Эзотерическая страничка Письма живого усопшего о войне

Опубликовано: 22 октября 2004 г.
Рубрики:

[Продолжение. Начало в № 13 (24) от 02 июля 2004 - № 19 (30) от 08 октября 2004].

Письмо XVII

Американец на страже

8 апреля 1915 г.

Хотелось бы побольше рассказать вам о Франции и о том, что она может сделать для Америки, родины будущей Расы.

Я уже говорил о ее любви, которая столь велика, что даже ее недруги не в силах ее ненавидеть. Я хвалил ее критический талант, ее способность анализировать вещи и сопоставлять их между собой. Но теперь я хотел бы поговорить о ее учтивости и очаровании.

Вы сказали себе, что хорошие манеры — это всего лишь имитация добродушия. Но имитировать — значит стремиться. Если у расы изысканные манеры, значит у нее есть утонченное сердце, которое грубым расам еще предстоит совершенствовать.

Приглашайте французских учителей в свои школы — вы, американцы. Учитель-француз или мать-француженка учат своих детей не делать тех или иных вещей просто потому, что они некрасивы (точно так же можно сказать — неэстетичны, или неблаговидны). Имитируя таким образом добродушие, в один прекрасный день вы, возможно, начнете ощущать его — вы, американские дети.

Устанавливая стандарт хороших манер, вы не должны бояться иногда забывать об общепринятых этических нормах. Вы все впитали с молоком матери пуританскую этику; и нет ничего страшного в том, что вы нарушите эти заповеди, решив для разнообразия поработать над своим шармом.

Во Франции не найдешь ни одного лица, которого ни разу не коснулась бы улыбка. Но когда сегодня днем я пересекал Францию, направляясь к вам, я увидел совершенно иную картину. Однако лица французов были все так же мужественны, потому что это некрасиво — устраивать парад унылых лиц. Возможно, парадом уныния можно было бы назвать изобилие траурных одеяний на французах, но черный цвет является для них данью уважения всем умершим французам.

Вкус! Есть раса, которая им обладает. Как видите, когда я советую Америке учиться у Франции, я, конечно же, имею в виду положительные качества этой нации. Никто из нас не без греха.

Вкус французов, которые сейчас живут в Соединенных Штатах! Может, они издают журналы на английском языке, в которых клеймят своих врагов? Или стараются заиметь свое лобби в Вашингтоне и в Нью-Йоркском пресс-комитете? Если это так, то я ничего об этом не слышал, хотя здесь нам известно очень многое — нам, которые хотят знать всё, что происходит на земле. Даже если они беспокоятся о своей израненной стране, они ни за что не станут орошать слезами ворот свежевыглаженной американской сорочки. Если они ненавидят своего врага, то — спокойной, благовоспитанной ненавистью. Если французы выигрывают войну, то не кичатся своей победой; а если терпят поражение, то не обзывают своих врагов гремучими змеями, или как-нибудь ещё. И всё потому, что это было бы некрасиво. Возможно, это и не было бы нарушением общепринятых этических норм, но это был бы явно дурной вкус.

Американцы, напротив, любят хвастаться. Я говорил это еще тогда, когда сам был американцем, еще до того, как я был оторван от земли и стал гражданином невидимого и универсального мира; и с тех пор общение с ангелами, Адептами и Учителями так и не заставило меня изменить свое мнение на этот счет. Ангелы, Учителя и Адепты никогда не хвастают, а вот дьяволы — часто.

Советуя Америке перенимать у Франции всё то, в чем она преуспела, я отнюдь не пытаюсь принизить значение других рас. Каждой нации есть чему поучиться у всех остальных. Например, китайцы и японцы превосходят своих соседей в степени развития некоторых положительных качеств. То же самое и американцы.

Эта война выявила доминирующие черты всех воюющих народов, да и побочные черты тоже. Думали ли вы, что турок в тюрбане (или вернее, хотя и не совсем по-шекспировски, — турок в феске) может быть таким доверчивым? Вероломные расы всегда доверчивы, так же как жестокие расы всегда сентиментальны — во всем, что касается их самих. “Свободной Америке” следует опасаться слишком большого количества законов. Англия, слишком хорошо осознающая свою добродетель, будет однажды введена в искушение. Германия, которая “превыше всего”, будет повержена всем миром. Импульсивной Италии теперь приходится так много думать, что для любой другой страны подобную задумчивость мы сочли бы даже опасной. А “нейтральная Америка” стала теперь настолько пристрастной, что ее правая рука грозит левой, и обе вместе — телу.

