Дети и развод родителей

Опубликовано: 8 июля 2002 г.
Рубрики:

Из-за развода супругов часто страдают дети. Развод может вызвать у детей гнев, состояние тревоги, растерянность, агрессивное поведение. Такое происходит в первые несколько лет после развода. Но психологические проблемы могут остаться на всю жизнь: последствия детских переживаний после развода родителей могут привести к неуверенности в себе и к страху перед близкими отношениями с другими людьми.

У большинства детей восстанавливается психическое равновесие, и они находят своё счастье в жизни, создают нормальную семью. Однако учёные-психологи считают, что детям после развода родителей профессиональная психологическая помощь оказывается недостаточно, и что процессу их скорейшего психического восстановления необходимо уделять больше внимания.

Профессор психологии из университета штата Вирджиния Мэвис Хетерингтон опубликовала недавно книгу "Развод - к лучшему или к худшему: возвращение к обсуждению". Книга написана в соавторстве с Джоном Келли и вышла в издательстве "Нортон". Профессор Хетерингтон вновь подняла вопрос, который давно вызывал споры у психологов и социологов.

"Развод - это ситуация повышенного риска, - говорит профессор, - но большинство детей способны принять новую ситуацию в семье, приспособиться к новым условиям".

Исследования, проводимые профессором Мэвис Хетерингтон в течение 30 лет, показали, что 20%-25% детей, чьи родители разошлись, могут остаться эмоционально травмированными на всю жизнь. В крепких семьях, где супруги воспитывают детей вместе, всего 10% детей растут с эмоциональными и поведенческими проблемами.

В то же время радует установленный факт, что 75%-80% детей из семей, где родители разошлись, функционируют вполне нормально. В течение максимум шести лет после развода они психологически мало чем отличаются от детей из так называемых "благополучных" семей.

О другой стороне проблемы детей в разбитых семьях пишут профессора Джудит Уоллерстайн, Джулия Льюис и Сандра Блейксли. В их книге "Неожиданное наследие развода: 25 лет знаковых исследований", выпущенной издательством "Гиперион", внимание концентрируется на том, как дети после развода родителей пытаются преодолеть обостряющееся чувство одиночества и тревоги из-за нехватки любви и заботы.

Уоллерстайн пришла к выводу, что дети, пережившие разрыв родителей и выросшие в разбитой семье, хуже подготовлены к созданию собственной нормальной, здоровой семьи. Они во взрослой жизни больше боятся провала в личных отношениях. Они больше неуверены в себе, больше боятся неверности, тяжелее переживают разрыв отношений. Они страстно желают любви, но страшатся никогда не получить её.

И Уоллерстайн, и Хетерингтон проводили исследования среди белых американцев среднего класса среднего возраста, которые пережили развод родителей в начале 70-х годов. Тогда количество разводов достигало 50% и каждый второй брак распадался.

Профессор Уоллерстайн, клинический психолог, сама опрашивала детей и родителей, тогда как профессор Хетерингтон собирала научные материалы с помощью ассистентов, беседовавших с детьми и родителями и наблюдавших за развитием отношений в семьях. Субъекты, за которыми наблюдали помощники профессора Хетерингтон, описывали в специальном журнале свои действия и чувства, и проходили стандартизированные тесты. В исследованиях профессора Уоллерстайн участвовали 59 распавшихся семей. Она брала показания у каждого из детей и их разошедшихся родителей 5 раз в течение 25 лет, и сравнивала эти беседы с теми, что вела с 44-мя взрослыми, которые выросли в нераспавшихся семьях.

Профессор Хетерингтон исследовала более 1400 семей, из которых распалась половина. Данные по большинству из этих семей собирались 7 раз на протяжении 24 лет. Некоторые наблюдатели считают, что данные, собранные у 1400 семей намного точнее данных, собранных у 59 семей. Так профессор-социолог Эндрю Черлин из университета Джонса Гопкинса более критически оценивает работу профессора Уоллерстайн. "Её выводы, - говорит профессор Черлин, - основываются на случаях, когда развод проходит наиболее болезненно и конфликтно. Но при этом профессор Уоллерстайн утверждает, что исследованные ею 59 семей типичны для всех, окончившихся разводом".

При всех расхождениях некоторые выводы обеих сторон аналогичны. Например, в распавшихся семьях дети, особенно девочки, берут на себя ответственность за нормализацию жизни других членов семьи.

