чубайсом, Собчаком и, естественно, с руководителем Комитета внешнеэкономических связей Ленинградской мэрии Владимиром Путиным.

Неожиданно за неделю до августовского путча 1991 года Аврам Шмулевич куда-то исчезает и объявляется уже в Израиле, где учится в главной ешиве ашкеназийских каббалистов-мистиков "Шаарец шамаим" ("Врата небес"). Получив посвящение в раввины, Шмулевич становится членом Всемирного совета брацлавских хасидов и главой службы безопасности этого совета. Поселился новый раввин в Хевроне - первой столице царя Давида. Это самый опасный ныне город в Израиле и центр арабо-еврейското противостояния. В городе первую роль играет правоваххабитская организация ХАМАС. Она политически ориентирована на Саудовскую Аравию и в силу этого враждебна суфизму, сторонники которого считают других мусульман виновниками гибели основателя их учения калифа Омара.

Шмулевич во главе своей группы, созданной из евреев-поселенцев, неоднократно участвовал в боевых стычках с боевиками из ХАМАСа и даже получил кличку "раввин-партизан". В то же время Шмулевич поддерживает и развивает свои связи с суфистскими шейхами-мистиками, выдвигая теорию "общего врага" в лице ваххабитов, захвативших ведущие позиции среди палестинских арабов. Опору для этой идеи Шмулевич ищет... опять же в спецслужбах России, в которых стал авторитетным проект руководителя движения "Евразия" Александра Дугина.

Последний идею союза России, Ирана и Израиля стал проповедовать еще в 80-е годы. Проекты Дугина о создании евразийской федерации попахивали диссидентством. Тем более что в то время дипломатических отношений между Израилем и СССР не было. Несмотря на это, Дугин в своей деятельности по проведению полулегальных семинаров по проблемам геополитики постоянно опирался на некие силы, помогавшие ему. О природе этих сил в советское время догадаться было не трудно. С приходом же к власти полковника КГБ Владимира Путина движение "Евразия", в Политсовет которого вошел и Авраам Шмулевич, стало быстро набирать силу. Сами сотрудники руководящих органов движения не отрицают факта своего тесного сотрудничества со спецслужбами России, Ирана, Израиля, Турции и "некоторых других стран".

Важной целью политики России во все времена был выход к южному центру мировых коммуникаций - к "южным морям". Долгое время советские власти пытались решить эту задачу через своих арабских друзей, помогая Египту строить гигантскую плотину в Асуане, вооружая и инструктируя армии Сирии, Ливии и Сомали. Затем были попытки прорваться на юг через Афганистан. Однако после развала СССР стало казаться, что с вековой мечтой о прорыве на Юг, во имя которой император Павел направлял в индийский поход казаков Платова, а генералы Скобелев и Гурко покоряли ханства Центральной Азии, придется все же расстаться. И даже как некую нелепицу стали воспринимать высказывания выпестованного КГБ экстремиста Жириновского о том, что российский солдат скоро вымоет сапоги в водах Индийского океана.

Ситуация круто изменилась с приходом к власти в России президента Владимира Путина. Аналитики из Главного разведывательного управления Генштаба России и Службы внешней разведки (бывшее Первое главное управление КГБ) разработали совместно с Александром Дугиным и его движением "Евразия" большой проект долговременной геополитической стратегии, нацеленной на создание на основах федерализма евразийского блока, еще более мощного, чем бывший соцлагерь.

В отношении Израиля, как видно из многочисленных публикаций аналитического центра движения "Евразия", окончательная точка зрения еще не определилась. Если разработчики проекта традиционистского направления предлагают сделать ставку на будущее арабское государство "Палестина" и его арабских союзников, то более молодые и менее зараженные вирусом антисемитизма люди, причастные к проекту, предлагают в большей мере ориентироваться на укрепление контактов с Израилем. Именно на волне этих настроений российские спецслужбы вновь оказали поддержку Аврааму Шмулевичу, Эта поддержка помогла ему создать в Израиле претендующее на массовость движение "За Родину", провозгласившее своим лидером Владимира Путина и ведущее жесткую пророссийскую политику. Штаб движения - пивной бар "Путин" в самом центре Иерусалима, рядом с Русским Подворьем. Большой и мрачный зал украшен портретами Путина, начиная с его юных, школьных лет.

Шмулевич делает ставку на оттеснение старой, прозападной израильской правящей элиты и замену ее новыми людьми, согласными на тесное сотрудничество с Москвой в деле построения евразийского блока. Движение Шмулевича также ищет контактов с лидерами антиглобализма, выступая против идей ведущих западных стран о единой глобальной стратегии построения мира. Шмулевич провозглашает, что эти идеи - воплощение "Эрев Рав" - "Великого Смешения" или "Великого Зла".

В российском истеблишменте весьма активным сторонником создания евразийской федерации является нынешний министр обороны Сергей Иванов. Генерал-лейтенант госбезопасности, С.Иванов, еще работая в КГБ, частенько посещал семинары по геополитике, проводимые Александром Дугиным и его друзьями из движения "Евразия". Именно в связи с этим Иванов всемерно противился участию России во всемирной акции по борьбе с терроризмом, проводимой под лидерством США. Иванов справедливо опасается, что участие России в этой акции может испортить ее отношения с Ираном и "арабскими друзьями".

Сергей Иванов настоял на подписании договора о военно-техническом сотрудничестве с Ираном, согласно которому Россия обязуется поставлять этой стране самое современное вооружение, включая торпедные катера, могущие одновременно поразить три разные цели. Подписание этого договора в Москве удивительным образом совпало по времени с визитом Путина в Брюссель, во время которого российский президент обещал поддерживать Запад в его борьбе против терроризма. Договор, делающий Иран сильнейшей военной державой на Ближнем Востоке, подписал от имени России Сергей Иванов.

В наше смутное время любая суета спецслужб на этническо-религиозных направлениях, особенно когда это касается таких горячих точек, как Ближний Восток, весьма опасна. В свете этого деятельность раввина от КГБ внушает известный страх.