Не сердитесь на президента Вильсона. Он решает проблемы нынешней войны так, как будто на дворе стоит 500 г. до н. э., но взгляд издалека, как правило, создает самое верное впечатление. Профессор в нём всегда был сильнее политика. Сейчас он очень несчастен. Почему? О, это государственное дело, а я пишу для широкой публики! Я знаю столько секретов, что вынужден быть осторожным, как семейный доктор.

Но есть один “Американец, стоящий на страже этой ночью”. Кто же это? Старый Авраам Линкольн, который отказался от Небес ради той страны, в которой он жил, и ради которой умер.

Нет, больше я вам о нем ничего не скажу. Есть нечто святое в той душе, которая отказывается от покоя. Он не уйдет далеко от Земли до тех пор, пока Америка не пройдет через следующее великое испытание. Когда это произойдет? Как сказало бы Прекрасное Существо: “Нет, дитя моё, ты слишком любопытна”.

И все-таки вам хотелось бы побольше узнать об Аврааме Линкольне! Несколько лет тому назад мне и самому хотелось это узнать; но я не задавал так много вопросов. Это некрасиво, — как сказали бы няньки-француженки.

Письмо XVIII

Мастер сострадания

10 апреля 1915 г

В своей прошлой книге я напоминал вам о том, что ваши друзья, перешедшие в астральный мир, знали далеко не всё; и что хотя их зрение стало более совершенным и менее затемненным материей, все же они не могут делать таких многословных пророчеств, как профессиональные гадалки, или, по крайней мере, они достаточно мудры, чтобы не пытаться их делать. Сейчас мне хотелось бы остановиться на этом вопросе подробнее, только тема моего рассказа будет гораздо более возвышенной, нежели обычные обитатели астрального уровня.

Начну с того, что среди нас нет абсолютного единства во мнениях относительно всех деталей окончания этой войны. У нас есть двое особо рьяных спорщиков, которые, хотя и стремятся к одному и тому же исходу — достижению мира, — не во всём согласны друг с другом относительно наилучших путей его достижения.

Один наш Брат, все еще проводящий большую часть времени в физическом теле, очень хотел бы уменьшить силу удара, который должен обрушиться в этой войне на одну из наций. Нам всем тоже очень бы этого хотелось; но он еще придумал план, реализация которого, по его мнению, приведет к действительно существенному ослаблению этого удара. Он знает, что реализовать этот план ему вполне по силам; но он достаточно мудр для того, чтобы не подстегивать события. Он никому не навязывает свою программу. Он лишь старается ненавязчиво вдохновлять тех, в чьей власти начать реализацию программы мира по предложенному им образцу. Мы даже не пытаемся изменить поток его человеколюбивых мыслей, поскольку он — единственный среди нас (а говоря о “нас”, я имею в виду Братьев, достигших определенного уровня развития); так вот, он — единственный среди нас, кто проявляет к одной расе больше сочувствия, нежели ко всем остальным. Он не так стар, как некоторые из нас, но все же он — один из самых великих.

Он волен делать то, что ему нравится, но сам я, признаюсь, не очень уверен. С одной стороны, он — мудрее меня; но с другой стороны, на мое суждение не влияет сочувственное отношение к моей собственной стране, которая, к тому же, не участвует в войне непосредственно, так что я могу быть даже более беспристрастным судьей, чем он.

Не подумайте, что я подозреваю своего Брата в слабости. Любовь — это не слабость.

Не так давно этот Брат рукою своего ученика записал одно предсказание, и оно, вероятно, сбудется. Но никто из нас даже пальцем не пошевелит ради того, чтобы оно сбылось. В конце концов, если это действительно наилучший путь, то его поддержат все.

Даже Учитель не знает всего, хотя незрячему взору менее развитого человека он представляется всезнающим. Но Учитель слишком мудр, чтобы пытаться навязать миру свою индивидуальную волю. Черный маг старается добиться исполнения своих желаний, навязывая свою волю другим, и часто ему это удается; но он далеко не всегда учитывает при этом ответную реакцию. Белый Учитель помнит о ней всегда. Он действует в соответствии с Законом.

Сейчас в Америке появляется школа магии (поскольку то, чем она занимается, есть одна из форм магии), учителя этой школы учат своих последователей добиваться желаемого результата, реализовывать в материальном мире материальные желания своих сердец. И это им удается — наиболее сильным из них — если их желания не идут вразрез с великим потоком желаний, несущим расу вперед. Но, как правило, эти материальные желания не полностью согласуются с кармой высказывающего их человека; и в результате сложившееся равновесие хорошей и плохой кармы оказывается настолько истощенным с одной стороны, что на следующую жизнь человеку остается только великое множество плохой кармы, слабой кармы, которая так и не была должным образом распределена в то время, когда человек забавлялся своей новой игрушкой — той магической силой, которую он использовал для того, чтобы превратить свою прошлую жизнь в сплошную беззаботную песню.