Хетерингтон описывает случай 8-летней Джинни, которая стала сама стала вести домашнее хозяйство, когда её мать в результате развода заболела хроническим синдромом усталости. 8-летняя Джинни стала обстирывать семью, готовить еду, купать маленького братика и читать ему ежевечерне сказки перед сном. Джинни справилась со своей задачей потому, что мать всё-таки не свалила всё на детские плечи дочери и кризис продолжался не слишком долго. Джинни со временем превратилась в сильную, уверенную в себе и вполне счастливую женщину. "Если дети получают хоть какую-то поддержку в семье, реакция на развод родителей может дать даже положительный эффект", - говорит профессор Хетерингтон. "Девочки, например, взрослеют быстрее, учатся ответственности, стойкости, они более приспособлены к взрослой жизни и её трудностям".

Уоллерстайн приводит пример 12-летней Кэрен, которая, практически, заменила мать для своей младшей сестрёнки, когда мать после развода впала в глубокую депрессию. 12-летняя Кэрен взяла на себя заботу не только о матери и сестре, но и делала покупки для своего отца. Кэрен, став взрослой, не сразу обрела счастье. Она долго жила с нелюбимым и неуважаемым ею человеком только потому, что знала: он её не бросит. Позднее, удачно выйдя замуж, она тщательно избегала конфликтов с мужем, панически боясь развода. И перед сном её мучает страх, что когда она утром проснётся - муж, дети, хорошая семья - всё исчезнет.

Отцовские чувства у мужчин, переживших развод, по данным исследований, обостряются. Хетерингтон обращает внимание на то, что отцы после развода начинают понимать, какую важную в их жизни роль играют дети. В результате отношения отцов с детьми могут стать гораздо ближе, чем если бы брак не распался и воспитанием детей, по традиции, занималась бы больше мать, чем отец.

Но по данным профессора Уоллерстайн, большинство разведённых отцов - 70% из тех, что участвовали в исследовании, - не платили за высшее образование своих детей. А из числа остававшихся в браке мужчин только 10% отказывались платить за учёбу детей. Недостатком фиансовой поддержки объясняется тот факт, что в Америке только 70% детей из распавшихся семей идут в колледж, тогда как в "благополучных" семьях 85% детей идут в высшие учебные заведения.

Отцы говорят: смотри, я сделал всё, что требует от меня закон, хватит. Отцовская поддержка часто прекращается, как только ребёнок достигает 18-летия.

Профессор Хетерингтон пришла к аналогичным выводам, хотя цифры у ней иные: 35% мужчин после развода ничего не платят за высшее образование своих детей. Он говорит, что отцы, ушедшие из семьи, меньше дают денег потому, что не могут контролировать, как эти деньги расходуются и имеют гораздо меньше влияния на решения своих детей. Однако, всё же есть основания для оптимизма, ибо в последнее время почти каждый третий мужчина из распавшихся семей встречается со своими детьми по крайней мере один раз в неделю. В 70-х годах это был только каждый четвёртый.

Дети из семей, в которых родители разошлись, в будущем чаще испытывают трудности в собственном браке. Выросшие в таких семьях женщины в два раза чаще разводятся. Таковы данные техасского социолога Норвала Гленна. У мужчин из "неблагополучных семей" риск последующего развода равен 30%. Причину этого профессор Уоллерстайн видит в том, что перед глазами детей нет положительного примера. И когда развод приходит в их семью, это тот кошмар, которого они так боялись. Впрочем, причина может быть и в том, что с детства закладывается в них неверие в прочный супружеский союз. Не исключена также некая генетическая предрасположенность... нет, не к самому разводу, но к нестабильности поведения, к антисоциальному поведению, раздрожительности, импульсивности, неумению приспосабливаться, а эти качества часто ведут к распаду брака.

Некоторые учёные утверждают, что незачем противопоставлять результаты исследований двух профессоров, ибо они не исключают, а дополняют друг друга. Так считают и директор Национального проекта по изучению института брака при Ратгерском университете Дэвид Попеноу и психиатр из Йельского центра детских исследований Кайл Пруэтт. "Оба исследования говорят, в конце концов, о том, что развод - это процесс, который можно держать под контролем и в котором обе стороны должны искать цивилизованный путь. И это не смертный приговор ни для детей, ни для взрослых".