Уникальная Швейцария

Опубликовано: 5 апреля 2002 г.
Рубрики:

Все страны неповторимы, но некоторые - неповторимее других. Кто мог сто пятьдесят лет назад хотя бы вообразить себе появление Израиля? А 350 лет назад, при Алексее Михайловиче, - появление имперской России? Однако и рядом с самыми неповторимыми странами не поблекнет неповторимость Швейцарии. По целому ряду важнейших пунктов она - единственная и первая.

Из существующих сегодня стран она первой отвергла монархический принцип. Отвергла в борьбе: провозгласила и отстояла свою свободу. Швейцарский пастух со своим двуручным мечом оказался единственным солдатом в Европе, способным противостоять рыцарю-дворянину. Она стала первой в истории федерацией, предвосхитившей Соединенные Штаты и Германию. В ней впервые в истории утвердилось равноправие между разными этносами, языками и религиями, впервые оказался не нужен единый общегосударственный язык. Сейчас многие страны живут разноплеменными общинами; именно в этом, говорят социологи, будущее планеты, переходный этап, после которого народов вообще не станет. И опять Швейцария тут всем показала пример. А ее неслыханное для горной страны благосостояние? Она - впереди планеты всей по доходу на душу населения, при том, что в стране нет ни полезных ископаемых, ни выхода к морю, ни энергетических ресурсов, кроме рек и водопадов. На что ни бросишь взгляд - все в Швейцарии необычайно. Древние гельветы должны были быть поистине незаурядным племенем, чтобы положить начало такому своеобразию. И совершенно понятно, почему такая страна, находясь в самом центре Западной Европы, держится особняком от прочих: 350 лет (с самого Вестфальского мира 1648 года) она остается нейтральной, не входит в Европейский Союз - и даже в ООН до сих пор не входила. Теперь - решила войти. Таков результат недавнего референдума.

Пятьдесят пять процентов швейцарцев проголосовали за вступление, 45% - против. Неожиданность здесь не положительный исход референдума, а десятипроцентный отрыв. Ожидалась разница в один-два процента, даже - в доли процента. Но референдум проводился еще и по кантонам, и вот здесь до последнего момента неясно было, чья возьмет. Последним высказался Цюрих - его голос и стал решающим. Окончательный счет 12: 11 в пользу присоединения. (Заметим, что всего кантонов - 26; стало быть, целых три кантона вообще не сумели выработать отношения к ООН.)

Итак, конец альпийской нирване, которая живет сама по себе, в отрыве от прочего человечества? Победившая коалиция политических партий, банков, газет и церквей говорит: да, изоляционизм не имеет будущего. Человечество сплачивается, этот процесс необратим. Швейцария не может больше оставаться в стороне от мира. Но в политическом смысле она остается нейтральной.

Любопытно посмотреть, как разделились голоса на референдуме по национальному, языковому и социальному признакам. В качестве прогрессивной силы выступили носители французского языка и горожане; в качестве консервативной силы - те, кто говорят по-немецки и по-итальянски - и те, кто работает на земле. Доводы консерваторов сводились к следующему: войдя в ООН, страна обеднеет, ее суверенитет пошатнется, ее вековой нейтралитет станет игрушкой в руках пяти постоянных членов Совета безопасности, особенно же - Соединенных Штатов.

Заметим, что в Швейцарии есть еще и четвертый язык: ретороманский. На нем говорят в долине Рейна, причем имеются левобережный и правобережный диалекты. Носителей этого языка в Швейцарии - не более 70 тысяч человек, но он - тоже государственный, правда, не на федеральном, а только на кантональном уровне. Тех, кто на нем говорит, называют романшами, а происходят они, по легенде, от римских легионеров. Перед нами еще один глубоко отпечатавшийся след Древнего Рима.

В войнах XIV-XV веков швейцарские ополченцы, неожиданно для себя сами, оказались лучшими солдатами Европы. Заметив это, бедные землепашцы и пастухи (тогда все в этой стране были бедными) во множестве стали идти в наемные солдаты к европейским монархам и республикам. Нанимались поодиночке и целыми полками. Но очень скоро выяснилось, что непревзойденные бойцы на своей земле, они гораздо хуже сражаются за деньги. Они и сами это поняли, и после знаменитой Тридцатилетней войны (1618-48) уже никогда не сражались ни с кем, тем более за границей. Теперь, после вступления в ООН, картина может измениться. В Швейцарии есть армия, и ее подразделения могут быть призваны для несения службы поддержания мира в любой точке планеты. Эта перспектива не нравится многим швейцарцам; во время референдума она стала козырем в руках консервативных сил; впрочем, как видим, недостаточным. Не помогли и напоминания о том, что именно благодаря теперешней изоляции Швейцария стала единственной страной в Европе, избежавшей кошмаров второй мировой войны.

Но старому - конец. Уже сейчас можно слышать вопрос (пока - очень осторожный): а не подумать ли Швейцарии о вступлении в Европейский Союз? Впрочем, в обозримом будущем этого, похоже, не произойдет. Тут может потребоваться еще одно поколение. Напомним, что теперешний референдум - не первый. В 1986 году за вступление в ООН проголосовало 25% швейцарцев, против - 75%.

Генеральный секретарь ООН Кофи Аннан приветствовал решение кантонов. Довольны и правительства большинства западных стран, которые, заметим, самым тщательным образом воздерживались от малейшего давления на Швейцарию, - боялись задеть самолюбие и гордость швейцарцев, бесконечно дорожащих независимостью и особенностью своей страны.

Значение Швейцарии так велико, что сама ООН испытывает подобие гордости от признания своей роли со стороны семимиллионного народа крохотной горной страны. Это чувство сквозит во многих высказываниях работающих в ООН дипломатов.

Неожиданностью референдума стало то, в какой мере он всколыхнул страсти сдержанных швейцарцев. Против вступления в ООН с ожесточением боролся глава Народной партии, промышленник-миллиардер Кристоф Блохер. По всей стране можно было видеть его плакаты, на которых слово нейтралитет разрубалось пополам топором дровосека. "Этот шаг ограничит наши свободы и права человека, - утверждает Блохер. - Что до нейтралитета, то ему - самое меньшее - будет нанесен серьезный удар..."

Порядковый номер Швейцарии в ООН - 190-й. До референдума было две важных и богатых страны на свете, сторонившихся ООН... Теперь осталась одна, быть может, самая богатая: Ватикан.