Самый лучший способ достичь желаемого — это желать того, что согласуется с предписаниями Великого Закона. Именно так и поступают Учителя. И я вовсе не отрицаю величия моего Брата, о котором я говорил до этого. Его желания, как и желания каждого из нас, согласуются с волей Великого Закона; и даже если любовь к своей собственной родине вдохновила его на создание плана действий, который представляется ему соответствующим Великому Закону, то все равно можно не сомневаться в том, что он не стал бы приводить этот план в исполнение (даже если бы мог), не убедившись предварительно, что при этом он никоим образом этот Закон не нарушит.

Для человека, который еще не достиг совершенства Учителя, всегда существует опасность того, что его умозаключения окажутся противоречащими Закону кармы. Если бедный человек хочет разбогатеть, и это желание достаточно сильно, он может разбогатеть; но при этом он может упустить многие другие вещи, в которых его душа нуждается гораздо в большей степени, чем в богатстве.

Одной из величайших опасностей, грозящих Америке в будущем, является опасность черной магии. Среди сотен мужчин и женщин, увлекающихся Новым Мышлением, Христианской Наукой, церемониальной магией и некоторыми определенными философскими учениями, пусть даже преследующими (на словах) самые высокие цели, с трудом можно найти хотя бы одного, чей интерес был бы действительно чистым и бескорыстным.

В Америке заключена великая сила. Неизведанные холмы и горы полны свежих, новых энергий, которые может использовать человек. И астральный мир над Америкой — тот слой астральной материи, который лежит непосредственно за пределами физического материка, подобно тому, как аура человека обрамляет его тело — этот астральный слой над Америкой полон сил, элементальных и астральных, которыми могут осознанно пользоваться те, кто умеет с ними обращаться, и которые бессознательно используют те, чьи личностные желания настолько сильны, что могут приводить в движение более или менее имперсональные силы; и этот астральный мир уже приведен в движение силой желания или воли.

Великая опасность подстерегает на этом пути тех, кто использует эти силы во зло, а грань, отделяющая корыстные желания от зла — очень тонка.

В этой расе стремятся переродиться многие из тех, чья магическая деятельность, связанная с темными силами, была прервана еще в древние дни Атлантиды. Да, то, что рассказывают об Атлантиде, — правда. И многие из тех душ возвращаются: некоторые — сюда, некоторые в другие страны. Но основной их поток движется в направлении Нового Света. Так что именно вам, равно как и всем тем, кто знает, что магия, направленная на достижение корыстных целей, есть Черная магия, предстоит предостерегать тех, кто слишком увлечен мыслью о том, что можно построить свое собственное счастье за счет других.

А предупредить их необходимо. И я сам хотел бы сказать тем, кто стремится к оккультному знанию с единственной целью — достичь исполнения своих корыстных желаний, что если они встанут на пути Закона, который прививает новой Расе бескорыстие, они погибнут снова, как погибли до того, во времена Атлантиды. Я вовсе не хочу сказать, что погибнут их души, пресекутся раньше срока только их земные жизни, а результаты их вредоносной деятельности будут сведены на нет.

Надеюсь, вас не слишком шокирует, если я скажу вам, что в Европе и до войны и во время войны действовали “искусственные элементалы”, созданные во времена Атлантиды. Эти существа (а у них есть сила и псевдо-индивидуальность) использовались в этой войне теми — ныне вновь воплотившимися — кто создал их много веков назад. Благодаря действию силы притяжения они снова оказались во власти своих создателей.

Одно из таких созданий было уничтожено в июле прошлого года, и я участвовал в его уничтожении.

Во время рождения новой расы необычайно активизируется воля. А потому используйте свою волю в согласии с Законом, а не вопреки ему.

Понимаете ли вы — вы, которые ставят свои желания превыше всего, что каждый из вас — всего лишь капля в потоке душ? Капля, которая, будучи отделена от потока, может быть сожжена солнцем и обращена в пар, после чего ей долго придется скитаться в таком состоянии, прежде чем она сможет снова вернуться в поток.

Но не считайте таковым моего Брата, который хочет смягчить удар, направленный на его страну. Я тоже хочу лучшего будущего для своей страны, потому-то я и пишу сейчас о новой Расе, которой предстоит родиться в Америке. Но если бы я узнал — от своих ли Братьев, или благодаря своему внутреннему озарению — что новой Расе лучше всего появиться на свет в другой стране, то начал бы с неменьшим усердием трудиться ради достижения этой цели. Так же и мой Брат. Мы — те, кто трудится во исполнение Закона — ставим благо человеческой расы выше всех своих личных привязанностей. Все расы суть одна Раса, человеческая, и мы все работаем вместе как одно целое.

продолжение следует