На островах Путешествие на Карибы в разгар войны с террором

Опубликовано: 28 декабря 2001 г.
Рубрики:

Продолжение. Начало см. "Чайка" #16(16), 2001

Первый Formal dinner. Господи! Одевались бы люди так к обеду всегда! Фраки, вечерние платья, бабочки, галстуки, декольте, блестящие накидки! Все сияет и сверкает. И даже толстые кажутся не такими большими в своих длинных туниках-балахонах.

Бесплатного шампанского в этот раз подано не было. Но многие и так были уже изрядно "подогреты". Ведь с самого утра между столиков и лежаков на палубах снуют и подобострастно склоняются официанты в белых перчатках, предлагая пассажирам крепкие напитки С утра! Пей двадцать четыре часа в сутки. И пьют! Так круиз зарабатывает деньги.

К моему удивлению порции блюд в ресторане оказались смехотворно маленькими. Вот на Аляскинском круизе кормили, так кормили! А тут крошечная котлетка лежала в середине большущей тарелки, а гарнир был в буквальном смысле размазан. Маленькая тощая морковка, полусырая картофелинка величиной с грецкий орех и два стручка фасоли. Какой контраст со "шведским столом" в круглом кафе! Но зато, какое обслуживание! Официанты в униформе (каждый день в новой - итальянской, французской, украинской) и белых перчатках то и дело бесшумно возникали у нас за спинами и меняли приборы, тарелки, приносили-уносили, поминутно подскакивали и с улыбкой во весь рот спрашивали: "Вы довольны? Вам понравилось?" Ну, как тут не ответить: "Да, понравилось", хотя и салат оказался всего тремя листочками, и котлетка в желудке исчезла слишком быстро. Одно спасение - десерт. Его можно заказывать по три сразу - и пирожное и мороженое. Было даже забавно заглянуть в тарелку к соседу и сказать: "А не заказать ли и мне то же самое. Официант, принесите!"

На следующий день я не стала экспериментировать с котлетками, а заказала запеченного лосося - Salmon, двойную порцию с "baked potato", и отвела душу.

Мои соседи по столу, Кэт и Стив - американцы. Они прилетели из Нью-Йорка. Стив - очень высокий, под два метра, красивый мужчина лет чуть за пятьдесят с черными бровями вразлет, прямым породистым носом, оливковыми глазами и красиво очерченным ртом. Английский лорд! Иван Переверзев - вот на кого он похож! Но Стив оказался наполовину перуанец, с побережья. Поэтому он такой высокий. Я упомянула, что в прошлом году побывала в Перу, и у нас появилась тема для разговора. Потом Стив сказал, что работает в ООН, правда он не сказал, где именно. Американцы не очень-то делятся личной информацией. Кэт - Катя, как я ее назвала по-русски, была миловидная женщина с простоватым лицом, узкой грудью и необъятными бедрами. Она работала в агентстве по усыновлению. "Катя, как часто усыновляют русских детей?" "Очень часто, можно сказать у нас основной бизнес с Россией", - согласилась Кэт. "А правда ли, что американцы соглашаются усыновлять детей с дефектами, физическими и умственными?" - задала я следующий вопрос. "Дефекты у детей частенько существуют только на бумаге. Русские врачи их пишут намеренно, чтобы того или иного ребенка усыновили", - вежливо ответила Кэт. "А с Румынией вы бизнес ведете? Ведь лет десять тому назад был большой скандал, что Румыния продавала детей", - снова спросила я. "Нет, с Румынией мы бизнес приостановили именно по этой причине, но сейчас ситуация с этой страной улучшается", - ответила Катя. Тема была исчерпана.

К концу ужина глаза у всех нас стали закрываться прямо за столом. Сказывалась почти бессонная ночь и долгое ожидание в аэропорту. Я посмотрела на Стива и Кэт и улыбнулась: "Мне кажется, что на вечерний концерт после ужина никто из нас не пойдет". Стив согласился: "Да, мы с Кэт послушно прибыли в аэропорт за три часа до вылета - к пяти часам утра, когда двери были еще закрыты. Не мы одни так рано приехали - весь самолет. И все ждали полчаса на улице, пока аэропорт не откроется. Ну, а после всех проверок почти четыре часа полета. Надо выспаться. "Я тоже потеряла много времени в аэропортах", - ответила я.

