Скорблю об оскорблении

Опубликовано: 3 октября 2002 г.
Рубрики:

      Меня отнюдь не задевает упоминание о Боге в Присяге верности Соединенным Штатам Америки. Я достаточно стар, чтобы помнить те времена, когда эта Присяга не упоминала Бога. Я, однако, хорошо помню, что, когда слова «под Богом», были добавлены, меня это никак не затронуло. Меня точно также никак не задевает, что на стенах в наших судах и школах висят библейские «Десять заповедей». Я бы даже не возражал, чтобы их повесили и в пиццериях, и в аэропортах, и в авторемонтных мастерских.

      Я совершенно не понимаю, почему упоминание о Боге или о Десяти Заповедях в школах кажется кому-то оскорбительным. Если один вид чего-то, относящегося к религии, многим неприятен, то я считаю, что они должны быть оскорблены наличием церквей, синагог и мечетей на наших улицах. Ведь они прекрасно видны из окон автомобилей и автобусов, да еще, к тому же, получают правительственные субсидии. Я жду, когда введут постановление об обязательном зашторивании автобусных окон в тот момент, когда автобус проезжает мимо какого-либо религиозного учреждения, или примут закон, предусматривающий сооружение всех новых церквей в подвальных помещениях без окон, или маскировку этих самых учреждений под предприятия общественного питания типа Макдональдс или Пицца Хат.

      Почему же я чувствую себя задетым и оскорбленным? Потому что я оскорблен теми, кого так сильно задевает упоминание имени Божьего и потому что эти узколобые ханжи оскорбляют не только меня, но и миллионы других. В конце концов, надо быть последним идиотом, чтобы, ссылаясь на первую Поправку к Конституции (где говорится, что «Конгресс не должен принимать законы, поддерживающие учреждение религии, или запрещать свободу вероисповедования»), требовать отмены рождественских украшений и ханукальных минор в общественных местах или запрещения развешивания Десяти Заповедей на школьных стенах. Отцы — основатели Соединенных Штатов были людьми совсем не глупыми; если бы они подразумевали то, что сегодняшние идиоты им приписывают, то они не стали бы печатать «Мы верим в Бога» на наших деньгах, не направили бы священников в Конгресс и в армию, и не стали бы упоминать в самом начале Декларации Независимости Создателя, наделившего всех нас нашими неотъемлемыми правами

      Я гораздо больше оскорблен полным отсутствием уважения к другим в более мирских областях, нежели этими нелепыми нападками на имя Божье. Меня до глубины души возмущает, когда водители не включают сигнал поворота и создают из-за этого аварийную ситуацию на дорогах.

      Я оскорблен какофонической «музыкой», несущейся на полной громкости из автомобилей на улицах и бензоколонках — молодые варвары, оскорбляющие общественный покой вредным шумом, намеренно держат окна автомобилей открытыми, чтобы вызвать раздражение и неприятие у как можно большего количества людей.

      Я предаюсь воспоминаниям. Я помню время, когда по телевидению передавали много реклам дезодоранта для подмышек, лейтмотивом которых была потребность «не оскорблять обоняние окружающих». Я уже давно не вижу таких реклам. Наверное, потому что сейчас мало кого заботит, оскорбляют ли они окружающих своей музыкой, запахом пота, плохим вождением, разговорами во время киносеанса, плохим запахом изо рта... У меня нет данных о продаже дезодоранта в течение последнего десятилетия, но я держу пари, что они снизились. Когда кинозвезды позволяют себе появляться в Академии в драных майках, то почему видящий это подросток должен заботиться о том, воняет ли от него потом?

      В результате получается, что единственные, кто оскорбляют нас в соответствии с законом и правилами «политической корректности» — это Бог и сигареты. Я, лично, оскорблен борьбой против и того, и другого. Я не курю, я бросил эту привычку пятнадцать лет тому назад, но я возмущен гонениями против курильщиков. Благонамеренные идиоты, во главе с известным кинорежиссером Робом Райнером, которые в 1998 году умудрились ввести в Калифорнии налог в размере 50 центов на пачку сигарет, особенно меня оскорбляют. Этот грабеж прежде всего направлен на самые бедные слои населения, на тех, кто недостаточно умен и образован, чтобы покупать безналоговые сигареты на Интернете, или покупать их за полцены в индейских резервациях или в Мексике. Это жестоко по отношению к тем, кто меньше всего могут себе позволить тратить эти лишние 50 центов, это лишило Калифорнию десятков миллионов долларов дохода в потерянных налогах, и это отрицательно воздействовало на тысячи мелких бизнесов, которые зависели от продажи табака. Разве из-за повышения налога на сигареты люди перестали курить? Да и как они могли перестать, когда сами анти-курильщики объявили, что привыкание к никотину сильнее, чем к героину?. Даже официальная статистика по продаже табачных изделий показывает, что в 1988 году 18,4 % взрослых калифорнийцев курили. В 2001 процент курильщиков составил 17.3 %, но эта цифра не учитывает тех, кто покупает контрабандные или интернетовские сигареты. Я хотел бы видеть реальную статистику о курильщиках, начиная с 1998 года, и я хотел бы, чтобы Роб Райнер и иже с ним признали свою глупость. Дождусь ли я этого? Как бы не так! Но пока не дождусь, я буду чувствовать себя оскорбленным.