Кипр и Европа

Опубликовано: 3 октября 2002 г.
Рубрики:

      В 2004 году Европейский Союз намерен включить в свой состав еще десять стран. Одна из них — целиком находится в Азии. Это Кипр. Конечно, исторически остров тяготеет к Европе, а в культурном плане, пожалуй, и принадлежит ей, но так было не всегда. В наши дни на Кипре номинально одно государство, на деле же два. Этот раскол не признан народами мира и препятствует вступлению Кипра в ЕС. И не только Кипра. Греция заявила, что не даст согласия на вступление в ЕС девяти других стран-кандидатов (Польши, Чехии, Венгрии, Словакии, Словении, Мальты, Эстонии, Латвии и Литвы), если кипрская проблема не будет решена. А проблема не из простых.

      Кипр — один из древнейших очагов цивилизации. Он был заселен еще в десятом тысячелетии до новой эры, в эпоху неолита. Следующий пласт раскопок (XVI-XI века до н.э.) вскрывает эпоху бронзового века — и присутствие гостей из догомеровской и гомеровской Греции: ахейцев и представителей крито-микенской культуры. В VII веке до н.э. на Крите — одиннадцать крохотных финикийских царств, номинально подчиненных Ассирии. После смерти Александра (323 г. до н. э.) остров отходит к эллинистическому Египту Птолемея I. В 58 г. до н. э. остров завоевывают римляне. В 45 г. новой эры здесь появляются первые христиане, а после Иудейской войны (66-73 г.) и разрушения Храма — оседают еврейские беженцы. В 116 г. император Адриан подавил тут еврейское восстание и изгнал евреев с Кипра. После раздела Римской империи (395 г.) остров в течение примерно семисот лет находился в поле зрения Константинополя, считавшего его своим. На деле в VII-IX веках Византии приходилось делить Кипр с халифатом. В 1191 году крестоносец Ричард Львиное Сердце захватил остров по пути к Святую землю (где он так и не сумел победить Саладина — и, судя по всему, не увидел даже стен Иерусалима). Королем острова Ричард оставляет Ги де Лузиньяна, носителя титула короля Иерусалимского (изгнанного из Иерусалима Саладином в 1187 году). Династия Лузиньяна и его титул просуществовали столетия. В XV веке остров отходит к Венеции; в 1573 году — к туркам. С 1878 году островом управляли британцы — с согласия султана, его номинального владыки. В ходе первой мировой войны Великобритания аннексировала Кипр, в 1915-м предложила его Греции, но та не сумела удержать Кипр, и с1924-го по 1959 он был британской колонией. Такова предыстория.

      Сегодня на Кипре — два основных народа: греки и турки. Первых — около 80% процентов, вторых — около 20%. Они мирно уживались под властью Великобритании. Но после обретения Кипром независимости в 1960 году отношения обострились. Конфликт носил национально-религиозный характер. Православное большинство, главным образом в лице некоторых епископов, стало теснить мусульманское меньшинство. Возникло движение за присоединение острова к Греции (энозис). Националистические настроения подогревались Афинами, где у власти в это время находилась военная хунта. В июле 1974-м была предпринята попытка переворота. В ответ Турция высадила на Кипре десант и захватила турецкую часть острова — весь север, составляющий примерно 37% территории. Здесь было провозглашена Турецкая республика Северный Кипр, по сей день не признанная миром. Демаркационная линия, патрулируемая войсками ООН (в настоящее время британцами), проходит через столицу Кипра, Никосию.

      Греческий Кипр, разумеется, признан народами мира — просто потому, что номинально он — тот самый Кипр, который входил в ООН до турецкого вторжения. Тот самый — только на треть урезанный.

      Здесь и зарыта собака. Европейский Союз не может принять в свой состав один греческий Кипр. Препятствует Греция. Она требует восстановления прежнего Кипра, греко-турецкого. Печется она, конечно, не о турках, а о родственных по языку и религии греках, которых на острове — большинство. В руках у Греции — важный козырь. Для приема новых стран в ЕС необходимо согласие всех стран союза. И вот Греция грозит заблокировать прием остальных девяти стран-кандидатов, если кипрский конфликт не будет разрешен. А сроки — поджимают. В декабре должна состояться встреча в верхах в Копенгагене, на которой планируется утвердить расширение союза.

      Сегодня между греческими и турецкими киприотами ведутся переговоры. Не очень обнадеживающие. Идея греческой стороны — федеральное государство; что-то вроде Бельгии. Греки предлагают туркам право вето и половину мест в верхней палате парламента, хотя тех — в четыре раза меньше. Но турецкая сторона упирается. А за ее спиной бряцают оружием националисты Турции, в которой нарастают антизападные настроения и всё явственнее поднимает голову мусульманский фундаментализм.

      Настроения сами островитян — однозначно проевропейские. Тут греки и турки совершенно согласны. В прошлом году семь тысяч турецких киприотов получили паспорта от греческого правительства Никосии, хотя в турецкой части острова это — уголовное преступление. Зачем? Да просто люди о будущем думают, боятся остаться в стороне, не получить европейских льгот. Вдруг ЕС все-таки примет греческий Кипр, а турецкий — не примет? Вот их логика. Но и те, кто не взял паспортов, во все глаза смотрят на Европу. После вступления в ЕС турецкая часть Кипра будет ежегодно получать по 200 миллионов евро. Как тут не хотеть присоединения? Что до греческой части, то она и сама не бедна. Валовой внутренний продукт на душу населения — 16 тысяч евро в год. Никосия подчеркивает, что за вступление стоят все 100% греческого населения — и что Кипр не будет нуждаться в субсидиях; наоборот, будет исправно вносить свою долю в казну ЕС. Так что на этом острове Европа выгодна всем.