Выйдя из ресторана и проходя мимо сияющих витрин магазинов, я вспомнила, что забыла привезти купальную шапочку. Я вошла в один из магазинов в полной уверенности, что на корабле-то я куплю шапочку без проблем. Не тут-то было! Здесь было все, начиная с бриллиантов, хрусталя, часов, дорогой косметики и вечерних платьев, но в отделе купальных принадлежностей передо мной извинились. Здесь были ласты, маски, трусы, купальники, шлепанцы, пляжные шляпы, майки, но не было купальных шапочек. Я удивилась. Ладно, завтра на берегу я ее куплю. Забегая вперед скажу, что надеялась я напрасно. Я спрашивала шапочку на всех островах, во всех магазинах, но, увы, шапочку я так и не нашла. Поэтому я плавала как все американцы - распустив волосы. В американских бассейнах никто не плавает в купальных шапочках, разве что спортсмены и на соревнованиях. Почему? Ответа я так и не добилась. С гигиенической точки зрения шапочка на длинных волосах не помешала бы, и в России это правило соблюдается. В Америке - нет.

Заговорило корабельное радио: "Из-за шторма у берегов Барбадоса корабль проведет еще один день в открытом море и послезавтра пристанет к острову Маргариты". Замечательно! Еще один спокойный день мне подарила природа! Я еще успею набегаться по островам, насидеться в экскурсионных автобусах.

Было около одиннадцати вечера, когда я вернулась в каюту. Я включила телевизор - CNN и, о ужас! Америка уже 7 часов как бомбит Афганистан! Война! Значит, утренний истребитель над кораблем был не случайным, он знал об этом!

Трансляция то и дело прерывается, дикторы просят извинения. На экране моменты атаки. Бог мой! Я на праздничном корабле, а там бомбы сыпятся! С экрана Бин Ладен заявляет, что американцы начали войну против ислама, религиозную. Здорово передернул, злодей! Диктор сообщает, что атака против террористов продлится 4-5 дней. Успеть бы домой! Ведь пятый день приходится как раз на мой обратный полет - 13 октября. Тринадцатое! Хорошо, что еще не пятница - мне ведь предстоит менять три самолета. Доберусь ли живой? И как террористы ответят на американский удар? А они точно ответят. Только как? Бин Ладену терять нечего. Обнадеживает то, что почти все страны на стороне Америки. Но настроение тревожное. Во что-то эта война выльется!..

Второй день в открытом море. Утро нас встретило сообщением, что из-за шторма корабль снова изменил курс, и на остров Маргариты не зайдет. А я-то надеялась посмотреть "Жемчужный остров"! Так его прозвали пираты и колонизаторы, а местные индейцы называют до сих пор. Остров находится в 270 милях от побережья Венесуэлы. На нем белые песчаные пляжи и красивейшие горы. История острова интересная. Привлеченные необозримыми плантациями устриц, испанские поселенцы после долгой торговли с аборигенами, в конце концов, завладели островом. Но с тех пор им пришлось отражать бесчисленные атаки пиратов и флотилий - французских, английских, и голландских. Крепости-форты, а их на острове 26, стоят на острове до сих пор. Независимость острова была провозглашена в 1966 году, а в 1970 году правительство объявило его беспошлинным портом. Сегодня же Маргарита - истинный рай для туристов. И в этот вот рай я не попадаю! Жаль. Начало поездки складывается не совсем удачно. Ладно, хоть с моря остров увидим, с корабля.

Вот уж не везет, так не везет! Только что по радио сообщили, что из нашего маршрута мы пропустим еще один остров - "Кит". Из-за шторма "Принцесса" совсем выбилась из графика. Действительно, ветер сегодня такой, что с палубы буквально сдувает. Но меня это не остановило, и я с кинокамерой забралась на самый мостик, несмотря на запрещающую надпись. Это было так здорово! Уцепиться за поручни, сдернуть с головы кепку, смотреть вдаль и снимать, снимать белые буруны и горизонт.

Раннее утро, третий день моего круиза. Наконец мы прибыли на Барбадос. Наш корабль вывесил барбадосский флаг - две черные полосы и трезубец на желтом фоне. Этот остров - сосед Гренады, Тобаго, Тринидада, Доминика, Мартиника и Святой Лючии. Вот куда меня занесло после высокогорной Боливии. Остров простирается на 21 милю в длину и на 14 миль в ширину. На Барбадосе живут 260 тысяч человек. Официальный язык - английский, валюта местная. За один американский доллар дают два барбадосских - BDS. На острове есть аэропорт, на него раз в неделю приземляется "Конкорд" из Лондона, привозит англичан на выходные. Общественный транспорт - автобусы, на котором из любой точки острова можно доехать до столицы - всего за полтора доллара.

Первыми поселенцами острова Барбадос были индейцы "Аравак", мирное южно-американское племя, и карибские индейцы. Они столетиями населяли остров до тех пор, пока его не завоевали европейцы. Этот маленький рай в 1536 году обнаружил Педро де Кампос, португальский исследователь. Он-то и назвал его "Бородатым" за причудливо переплетенные корни фикусовых деревьев, стелющиеся по земле. Фикусов на Барбадосе - тьма. Они здесь громадные.

Англичане прибыли на остров в начале 17-го столетия. А в конце столетия остров стал огромной плантацией сахарного тростника. Для работы на плантациях на Барбадос были привезены рабы - из Африки.

Уже тогда остров привлекал туристов. Считалось фешенебельным проводить отпуск на Барбадосе. В 1751 году Джордж Вашингтон сопровождал туда больного брата подышать целебным воздухом. Правда эта поездка для Джорджа оказалась неудачной. Он подцепил здесь ветрянку, которая на всю жизнь оставила следы на его лице. В 1966 году остров получил независимость, и до настоящего времени управляется генерал-губернатором, назначаемым Ее Величеством Королевой Елизаветой Английской.

Сходим на землю, где нас ждут автобусы. Черный водитель с расплющенным носом - абориген, мужчина лет 40-42 с роскошной черно-седой бородой, усадил нас в один из них и повез по острову. Гид, худощавый мужчина лет сорока, тоже черный, скороговоркой начал свой рассказ.

"Остров довольно хорошо развит, и население правительством довольно. По здешним законам лимита президентства на Барбадосе нет. Образование обязательное и бесплатное, на него расходуется большая часть бюджета. Медицинское обслуживание тоже бесплатное. Вода на острове хорошая, пить ее безопасно. Движение правостороннее, оживленное, на дорогах нередки пробки. Рабочий день на острове начинается в 8:30 утра". Вот счастливые!, - подумала я. Я же в своей Оклахоме начинаю работать в семь часов утра и тружусь до пяти вечера. Америка - не Барбадос и не Франция, где рабочая неделя 30 часов.

Едем. Местность холмистая. Вокруг простираются ярко-зеленые плантации сахарного тростника - основного занятия островитян в течение последних 300 лет. Вдоль дороги растут высоченные "королевские" пальмы, реликтовая сосна с длинными мягкими иголками - совсем как на Черном море, в Пицунде. Пламенеет огненная акация. Баобабы!!! Всю жизнь мечтала потрогать баобаб. Дома аборигенов - простенькие, в основном деревянные. Они построены на бетонном фундаменте или на сваях. Окна в домах узенькие, расположены одно под другим горизонтально, ярусами. На окнах ставни - обязательное требование при постройке дома, защита от штормов. Большинство домов очень маленькие - крыша на случай дождя. Земля на острове очень дорогая, и средний дом "с тремя спальнями" стоит до 250 тысяч американских долларов.

Едем дальше. На зеленейших полях и лужайках гуляют козы, куры, коровы. Фруктовые деревья - апельсины, лимоны, манго, папайя и фиги. Растительность богатейшая, климат благодатный - лето круглый год. Сезон дождей всего 2 месяца, октябрь и ноябрь. Почва на холмах вулканическая, в низинах - коралловая и известняковая.

"Основная пища на Барбадосе - куры и рыба", - продолжает Томас. "Ежедневно на острове съедается 15 тысяч кур. Едят также овец и коз. На острове живут 20 тысяч обезьян, совсем нет змей и хищников. Много лет назад из Индии на остров были завезены мангусты, которые съели всех змей на Барбадосе и к настоящему времени превратились в национальное бедствие. Теперь они поедают кур". "Налоги на Барбадосе высокие - 35%. Налог на покупку достигает 15%. Особенно дороги автомашины, они импортные и облагаются высокой, до двух стоимостей, пошлиной. Для примера, машина, которая стоит в Америке 30 тысяч долларов, на Барбадосе обойдется в 75 тысяч долларов. Но правительство дает послабление в налогах тем, кто начинает свой бизнес и развивает прибрежную полосу".

Едем. Показалось свежевспаханное поле с длинными неглубокими траншеями, и Томас показал на него рукой. "Идет посадка сахарного тростника. Сажать его легко. Машиной роется неглубокая траншея, вдоль нее разбрасываются полуметровые куски стебля сахарного тростника. По траншее идет человек, поднимает такой кусок и ставит его вертикально в землю. Видите? Вот и вся посадка. Созревает тростник через 18 месяцев - в феврале". За окном автобуса черный худой островитянин в широкополой шляпе то и дело наклонялся и втыкал кусок стебля в светло-коричневую землю, в траншею - сажал.

Автобус трясет неимоверно, и мне трудно разобрать, что говорит гид. Окна в автобусе открыты, за ними на ветру шуршит сахарный тростник. Дорожный указатель говорит, что мы поднимаемся на "Сахарный холм". Другой знак указывает на "Холм Удачи". Останавливаемся на вершине "Сахарного". Открывается вид на весь остров - невысокий и очень зеленый. "Другое занятие островитян", - говорит Томас, - "производство рома из сахарного тростника. Это знаменитый Барбадосский ром. Мы с вами остановимся у винного магазина, и вы сможете его попробовать. Наверное, вам будет интересно узнать, что на Барбадосе по соседству с винным магазином почти всегда церковь. На острове 300 церквей..." Ого, подумала я, 300 церквей и 300 винных магазинов. Это о чем-то говорит! Автобус действительно остановился на несколько минут у маленького сельского домика, на крыше которого была большая вывеска с нарисованной громадной бутылкой. Пассажиры автобуса устремились внутрь магазина. Я заглянула тоже, но тут же вышла: типичная русская забегаловка с той разницей, что на ней развевается английский флаг.

В ожидании посадки в автобус гуляю вокруг и нахожу хлебное дерево - огромное, с большими зелеными плодами. Экзотика!

Спускаемся на другую сторону острова - к морю. За окном автобуса проплывают деревеньки и банановые плантации. Короткая остановка на смотровой площадке, и к пассажирам устремляются местные продавцы. Продают в основном ожерелья из мелких самоцветов, ракушек, майки и кепки. Я замечаю среди них высокого, очень худого и очень черного мужчину. Он держит на руках детеныша обезьяны. Вокруг шеи детеныша - синий поводочек. За один доллар получаю обезьянку на несколько минут в свое владение. Тепленькое тельце на мгновение прижимается ко мне, обвивает мою руку тоненьким хвостиком, но почуяв чужой запах, устремляется обратно к хозяину. Я глажу обезьянку и спрашиваю, сколько ей времени. "Две недели", - отвечает абориген и прячет обезьянку под рубашку - к телу. Маленькое живое существо, всего две недели отроду, детеныш, а уже зарабатывает деньги.

Вид сверху на остров изумительный. Внизу белое песчаное побережье и морской прибой. Спускаемся к воде. Она теплая-теплая! Близко от берега замечаю причудливую скалу - она выглядит как огромный гриб на короткой ножке. Сколько же сотен лет потрудилась вода, чтобы выточить "грибу" ножку! Спрашиваю у гида. Отвечает - "Около 500 лет. Эту скалу помнят мои дедушки, и прадедушки, и остальные пра-пра". Делаю снимки. Замечаю на берегу двух местных женщин в ярких платьях с тюрбанами на голове и гроздьями бус на шее. Женщины сидят на крупной морской гальке, возле них стоят ведра, они что-то из них достают и перебирают. Подхожу и вижу, что женщины шелушат моллюсков. Одна из них, немолодая, попыхивает сигаретой в уголке рта. Другая женщина делает мне запрещающий жест рукой - не надо снимать кинокамерой. Ухожу.

Весь остров мы объезжаем за три часа. Я спрашиваю себя, хочу ли я здесь остаться. - Нет, не хочу, я уже отравлена цивилизацией. Остров для меня слишком мал.

День четвертый. "Принцесса" приплыла на следующий остров - St. Lucia. За открытие Лючии благодарят Христофора Колумба, который нашел остров в 1502 году. Но недавние исследования оспаривают эту дату. Одна из версий говорит, что этот остров открыл Хуан де ла Коса, один из лейтенантов Колумба - в 1499 году. Другая версия утверждает, что 13 декабря 1502 года остров обнаружила группа французских моряков, потерпевших кораблекрушение у его берегов в день празднования St. Lucia. Так или иначе, на глобусе в Ватикане остров был обозначен в 1502 году. Забегая вперед, скажу, что ознакомившись с этим островом, я страстно возжелала потерпеть любое кораблекрушение в теплых морях, только чтобы почувствовать радость открытия такого острова. Остались ли еще такие?!

St. Lucia - красивейший из красивых, зеленейший из зеленых. Гористый, экзотический, в цветах. Это единственный остров, на котором мне хотелось бы остаться, если бы..... если бы он был не был настолько цивилизованным, каким он является. Цивилизация часто красоту разрушает.

В последующие 300 лет после открытия остров попеременно переходил из рук в руки французов и англичан, которые воевали за господство на West Indies. В 1802 году Парижский договор установил на острове французский суверенитет, но через два года две нации снова начали войну. В 1814 году Парижский договор уступил St. Lucia Британии, в чьем владении остров оставался 1967 года, когда он стал самоуправляемым штатом. А в 1979 году St. Lucia стала независимой нацией в рамках Британского Содружества.

Гавань Castries на St. Lucia является самым загруженным портом на островах West Indies из-за безопасного ее расположения - она прекрасно защищена от штормов. Живут на St. Lucia 190 тысяч человек, официальный язык - английский, но многие говорят еще и на французско-креольском наречии. 90% населения - католики. Валюта - "восточно-карибский доллар", за один американский дают два с половиной местных.

St. Lucia - это бело-розовые дома под красной черепичной крышей. Это узкие уютные улочки. Это горы и холмы, поросшие такой богатой растительностью, какой глаз не видывал. Это манговые деревья и папайя. Это огромные пальмы на белых песчаных пляжах, это розовые виллы на склонах, поросших зелеными джунглями. Это белые яхты под разноцветными парусами, это празники каждый вечер помимо субботы и воскресенья - такая на этом острове традиция. Это...

Автобус поднимается в гору. Десять минут натужного рева двигателя, и первая остановка взглянуть окрест. Вид с горы открывается, как говорят американцы, "breathtaking". На ладони ярко-синяя бухта с белым прибоем. У самого берега из воды почти отвесно поднимаются в небо знаменитые "близнецы", два "Питона" - две горы, давнее творение вулкана. Их подножия омывает море, а скалистые вершины устремляются в небо почти на километровую высоту. Стоят "близнецы" в полумиле друг от друга, и зрелище в утренней дымке представляют сказочное. Чуть севернее "близнецов" стоит город Soufriere, основанный в 1746 году. Потеряться на острове невозможно, остроконечные "Питоны" видны отовсюду. Кроме того, основная автомобильная дорога здесь одна. Самая высокая гора Gimie. На нее и на Питонов без проводников забираться не рекомендуется - их склоны опасные - скалистые, отвесные.

Окончание в следующем номере